Красная строка № 26 (207) от 20 июля 2012 года

История всем воздаст по заслугам

В исторический год России, вспоминая два прошедших века, видимо, было бы неверно ограничиваться повествованием о военных событиях минувшего времени, поскольку в конечном счете военные победы и неудачи являются результатом предшествующего многолетнего социально-экономического развития.

В самом деле, что предшествовало победному изгнанию Наполеона из России? С одной стороны — экономическая разруха в Западной Европе в результате долговременных наполеоновских войн, а с другой стороны — экономический подъём в России с последней четверти XVIII века.

А что было позднее, в период от правления Николая Первого с Александром Бенкендорфом до завершения царствования Николая Второго с Григорием Распутиным? Всего за 64 года до Октябрьской революции (1853—1917 гг.) Россия позорно проиграла сначала Крымскую войну, затем войну с Японией и наконец — Первую мировую войну.

Причина одна — в то время как страны-победительницы занимались индустриализацией и осваивали исторически более зрелые социально-экономические отношения, Россия сначала пыталась упрямо застыть в крепостничестве. Но и в дальнейшем, уже после отмены крепостного права, элита продолжала заботливо оберегать помещичье хозяйство, другие свои привилегии, не желала замечать гнетущую нищету основной массы населения, 52% которого (в том числе свыше 80% женщин) даже в 1917 году не умели читать и писать.

Страна была крестьянская (в селе проживало 82% населения). Основное орудие труда — соха. Традиционная обувь — лапти. Промышленность, внешняя торговля и банковское дело более чем на треть принадлежали зарубежным предпринимателям. Размер государственного долга (к 1914 году — самый большой в мире) был вполне достаточен, чтобы вынудить Россию вступить в многолетнюю империалистическую войну, в защиту интересов зарубежных кредиторов.

Прошло еще 70 лет. Благодаря радикальному изменению курса социально-экономической политики в советские годы удалось превратить Россию во вторую по экономической мощи индустриально-аграрную державу, с лучшими в мире показателями образованности и высокими темпами прироста населения.

В СМИ нередко этот глобально значимый исторический факт затуманивается эмоциональными рассказами об отдельных реальных и вымышленных событиях последних 200 лет российской истории. Думаем, что одна из главных причин того, что за отдельными деревьями событий теряется видение всего леса истории, связана с тем, что одни из популярных комментаторов (Ю. Пивоваров, Н. Сванидзе, В. Мединский и др.) просто не знают, а другие — умышленно игнорируют накопленный наукой объективный статистический материал.

А ведь цифры, тем более рассматриваемые в динамике, — упрямая вещь. Получить доступ к некоторым из таких цифр практически несложно. И чтобы подтвердить принципиальную возможность привлечения подобной информации к обсуждению вопросов, которые логически вытекают из рекомендации — отметить 2012 год как год исторический, — предлагаем для начала обратиться к таблице 1.

Как видим, до начала антисоветских реформ, в 1800—1989 гг. в нашей стране отмечалась устойчивая тенденция ускорения экономического прогресса. Причем не только по народному хозяйству в целом, но и в такой сложной отрасти, как сельское хозяйство. При этом заметим, что лучшие результаты были достигнуты, когда после Октябрьского переворота страна избрала некапиталистический путь развития экономики.

Именно высокие темпы роста экономической мощи стали материальной основой того, что в СССР в течение семи десятилетий устойчиво поддерживались внутриполитическая стабильность и полная независимость в решении внешнеполитических проблем. Именно поэтому, в отличие от последних 90 лет царствования дома Романовых, в советские годы никому и никогда не удавалось навязать нашей стране свою недобрую волю.

Хотя попытки были. Когда в 1918—1921 гг. такая попытка была предпринята группой наиболее развитых европейских государств, Японией и США, помогавшими белогвардейскому движению, Россию советскую спасла от экономического порабощения, от сохранения безграмотности и других «прелестей» дооктябрьских времён — привлекательность социалистических идей. С помощью этих идей не только свершился Октябрьский переворот в России, но несколько позднее произошли революции в Германии, Венгрии, в Китае, восстание на французском флоте и т. д., что облегчило международное положение молодой Республики Советов.

