Красная строка № 41 (263) от 6 декабря 2013 года

Камо грядеши, или чиновники против музея воинской славы

На протяжении нескольких лет мною поднимается вопрос о серьёзных проблемах, созданных руководством Орловского краеведческого музея в его филиале — Военно-историческом музее и усугублеяемых нежеланием чиновников разного уровня вмешиваться в сложившуюся ситуацию, чтобы привести деятельность данного учреждения культуры в соответствие с современными требованиями, учитывающими специфику нашего региона.

На защиту музея воинской славы встали ветераны города и области и многочисленная общественность. Уважаемые и заслуженные люди уже который раз просят дать самостоятельность Военно-историческому музею, создав на его базе областной центр патриотического воспитания, а «слуги народа» в лице чиновников — против. Попытаюсь пролить свет на это нежелание решать многолетнюю проблему.

То, что музей-диорама, а после переименования — Военно-исторический музей, является особенным областным учреждением культуры, стало ясно с первых дней его открытия. Его значимость давно оценили в нашем регионе и далеко за его приделами.

Приняв его 10 лет назад, я столкнулся с проблемой, которая не только не разрешена до сих пор, но ещё сильнее обострилась при новом директоре Орловского краеведческого. А именно: музей воинской славы является «пасынком» и поставлен в условия, неприемлемые для нормальной работы учреждения такого уровня. Серьёзнейшие проблемы долгие годы не хотела решать бывший директор В. В. Титова. Не хочет их решать и новый директор А. С. Минаков. Об этом знали и знают все вышестоящие чиновники из управления культуры, вышестоящих департамента и блока социального развития области. На десятки моих тревожных писем в разные адреса в лучшем случае приходили отписки. Губернатору области докладывают искаженную информацию.

В. В. Титовой покровитель­ствовал И. Я. Мосякин, ссориться с которым никто из чиновников не хотел. И даже прокуратура области не стала рассматривать моё заявление, в котором я просил разобраться с сомнительным, на мой взгляд, расходованием денежных средств в краеведческом музее.

Кстати, и ветеранам в те годы на высоком уровне было рекомендовано не вмешиваться, но видя, как непорядочно поступают чиновники, они продолжали поднимать вопрос о придании самостоятельности нашему музею.

При А. С. Минакове, занявшем кресло директора без опыта руководящей и музейной работы, обстановка намного ухудшилась.

В начале 2011 года мною была написана и опубликована «Концепция развития Военно-исторического музея на 2011—2015 годы». Я разослал её всем высокопоставленным чиновникам, в том числе — и в Областной совет народных депутатов. В своих обращениях я неоднократно просил выслушать меня. Мою просьбу проигнорировали.

Ни один чиновник за 10 лет моей работы не приехал в музей, чтобы выяснить реальное положение дел и принять хоть какие-нибудь меры по улучшению работы. Руководители области верят той искажённой информации, которую до них доводят нечистоплотные люди. Но ведь существует аксиома — не выслушав вторую сторону, невозможно дать объективную оценку происходящему.

Вы никогда не задумывались, где в областном центре могут собраться, в том числе и для проведения досуга, наши уважаемые ветераны войны, труда, Вооруженных Сил, правоохранительных органов, боевых дей­ствий, «чернобыльцы», инвалиды? Затрудняетесь? Нет, Дома ветеранов, как в других регионах, для этих целей у нас не предусмотрено. Впрочем, в доме № 15 на улице Ленина на третьем этаже два небольших помещения занимает «Клуб ветеранов». Не очень многие из пожилых людей в состоянии подняться наверх по крутой лестнице дореволюционного здания. Приглашаю господ О. Н. Ревякина, Л. С. Музалев­ского и представителей орлов­ской прессы посетить этот «клуб» и лично убедиться, во что выливаются любовь и уважение чиновников области к нашим заслуженным людям.

На самом же деле ветераны и многочисленная общественность считают своим вторым домом именно наш музей. Во многом обделённый, он всегда идёт навстречу их пожеланиям, стараясь сделать всё, что в его силах.

Именно поэтому в 2011 году ветераны дали поручение Л. С. Музалевскому решить проблему самостоятельности музея. Прилюдно он пообещал сделать это и даже однажды заявил, что документы уже на столе губернатора. Но вот прошли выборы в област­ной Совет и Леонид Семёнович «забыл» о своём предвыборном обещании. Теперь он уже только обещает ветеранам подумать над их просьбой. А как же данное людям слово?

Летом 2011 года из стен област­ного управления культуры вышел проект распоряжения правительства Орловской области о создании на базе Военно-исторического музея бюджетного учреждения культуры Орловской области «Орловский центр военной истории». В пояснительную записку к проекту были взяты тезисы из моей Концепции развития музея. Значит, кто-то тогда дал команду на его подготовку, и трудности, которыми сейчас оправдываются противники создания Центра, тогда не вызывали опасений. Или все это делалось под очередные выборы, теперь уже — в Госдуму?

