Красная строка № 19 (285) от 27 июня 2014 года

Как Вадим Потомский мог избежать проверки ФСБ

«Человек пришел на Лубянку и говорит: «Я шпион, хочу сдаться». Ему говорят: «Вы чей шпион?». «Американский». «Тогда вам в пятую комнату». Он пошел в пятую комнату: «Я американский шпион, хочу сдаться». «А у вас оружие есть?». «Есть». «В седьмую комнату, пожалуйста». «Я шпион, хочу сдаться, у меня есть оружие». «А средства связи у вас есть?». «Есть», — он отвечает. «В двадцатую комнату». «Я американский шпион, у меня есть оружие и средства связи». «А задание-то у вас есть?». «Есть». «Так идите и выполняйте, не мешайте людям работать!».
(В. В. Путин. Из выступления на заседании президиума Совета при Президенте РФ по развитию местного самоуправления в Оренбурге в 2011 году).

После публикации в прошлом номере «Красной строки» статьи «Who are you, пан Потомський?» редакция получила довольно много откликов и вопросов, некоторые из которых требуют серьезного осмысления и ответа. Руководствуясь заявленным нами принципом: «Народ хочет знать!», мы провели для читателей небольшое исследование. Главное, что интересовало читающую публику, да и большин­ство жителей области, — это вопрос, могло ли от Федеральной службы безопасности ускользнуть (и если да, то каким образом) родство Вадима Потомского с украинским генералом, занимающимся разведывательной деятельностью в отношении военной мощи России, особенно в приграничных и смежных с Украиной регионах, а значит, так или иначе направленной против нашей страны.

Для начала — один нюанс. Некоторые граждане задают вопрос: «А не покинул ли генерал-майор Ю. Потомский украинские спецслужбы? Может быть, он бывший генерал, а не действующий?».

Во-первых, как всем известно, «бывших» сотрудников спецслужб не бывает. Во-вторых, в материалах информационных агентств, таких как «Вести Молдова», «newsmoldova.ru» и др., можно найти сообщения, относящиеся и к 2013, и к 2014 году, в которых упоминается официальная дипломатическая деятельность «первого секретаря посольства Украины в Республике Молдова, генерал-майора пограничной службы Юрия Потомского». Так что тут Вадим Потомский не лукавил: его брат не бывший, а действующий генерал. И генерал Госпогранслужбы Украины, которая организационно входит в МВД Украины — ведомство Арсена Авакова. И к тому же работает в теснейшем контакте с СБУ.

Что такое гостайна
и кому её доверяют

В принципе, Федеральный закон «О государственной тайне» допускает довольно широкий круг лиц, которые, либо по должности, либо по работе, могут знакомиться с документами, составляющими государственную тайну.

Чтобы не забираться очень глубоко в юридические дебри, мы отметим одну важную особенность. Есть лица, которые имеют допуск к гостайне по своим функ­циональным обязанностям, а есть такие, которые имеют его по должности. Последние, конечно, нас интересуют гораздо больше, поскольку должность губернатора, на которую претендует Вадим Потомский, входит в утвержденный распоряжением Президента России перечень должностей, при замещении которых лица считаются допущенными к государственной тайне. Это, понятно, должности президента и премьера, глав палат парламента, судов, федеральных министров и пр. А в пункте 17 упоминается «Высшее должностное лицо (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации», то есть губернатор. Понятия «врио губернатора» в списке нет.

Тем не менее, со сведениями, составляющими государ­ственную тайну, врио губернатора по своей должности знакомиться обязан. И должен быть «проверенным товарищем», которого «просветили» со всех сторон. Но наше законодательство в данной сфере таково, что «просвечивания» можно и избежать. Тут появляются вопросы даже у юристов…

К чему и как
допускали Потомского?

Всем понятно, что Вадима Потомского временно допустили к власти на Орловщине. А вот как у него обстояло дело с допуском к сведениям, составляющим государственную тайну? А точнее — с проверками, которые, по логике вещей, должны предшествовать этому самому допуску. И осуществлялась ли в отношении него проверка ФСБ?

Точно ответить нам могли бы лишь в самом этом ведомстве, но, похоже, именно его проверки В. Потомскому избежать удалось. Любопытная вещь: законодательство в его случае вообще позволяет обойтись без проверок ФСБ!