А вот все последующие попытки подчинить СССР внешнему диктату решительно пресекались, с опорой не столько на идеологические приоритеты, сколько — в решающей мере — на неуклонно возраставшую экономическую мощь страны. Естественно, что в итоге Красная Армия вошла в историю как армия, неизменно побеждавшая захватчиков в навязанных нам войнах ХХ века.

При всей важности проблемы экономического роста в определении исторических судеб стран и народов не будем забывать, что основным элементом народного богатства является население, физически и морально способное к общественно полезному труду. В этой связи в таблице 2 можно воспользоваться уже вошедшими в научный оборот данными по динамике общей численности населения Западной Европы и нашей страны, но, к сожалению, без вычета тунеядцев и тех, кто занят общественно вредной деятельностью.

Обратим внимание: в досоветский период Россия заметно отставала от Западной Европы по среднегодовым приростам населения (в 1800—1850 гг. — в 1,4 раза, в 1851—1917 гг. — в 1,3 раза). Но как радикально изменилась ситуация после Октябрьской революции и особенно в 1918—1950 гг., которые и для нашей страны, и для Западной Европы были чрезвычайно трудными в социально-экономическом отношении!

Запад в эти годы пережил присущие капиталистической системе хозяйства циклические кризисы «перепроизводства» и сопутствовавший им голод в 1920, 1929—1933, 1938 и 1948 гг., а также демографические последствия Второй мировой войны, развязанной «цивилизованными» олигархами — в целях передела прибылей.

У нас были свои трагедии: война гражданская и последовавший за ней жесточайший голод 1921 года. Затем политически и финансово напряженная борьба за проведение ускоренной индустриализации и коллективизации, сопровождавшаяся дуболомными репрессиями в отношении идеологических противников и жертв бытовых наветов; рукотворный голод 1933 года. Наконец, Отечественная война, настолько подорвавшая процесс воспроизводства населения, что её последствия довольно остро мы почувствовали в форме «демографического эха» даже в середине 60-х годов.

И тем не менее, судя по таблице 2, Советскому Союзу в это труднейшее тридцатилетие удалось добиться заметно лучших результатов в росте численности населения, чем странам Западной Европы, а в последующие 40 лет преимущество СССР в решении данной проблемы закрепилось. Поэтому если в Западной Европе за 1918—1990 гг. численность населения увеличилась на 46%, то в нашей стране — на 78% (163 млн. в 1917 г. и 290 млн. человек в 1990 г.).

Само собой разумеется, что в принципе советская система хозяйствования позволяла добиться большего. А если этого не случилось, то причины тому могут быть троякого рода. Во-первых, недобрые соседи, сеявшие тревогу в невоенные годы, а затем незванно приходившие на нашу землю для жатвы многомиллионных смертей и многомиллиардных разрушений. Во-вторых, повлияли исторически значимые ошибки в управлении страной, допущенные теми, кому довелось быть руководителями. В-третьих, это вина тех наших граждан, которые видели ошибки на всех уровнях управления, но либо боялись бороться за их устранение, либо искренне считали, что в плохую погоду не следует раскачивать лодку.

Исторически значимые ошибки… Они потому и признаются исторически значимыми, что оставляют свой негативный след в долговременной динамике развития экономики и социальной сферы.

В этой связи вышеприведенные таблицы убедительно свидетельствуют: если серьёзными ошибками было отмечено и царствование дома Романовых, и советские времена, то определённо не нуждаются в особых комментариях приведенные в таблицах 1—2 показатели экономической и демографической динамики, сложившейся в Российской Федерации последних десятилетий.

Соответственно, можно себе представить, как уже в недалёком будущем история оценит деяния тех, кто в эти последние десятилетия управлял Россией. Как она оценит тех, кто оправдывал, а тем более — восхвалял их воистину нероновские и бироновские деяния. Воздаст история по заслугам и тем, кто «прославил» себя тупо-злобным или небескорыстно услужливым охаиванием предшествующей экономической и демографической истории России…

И. Загайтов,
проф., д. э. н.,
Н. Турищев,
к. э. н.

самые читаемые за месяц