21 марта 2012 года на отчётной конференции ветеранского актива области заместитель председателя правительства Орлов­ской области, руководитель блока социального развития О. Н. Ревякин эмоционально говорил, что ветераны — это святые люди и что он будет делать всё, чтобы создать нормальные условия для работы ветеранских организаций. Однако в конце июня 2012 года, получив для рассмотрения письмо на имя губернатора о придании самостоятельности музею, подписанное руководителями всех основных ветеран­ских и многих других общественных организаций области и города, О. Н. Ревякин, даже не выслушав мнения ветеранов, присылает им отписку с отказом. Вот вам соответствие слова и дела…

Такое отношение к просьбе ветеранских организаций области означает не просто полное безразличие. В нём усматривается антигосударственный и антипрезидентский подход к нашим великим ценностям. Убеждён, что любую проблему можно решить и даже можно найти нужные день­ги — было бы желание. А желания нет.

С приходом нового директора краеведческого музея в августе 2012 года я надеялся на изменение отношения к нашему учреждению культуры. Надежды не оправдались. Сразу насторожило то, что поговорить о деятельности и проблемах музея воин­ской славы новый руководитель А. С. Минаков нашел время только более чем через два месяца после своего вступления в должность, и то по моей инициативе.

3 июля 2013 года я направил начальнику управления культуры А. Ю. Егоровой письмо (копию — в прокуратуру области) о нежелании директора музея решать наши проблемы. Реакция не заставила ждать. 11 июля 2013 года А. С. Минаков пригласил меня к себе и в присутствии своих заместителей и юриста ознакомил меня с жалобами на моё поведение от сотрудниц Военно-исторического музея. Потребовав письменных объяснений, А. С. Минаков сказал мне, что вот хороший был директор драматического театра, а его всё равно уволили. Впоследствии я выяснил, что директор вызывал к себе сотрудников музея и заставлял их писать на меня жалобы, о чём я и доложил А. С. Минакову. В результате инцидент тихонько «замяли». А управление культуры на моё письмо прислало очередную отписку.

Спрашиваю А. С. Минакова, почему он постоянно говорит, что меня уважает, но мои просьбы и советы игнорирует. Получаю ответ: «Я единоначальник». Говорю ему: «Вы же не музейщик и никогда не руководили людьми». В ответ звучит: «Я доктор наук».

А. С. Минаков и вышестоящие чиновники изолируют нас от общественной жизни. Например, на встречу музейщиков с губернатором никого из Военно-исторического музея не пригласили. На Конгрес военных сословий — тоже. Создали военно-историческое общество — из нашего музея даже на собрание не позвали никого. О единственном кадровом военном и члене военной династии в краеведческом музее якобы забыли… В конце ноября 2012 года в Военно-историческом музее губернатор встречался с руководителями поисковых отрядов. В соответствии с протоколом, на входе А. П. Козлова встречали О. Н. Ревякин и А. С. Минаков, не имеющие никакого отношения к поисковому движению. Самому же заведующему музеем, постоянно взаимодействующему с поисковиками, не предусмотрели даже места за столами во время этой встречи.

А 6 августа ни один чиновник не пришел на торжественное собрание, чтобы поздравить наш музей с 30-летием.

В апреле 2013 года, в период напряженной работы перед майскими праздниками, А. С. Минаков убирает из нашего музея одного из трёх научных сотрудников. Взамен не даёт никого и категорически отказывается принимать на работу человека с большим опытом музейной работы. В результате и в майские праздники, и дни празднования 70-летия освобождения нашей области я и два сотрудника нашего музея работали на пределе своих возможностей. Неоднократно просил директора принять людей на работу — опять он под разными предлогами отказывал.

Но в сентябре — октябре А. С. Минаков принимает в наш музей на работу по совместительству (на 0,5 ставки каждого) соратника по партии А. Н. Страхова, свою родную сестру А. С. Рогожину, только что защитившую кандидатскую диссертацию, и доктора исторических наук Е. Е. Щекотихина.

В музее Е. Е. Щекотихин не появляется…

15 ноября на методическом совете краеведческого музея была заслушана экскурсия А. Н. Страхова по экспозиции Военно-исторического музея. В ходе её обсуждения все единогласно провозгласили, что по ряду серьёзных причин это даже экскурсией назвать нельзя. Но А. С. Минаков, несмотря на это, намерен оставить данного работника в нашем музее. Только вот какая от этого польза будет?

Музей воинской славы призван не разобщать, а объединять людей независимо от политических взглядов, и тем более — не служить партийной площадкой. Так свидетелями чего мы являемся: нового партийного проекта орловских чиновников по началу приватизации музея или инициативы одного единоросса?

Так что же необходимо сделать, чтобы «слуги народа» начали работать? Попросить помощи у федеральных властей? Уверен, что реакция первых лиц государства и центрального руководства «ЕР» на просьбу орловских ветеранов и работников музея будет адекватной.

Засилье неопытной и профессионально слабо подготовленной молодёжи из числа VIP-детей, родственников и протеже на государственных должностях, где прежде всего должны работать люди знающие и достойные, разрушает и в конечном счёте уничтожит нашу государ­ственность. У людей, заботящихся лишь о своём благополучии, потеряны стыд и совесть, нет уважения к старшим и к их опыту, понятия чести, порядочности и в целом патриотизма. О справедливости, прописанной в нашей Конституции, и речи уже нет. Какой пример они подают? Какими будут воспитаны, глядя на них, будущие поколения орловцев?

С. В. Широков,
заведующий Военно-
историческим музеем.

Лента новостей

самые читаемые за месяц