Чтобы читателям было понятно, почему так произошло, окунемся опять в вопросы гостайны. Всего для сведений, составляющих государственную тайну, в соответствии со степенью секретности, установлены следующие формы допуска:

первая форма (ф. 1) — для граждан, допускаемых к сведениям особой важности;

вторая форма (ф. 2) — для граждан, допускаемых к совершенно секретным сведениям;

третья форма (ф. 3) — для граждан, допускаемых к секретным сведениям.

И, конечно же, лица, допущенные к секретным сведениям, должны проходить проверки. Но какие именно? Закон дает ответ и на этот вопрос. Проверочные мероприятия, связанные с допуском граждан по первой и второй формам, осуществляются Федеральной службой безопасности Российской Федерации и ее территориальными органами во взаимодействии с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Допуск граждан по третьей форме осуществляется руководителем организации без проведения проверочных мероприятий органами безопасности.

Применяя эти нормы к Вадиму Владимировичу, отметим, что, будучи депутатом Законодательного собрания Ленинградской области и мелким областным чиновником, он имел лишь так называемую «третью форму». Проверка, в данном случае, осуществляется только управлением кадров и государственной службы организации, для которого (управления) выяснение родственных связей с какими-то там генералами из Украины — задача не первой важности.

Вообще-то повод для того, чтобы «завернуть» В. Потомского был всегда. Статья 22 Закона о гостайне предусматривает, что основанием для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне может являться «постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными лицами документов для выезда на постоянное жительство в другие государства». Украинский брат В. Потомского как раз и может являться основанием для отказа ему в допуске и, соответственно, в праве занимать должность губернатора. Но, отметим ради справедливости, закон тут выражается неопределенно: «может являться». А может и не являться…

С работой в структурах Ленинградской области все ясно: третья форма допуска, никакой проверки ФСБ. А как же с депутат­ством в Госдуме? Ведь депутаты — люди ответственные и имеют допуски не только третьей, но и второй формы, а иногда даже и первой.

В. Потомский и тут ушел от проверочных мероприятий ФСБ. Его в данном случае коснулся трактуемый статьей 21 Закона «О государственной тайне» «особый порядок доступа к государственной тайне». Приводим цитату: «…Члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи на период исполнения ими своих полномочий, а также адвокаты, участвующие в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных статьей 21 настоящего Закона.

Указанные лица предупреждаются о неразглашении государ­ственной тайны, ставшей им известной в связи с исполнением ими своих полномочий, и о привлечении их к ответственности в случае ее разглашения, о чем у них отбирается соответствующая расписка…».

Вот так, уважаемые читатели, человек стал народным избранником — значит, народ ему доверяет. А как государству идти против народного доверия? Никаких проверок! Написал Вадим Владимирович Потомский расписку, и все, допущен!

А дальше — еще интереснее. По информации «Красной строки», кандидатура В. Потомского не рассматривалась профильным управлением президентской администрации для назначения его врио губернатора. Она была внесена напрямую. Видимо, кто-то «замолвил словечко». Но тщательной проверки В. Потомскому опять удалось избежать.

А после своего назначения он стал лицом, которому допуск к гостайне положен «по должности». И опять без всяких проверок со стороны ФСБ, а просто с выдачей расписки. Круг замкнулся.

В сухом остатке у нас — непроверенный кандидат на замещение высокой государственной должности. Брат кандидата, как отмечает еженедельник «Российские Вести» — резидент Службы безопасности Украины в Молдове, работающий против России. Сам кандидат, как отмечает то же издание, якобы «поддерживает с братом конспиративную связь». Доигрались!

Кстати, для справки отметим, что «Российские Вести» — это федеральный еженедельник, в учредителях которого Управление делами Президента РФ и Союз кинематографистов России (читай Никита Михалков). И любой желающий, зайдя на сайт этого издания, может обнаружить там довольно заметную публикаторскую активность ряда российских спецслужб…

P. S. В традициях коммунистической партии — тщательная проверка ее членов, выдвигаемых на работу в исполнительной власти. Коммунисты всегда несут ответственность за тех, кого они рекомендуют. На конференции Орловской организации КПРФ главному редактору «Красной строки», члену обкома КПРФ пришлось сказать горькие слова о том, что орловским коммунистам, возможно, придется пожалеть о своем выборе. Время жалеть пришло?

Кстати, на наши вопросы о том, имеется ли у врио губернатора Орловской области брат — генерал, как его имя, где и в какой должности он служит, до 26 июня Вадим Владимирович Потомский ни нам, ни читателям не ответил…

Юридическая служба газеты «Красная строка».

самые читаемые за месяц

самые читаемые за месяц