Красная строка № 32 (298) от 24 октября 2014 года

Как бы помним?

В середине августа в Знаменке (Орловский район) был открыт памятник погибшим в локальных войнах. Поскольку фамилий на памятнике было 14, становится очевидным — для тех, кто не смог присутствовать на открытии, — что речь идет о погибших жителях района.

Некоторые могут подумать, что памятник — погибшим жителям Знаменки, но это предположение ошибочно, знаменцев в локальных войнах погибло гораздо меньше. Однако жителей Орловского района в локальных войнах погибло больше, чем указано на памятнике, больше на 6 человек. На скорбной памятной плите — 14 фамилий, а погибло в Афганской и Чеченских войнах — двадцать мест­ных жителей. Как такое могло произойти? Неизвестно. Памятник сам не объясняет, кому он — жителям какой территориальной подчиненности.

Ошибки случаются в любом деле, но в данном случае их слишком много, слишком много для такого небольшого «массива» информации.

На памятнике в Знаменке не увековечены: рядовой С. Н. Басов (родился в п. Стальной Конь), старший лейтенант А. М. Кунов­ский (родился в д. Жуковка), рядовой О. А. Королев (родился в с. Тайное), младший сержант М. З. Мевлеханов (родился в г. Орле, похоронен на Лепешкинском кладбище), рядовой А. А. Гордюшин (родился в г. Орле, похоронен на Лепешкинском кладбище), рядовой А. С. Костомаров (родился в г. Орле, похоронен на Пашков­ском кладбище).

Дело в том, что родившиеся в Орле ребята или призывались из Орловского района, или здесь жили, здесь, в Орловском районе, погибших похоронили. Кого, как не их, считать своими?

«На памятные плиты, — писал директор Орловского военно-исторического музея С. В. Широков в администрацию Орловского района в попытке выяснить, что же произошло, — как правило, заносятся имена тех, кто родился или захоронен в области, районе, городе, поселении и т. п., в зависимости от территориальности памятника. Бывает, что в этот список включают тех, кто призывался местным военкоматом, и по месту проживания родителей».

По какому принципу составлялся список погибших, подлежащих увековечению в Знаменке, понять трудно. Похоже, нет никакого принципа, просто ошибка, много ошибок.

Можно что-то объяснить временем («за давностью времени») в случае с С. Н. Басовым, погибшим в 1983 году, или А. М. Куновским (погиб в 1986-м), оба — в Афганистане. Да и похоронены и тот, и другой — один в Киевской области, другой — и вовсе во Львовской, оба — на Украине, время разбрасывало по большой стране людей и усложняло (с сегодняшней точки зрения) судьбы. Но как быть с Олегом Королевым, погибшим в 1995-м, Масимом Мевлехановым (2000), Алексеем Гордюшиным (2000), Алексеем Костомаровым (2003), ведь на их похоронах были многие из тех, кто открывал памятник в Знаменке, на котором имен и фамилий вышеперечисленных парней почему-то нет.

Памятник — только тем, кто родился в Орловском районе? Тоже не объяснение. На камне — добрая половина фамилий родившихся в Орле. Тогда что произошло? По какому принципу увековечивают погибших?

Уже упомянутый директор Орловского военно-исторического музея С. В. Широков попытался найти ответ на этот вопрос и отправил соответствующее письмо в администрацию Орловского района. Выждал положенные законом сроки, отпущенные чиновникам на переписку с гражданами, но ответа так и не получил. А что тут ответить?

Есть хорошая идея — поставить памятник, понятна тематика, есть даже результат конкурса на лучший проект, очень неплохой результат; осталось никого не забыть и ничего не напутать. Судя по уровню, на котором проходило открытие (непосредственное участие принимал заместитель губернатора Орловской области В. Соколов), все необходимые этапы научных и формальных согласований были пройдены и обязательные в данном случае требования соблюдены. Значит — так соблюдались требования и так проходились этапы, что получилось то, что получилось. И это обидно, поскольку памятник-то сам по себе — с эстетической точки зрения — получился неплохой, без лишней помпезности, душевный и трогательный.

Из того же письма С. В. Широкова в администрацию Орловского района: «Полной информацией о погибших обладают: Орловская региональная общественная организация ветеранов боевых действий (А. В. Щепетин), Орловская областная организация членов семей погибших защитников Отечества (М. А. Дьяконова), Орловский военно-исторический музей как первоисточник. По нашей информации составлены списки на плиты областного мемориала участникам локальных войн».

Это к тому, что никто из названных организаций, обладающих полной информацией по теме локальных войн и погибших в них орловцах, никаких запросов ни из администрации Орловской области, ни какой-то другой администрации — не получал. Некоторые члены этих организаций присутствовали уже на открытии памятника в Знаменке, читая усеченный список увековеченных имен широко — от изумления — раскрытыми глазами.

Почему так произошло? Так работают. Идея хорошая, воплощение — … Я, например, спокойно отношусь к приставке «гвардии» в звании того или иного человека, в том числе и погибшего. Попал человек служить в гвардейскую часть, ну, что ж. Звание «гвардейская» — это ведь случилось до него. Но если взялись на памятнике указывать звание полностью, надо распространять это правило на всех без исключения. Гвардии сержант Г. Л. Вдовин из «афганского списка» — да, «гвардии». Тогда почему из гвардии исключены гвардии рядовой А. В. Басов (из того же списка), погибшие на Чеченской гвардии младший сержант А. В. Жуков, гвардии рядовые А. Ю. Семикашев и С. А. Баранихин?

Принято также специальные звания, например, старший прапорщик или капитан милиции так и указывать — старший прапорщик милиции, капитан милиции. И этого нет на памятнике.

Казалось бы, чего трудного — фамилий-то всего двадцать… Всего-то — четырнадцать.

Я думаю, причина случившегося в том, что многое из того, что делается сегодня в Орловской области, делается «как бы». Огромное количество людей участвовало в деле создания памятника с чистым сердцем, с открытой душой, искренне. Собирались деньги, люди жертвовали. Кто-то много, кто-то — сколько позволяет небогатая жизнь. А кто-то из чиновников выполнял свои обязанности как бы.

Поскольку — как бы руководит, как бы отвечает, как бы что-то чувствует. Как бы что-то умеет. В этом, мне кажется — огромная беда Орловской области.

«Безымянных быть не должно» — написано на памятнике в Знаменке. Тогда почему они есть?

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц