Красная строка № 35 (301) от 21 ноября 2014 года

Как правильно «дожать» политического конкурента

Скандальное продолжение получила на минувшей неделе остросюжетная история, начавшаяся с выдвижения кандидатом в губернаторы местного предпринимателя и депутата Орловского областного Совета народных депутатов В. Рыбакова. Напомним, что его кандидатуру в по­следний момент и без внятного объяснения сняла с гонки та самая партия, которая его и выдвигала. Затем последовало поочерёдное возбуждение трёх (!) уголовных дел в отношении уже экс-кандидата. И вот теперь, наконец, его уволили с должности генерального директора муниципального ОАО «База строительных товаров».

Это событие наделало много шума в местных СМИ и интернетах, причем многие журналисты и блогеры увидели в нём политическую подоплёку. Естественно, мы не могли остаться в стороне и тоже попросили В. Рыбакова ответить на наши вопросы.

— Получилось так, что на минувшей неделе вы снова стали главным ньюсмейкером Орла. Поэтому хочется услышать, как говорится, из первых уст: что произошло? Какова фактическая сторона дела?

— В пятницу, 14 ноября, на наше предприятие пришел человек, который представился новым генеральным директором, а мне привёз приказ: «Распишитесь! Вы уволены по такой-то статье — «без объяснения причин».

— То есть в мэрию вас не вызывали, никто не приглашал, ничего не говорили?..

— Нет. А приказ о моём увольнении накануне, в четверг, подписал начальник управления имущества г. Орла Лобов. Повторяю, без объяснения причин. Я подписываю и тут же, в пятницу получаю расчет. И всё, безработный.

— Почему так вдруг?

— Я уже проанализировал ситуацию. Вот судите сами: двадцать четыре года — на одном месте, всё это время база работает прибыльно, ни разу не было задержек зарплаты, нет никаких задолженностей ни по каким налогам и платежам. Я за эти годы получил 67 всевозможных почетных грамот и дипломов — от Министерства торговли, администраций Орловской области и г. Орла, областного и городского Советов… Это оценка моего труда, верно?

— По идее, так… А когда вы получили последнюю по времени грамоту от губернатора?

— В 2013 году из рук лично губернатора Орловской области Александра Петровича Козлова — Почетную грамоту за хорошую работу. По итогам 2014 года, похоже, у меня уже нет шансов получить награду из рук всенародно избранного главы региона…

— А не пробовали ли вы поговорить с «отцами города» — М. Берниковым, С. Ступиным, начальником управления имуще­ства? Выяснить, что произошло?

— На Пролетарской горе, 1 показывают пальцем в сторону «Серого дома» на площади Ленина, 1. И боятся даже слово сказать. Я так понял, что это звенья одной цепи. Все мои проблемы начались с момента моего заявления на выборы губернатора Орловской области. С выборов меня сняли. Вдогонку, как вы уже напомнили, возбудили три уголовных дела. Идёт который месяц, однако уголовные дела, похоже, не клеятся. Результаты первичных экспертиз уже пришли, они подтверждают мою правоту. Но не будем сейчас вдаваться в детали.

— Не будем вдаваться в детали в интересах следствия…

— В интересах следствия — понятное дело! Вот поэтому моя версия и состоит в том, что команда всенародно избранного решила пойти другим путём, чтобы окончательно додавить политического противника — раз не получается путём навешивания криминала, значит, надо уволить с работы и тем самым создать проблемы, снизить общественный статус и в конечном счёте дискредитировать.

— Ну что же, версия, наверное, имеет право на существование. Тем более что «Коммер­сантъ» (Черноземье), озвучивая её несколько месяцев назад, даже сослался на самого В. Потомского: «С самого начала Виталий Рыбаков связывал преследование со своей политической активностью. С этим утверждением господин Потомский особенно не спорил. «Есть случаи, когда тебе можно заниматься бизнесом, но лучше при этом не лезть глубоко в политику, иначе она глубоко залезет в тебя. Это — случай Рыбакова», — говорил он в беседе с „Ъ“».
Однако некоторое время назад в СМИ также сообщалось, будто в Орёл хочет зайти какая-то мощная фирма, торгующая строительными товарами. Так, может быть, это под неё расчищают поляну?

— «Леруа Мерлен»? Они уже от этой идеи отказались. Кризис и на них сказался…

— А вопрос о коррупционной составляющей, буквально в день вашего увольнения озвученный одним из депутатов Орловского горсовета?

— «Красный» депутат горсовета завил, будто при обороте ОАО в 5 миллиардов рублей только 4 миллиона достаётся муниципалитету. Это заявление дилетантское и популистское. Просто надёрганы цифры и поданы безо всякого экономического соотношения. Любой экономист или специалист в сфере денежного обращения знает, что с пятимиллиардного оборота только налоги составят около миллиарда.

— А откуда вообще возникла эта цифра — 4 миллиона?

— Якобы из Следственного комитета.

— Комментируя ситуацию, некоторые СМИ написали, что сейчас на «Лесоторговой» невозможно разобраться, где и что там муниципальное, а где — част­ное, всё перемешано. Можете ли вы четко разделить, что принадлежит муниципальному ОАО «База строительных товаров», генеральным директором которого вы работали, а что — частным фирмам, и в каком соотношении это всё находится?

— Легко и просто. В управлении имущества существуют карты территорий предприятий, а к ним приложена документация — что, где и кому принадлежит. Вокруг территории ОАО «База строительных товаров» сущест­вует много предприятий такого же профиля. То есть, как любит говорить наш всенародно избранный губернатор, образовался строительный кластер из группы компаний. И я могу объяснить хоть компетентным органам, хоть любому человеку прямо на улице — где муниципальное, где — не муниципальное.

К слову, на пресс-конференции в Следственном управлении СКР по поводу одного из «моих» уголовных дел прозвучала формулировка «группа неустановленных лиц» Управления госимущества Орловской области, которые подписывали документы и договоры. Как это — «неустановленные лица», если их подписи на документах стоят? То же самое и здесь: земля — и «не понятно»? Есть карты! Видимо, дело в том, что надо было меня опорочить и создать соответствующий информационный фон.
Одним словом, я был генеральным директором муниципального предприятия ОАО «База строительных товаров». А кластер включает в себя группу компаний разных собственников. Вот и всё.

— Но не пострадает ли весь кластер? Ведь это понятие в нашей области — святое, хотя мало кто понимает, что оно на самом деле означает… Страшно подумать, что же теперь будет?

— Если серьёзно, я очень переживаю и за коллектив базы, и за того человека, который решился возглавить предприятие. По моей информации, он седьмой в череде тех, кому предлагали эту должность. Предыдущие шестеро, узнав, куда их приглашают, отказались. А вот седьмой согласился. При этом он всю жизнь проработал милиционером, и поэтому, думаю, у него нет опыта, необходимого для руководства таким предприятием. Это ведь живой организм. Уже сейчас работники спрашивают: «Что с нами будет?» — и жалуются мне, что им заявили: будут сокращать и персонал, и зарплату, чтобы сэкономить «на издержках». Хотя, повторяю, на сегодняшний день там нет ни долгов по зарплате, ни задолженности по налогам и платежам. Словом, всё это очень серьёзный вопрос.

— Сколько же там сегодня работает человек? Или, как иной раз говорят, осталась только вывеска?

— Глупости говорят, а работает около двухсот человек. Это реальное предприятие с реальным коллективом и средней заработной платой восемнадцать тысяч рублей. И я считаю, что власть, которая пришла в наш регион, принимает ошибочные экономические решения и очень неправильно поступает в отношении людей. В кризисные времена нельзя пытаться «реформировать» живой организм предприятия, тем более — успешно работающего. Любое неправильное действие приведет к непоправимым последствиям, и это скажется на простых рабочих.

— А сколько вообще у нас в Орле прибыльных муниципальных предприятий?

— Таких как моё — больше нет. Это факт.

— Так, может быть, целью было ослабить успешное предприятие, чтобы его потом, как говорится, прибрать к рукам?

— В любом случае, я просто так это дело не оставлю и буду бороться.

— Были ли у вас за эти годы проверки, например, Контрольно-счетной палаты, налоговой инспекции, ОБЭП?

— Обязательно. И в этом году были проверки, и ничего, никакого криминала не нашли.

— А с юридической точки зрения есть какие-то возможности обжаловать или оспорить это решение сейчас?

— Я использую все возможности, чтобы добиться справедливости. Я считаю, что меня уволили незаконно. Есть правовые коллизии, есть судебная практика. Буду жаловаться во все ин­станции — Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину, которого я очень уважаю, в администрацию президента, в Центральный федеральный округ…

— А как себя повели в Совете? Ни его председатель Л. Музалевский, ни руководитель фракции «Единой России», в которую вы входите, М. Вдовин — не поинтересовались, не спросили, что произошло, не вступились за депутата и председателя комитета? Тем более что глава администрации г. Орла, как говорят, ходит за советами к Леониду Семёновичу…

— Нет, никто даже не позвонил и не протянул коллеге руку помощи. Это очень печально. Более того, не исключаю, что и в этом кабинете ему дали соответствующий «совет», поскольку цель одна — «дожать» политического конкурента.
Вот почему я убеждён, что вновь понаехавшие на Орловщину «злые и голодные» люди, которые создают эти проблемы, — это не политики. Это, как я уже в одном интервью говорил, какой-то чёрный туман, который навис над нашей областью. И я очень надеюсь, что этот туман рассеется, и наша область увидит солнышко.

— Каковы ваши личные планы?

— Пока никаких. Меня рассчитали, и на эти деньги я пока буду жить.

— Что вы скажете покупателям и клиентам «Лесоторговой базы»?

— Приходите, товар пока есть, и по старым ценам. А дальше поживём — увидим.

«Красная строка».

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц