Красная строка № 40 (262) от 29 ноября 2013 года

К философии поступка

8 ноября 2013 года в нашей газете была опубликована критическая статья В. Костина «О Лабейкиной, «окаянных днях» Бахтина и ветре перемен», которая вызвала немалый резонанс среди педагогической общественности. В частности, сотрудники Орлов­ского института усовершенствования учителей и руководители нескольких средних учебных заведений г. Орла направили в редакцию «Красной строки» свой ответ автору статьи. В соответствии с Законом «О средствах массовой информации», мы сегодня предлагаем вниманию читателей этот текст (с некоторыми сокращениями в юридически спорных местах и при переходе на личность В. Костина).

Что бы сказал М. М. Бахтин, прочитав статью так называемого своего ученика? Ему было бы стыдно за манипуляцию его чест­ным именем (и не только его)… Представленная в статье, опубликованной в газете «Красная строка» от 8 ноября 2013 года, позиция академика Петровской академии наук и искусств, доктора филологических наук, профессора В. И. Костина демонстрирует отсутствие какого-либо стремления к диалогу, культуры делового общения… И еще — уверенность в безнаказанности за содеянное. Многие, кто прочитал эту статью, испытали полное недоумение и возмущение… Не может быть другой нравственной реакции на целый ряд сфальсифицированных фактов, касающихся Орловского института усовершенствования учителей, его сотрудников и лично Галины Александровны Лабейкиной, руководителя института.

Авторитет Г. А. Лабейкиной, ее вклад в развитие образования признаны руководителями области, органов управления образования, образовательных учреждений и педагогами… Искажение фактов, использование недостоверной информации дискредитируют, в первую очередь, самого автора. В далекие семидесятые годы о М. М. Бахтине знали даже немногие ученые-лингвисты и философы.

Статья В. И. Костина не что иное, как сведение счётов… Плевать в колодец, из которого ты пьешь, к сожалению, наша далеко не лучшая национальная традиция. Вот что писал автор статьи недавно в «Путеводителе по музею М. М. Бахтина»: «Г. А. Лабейкина взяла рождающийся музей под свое крыло… И, конечно, музей не смог бы возникнуть без поддержки представителей власти…» (далее следуют фамилии руководителей области, некоторых из них В. И. Костин попытался очернить в своей статье).

Вызывает недоумение и тот факт, что В. И. Костин убежден, что только он знает, что такое «диалог культур», «историко-культурное наследие» и как надо просвещать педагогические кадры и общественность. При этом уничижительно называет учителей «курсовиками». Историко-культурное наследие нашей страны — огромный пласт, требующий пристального внимания и изучения, стратегическое направление государственной политики, которое реализуется Департаментом культуры, Департаментом образования и молодежной политики, учреждениями культуры области, подразделениями областного института усовершенствования учителей и образовательными учреждениями. И, надо сказать, с гораздо более высокими качеством и результатами, нежели это делает одна кафедра.

Стоит напомнить В. И. Костину, что его деятельность в должности профессора и доцента кафедры историко-культурного наследия нашего института была далеко не безупречной. Не по этой ли причине была закрыта подобная кафедра в Орловском государственном университете в апреле прошлого года, о чем автор статьи написал в этой же газете? Результаты анкетирования учителей — слушателей курсов, перед которыми выступал с лекциями В. И. Костин, показывают низкий рейтинг качества его занятий. Доктору филологических наук следовало бы чаще обращаться к смыслу библейской заповеди «Не судите да не судимы будете».

Далее можно по пунктам опровергать его обвинения в адрес института и некоторых его сотрудников. Мнение В. И. Костина о рейтинге института усовершенствования учителей лишено оснований. Сотрудники института — участники многих всероссийских мероприятий. Опыт работы института по актуальным направлениям повышения квалификации педагогических и руководящих кадров известен в России.

Какие факты позволили Костину заявлять, что специалист отдела кадров «распоряжается» ставками, что приказ о закрытии кафедры историко-культурного наследия был составлен заместителем директора по общим и правовым вопросам и что заместитель директора по научно-экспериментальной работе «далека от русской школы»? Апофеозом правовой безграмотности и полной неосведомленности о работе института является незнание В. И. Костиным Устава института, где записано, что образовательное учреждение вправе самостоятельно определять свою структуру. К слову сказать, музея как структурного подразделения в институте не может быть, но, с целью его сохранения руководителем института в соответствии с региональными документами и были предприняты шаги по переименованию музея в кабинет-музей и должностей сотрудников. От чего само дело не пострадало, но амбиции В. И. Костина были задеты.

В. И. Костин попытался оскорбить педагогические коллективы гимназии № 39, лицея № 22, которые известны не только в области, но и в России. Уверены: после такого литературного «творения» встреч с В. И. Костиным как «ярым пропагандистом» культурно-исторического наследия «курсовики» ждать не будут. А уважение своих бывших учеников (о них он тоже отозвался нелицеприятно) и коллег он уже давно растерял.

Сотрудники института и законы не позволят безнаказанно порочить репутацию целого коллектива, так как в соответствии со статьей 128 «Клевета» Уголовного кодекса РФ «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов». Кроме того, как мы полагаем, В. И. Костиным был нарушен Федеральный закон РФ № 152 «О защите персональных данных». За разглашение ряда достоверных фактов (дата рождения, образование, звание, семейное положение), приведенных в статье, он, по нашему мнению, может быть привлечен к гражданской, уголовной, административной и дисциплинарной ответственности.

И в заключение следует сказать о главном. В. И. Костин считает себя человеком в высшей степени нравственным, болеющим душой за судьбы русской культуры и духовности. Как тогда он мог нарушить главный для человека нравственный закон — закон человеческой совести, высшей ответственности за свои слова и поступки? Позволим себе напомнить В. И. Костину слова его Учителя, великого русского философа и филолога М. М. Бахтина: «Жизнь может быть осознана только в конкретной ответственности. Философия жизни может быть только нравственной философией. Отпавшая от ответ­ственности жизнь не может иметь философии: она принципиально случайна и неукоренима».

Сотрудники Орловского
института усовершенствования учителей
Л. Жиронкина, А. Агафонов,
Н. Адаева, С. Андреева,
Н. Антипова и другие,
всего 85 подписей;
директор гимназии № 39
им. Шиллера И. Иваненко,
зам. директора лицея № 22
И. Сушкова,
директор школы № 45
С. Скуридина.

Лента новостей

самые читаемые за месяц