Каша, заваренная осенью, закипела…

10 апреля перед зданием орловской мэрии прошел пикет рыночных торговцев против повышения налогов.

Еще осенью прошлого года Орлов-ский горсовет утвердил налоговые коэффициенты, которые были предложены городской администрацией. Тогда ни у кого предложения мэрии не вызвали отрицательной реакции. По крайней мере, все были убеждены, что новые ставки налогов пойдут на пользу городскому бюджету, а частникам они не нанесут большого ущерба.

Однако по весне, когда пришло время уплаты, выяснилось, что платежи по единому налогу на вмененный доход с 1 апреля возрастают в два, а то и в четыре раза. «Вчера я включаю телевизор и слушаю сначала Владимира Путина, а потом Дмитрия Медведева, которые говорят о том, что малому предпринимателю в России надо поставить памятник и резко снизить налоги, а завтра узнаю, что вместо четырех с половиной тысяч за место буду платить семнадцать восемьсот! — заявил журналистам Андрей Страждин, председатель Союза рынков Орла. — Мы платить такой налог не будем, потому что просто не в состоянии».

То, что в кабинетах городской администрации работают очень умные специалисты по части «наполнения бюджета», мы знаем. Они умеют так красиво преподнести свои расчеты, что у слушающих не возникает и тени сомнения. Но вот почему народные депутаты, среди которых много бизнесменов, пошли на поводу у мэрских экономистов? Видимо, слушали в пол-уха, то и дело посматривая на часы? Или, наоборот, всё поняли и втайне порадовались будущей «расчистке» рыночного пространства?

Так или иначе, рыночные торговцы подали жалобу губернатору. И 1 апреля состоялось совещание у первого вице-губернатора В. А. Кочуева, куда пригласили и предпринимателей, и налоговиков, и горадминистрацию. От имени мэрии выступал Б. К. Кичкин, начальник управления экономического развития и торговли. Он попытался обосновать свои расчеты федеральными законами, но когда назвал «контрольные» цифры, всем стало ясно, что при росте налогов на 400 процентов никакого «экономического развития и торговли» на рынках города не будет. Если не дать задний ход. На том совещании г. Кочуев дал городской администрации три дня сроку на улаживание конфликта, то есть пересмотр налоговых ставок.

2 апреля в Орловском горсовете состоялась встреча инициативной группы предпринимателей с председателем Совета В. И. Уваровым. Тот, конечно же, пообещал сделать всё возможное, чтобы исправить ситуацию. В тот же день группа встретилась с заместителем мэра А. В. Горбачевым, который попросил еще два-три дня для более глубокой проработки проблемы. Со своей стороны, предприниматели согласились на повышение налога, но не более чем на 20—25 процентов. Соответствующие обращения были посланы председателю горсовета и мэру.

7 апреля, когда представители рынка пришли к Кичкину, они узнали, что тот срочно взял отпуск. Вместо него разговор вела заместитель Е. А. Нефедова. «Толком нам ничего не сказали, — сообщил потом прессе Андрей Страждин. — Мол, еще не вся информация собрана, чиновники пока ведут аналитическую работу». Союз рынков Орла сделал вывод, что мэрия умышленно затягивает решение вопроса.

Тем временем приближалось 25 апреля — последний срок уплаты налога. Напряженное ожидание вылилось в первую публичную акцию — пикет. Если учитывать, что на рынках Орла торгуют восемь тысяч человек (только по официальным данным) и многократное повышение налога ударит также по их семьям, и по «неофициальным» работникам (грузчикам, продавцам и пр.), то можно точно сказать, что зреет социальный взрыв.

А ведь кому-то захочется направить его в нужном направлении…

А. Максимов.

Постскриптум. На следующий после пикета день, 11 апреля, пресс-служба горсовета распространила информацию о том, что депутаты готовы собраться на внеочередную сессию, как только из горадминистрации поступят необходимые документы.

* * *

Комментарий депутата Орловского областного Совета народных депутатов, координатора Национального антикоррупционного комитета по Орловской области М. Е. Ивашиной к публикациям орловских СМИ о резком повышении налогов для павильонов, расположенных на рынках г. Орла (публикуется в сокращении):

— В настоящее время в региональных средствах массовой информации обсуждается тема о четырехкратном повышении налогов для субъектов малого бизнеса, расположенных на рыночных территориях города Орла. Безусловно, на фоне деклараций руководства страны о поддержке малого бизнеса ситуация кажется возмутительной. Высокий уровень налогов существенно сдерживает развитие предпринимательства. Поэтому намерения депутатов Орловского городского Совета народных депутатов снизить коэффициент К2 считаю востребованными и абсолютно правильными. Тем более, что облегчение налогового пресса автоматически распространится на все остальные субъекты торгового бизнеса – на магазины, павильоны, салоны на всех улицах и во всех зданиях города Орла. Что, конечно, облегчит жизнь всему торговому бизнесу муниципального образования.

Но в конкретном случае с теми представителями бизнеса, кто сейчас поднял тему высоких налогов и коэффициента К2, ситуация явно неоднозначная. К сожалению, орловская пресса не разобралась в правовой сути требований предпринимателей и огульно со слов заинтересованных лиц отнесла вину за резкое повышение налогового бремени на городской Совет народных депутатов г.Орла, установивший по представлению администрации г.Орла своим Решением № 24/336-ГС от 25 октября 2007 г. новые размеры коэффициента К2. Что такое К2? Это коэффициент, на который умножается базовая ставка налога с учетом дефлятора. Так рассчитывается Единый налог на вмененный доход. К2 устанавливается местной властью с учетом совокупности особенностей ведения деятельности по розничной торговле, в том числе ассортимент товаров, специфику торговой точки, время работы, величину доходов и т. д.

Огульные обвинения городских властей в многократном повышении коэффициента К2 не выдерживают никакой критики, поскольку достаточно сравнить прошлогодние и новые показатели коэффициента К2. В частности, для торговых павильонов, владельцы которых заявляют о 400% росте налога:

Таким образом, за незначительным повышением коэффициента К2 никак не следует кратный рост единого налога на вмененный доход (ЕНВД).

В прессе звучат предложения о немедленном снижении ЕНВД. Так, в газете «Просторы России» руководитель общественной организации «Союз рынков г. Орла» А. Страждин в интересах владельцев торговых павильонов ставит вопрос о снижении коэффициента К2 до значения 0,32. Но в прошлом году, когда налоговая ноша этот круг предпринимателей устраивала, ставка К2 у них составляла в среднем 0,95. Теперь же они требуют снижения налога втрое против 2007 года.

На 2008 год почти по всем видам деятельности показатели коэффициента К2 возросли на несколько сотых процента, увеличив налоговую нагрузку в пределах 5—10%. Откуда же 400%? Можно только сожалеть о некомпетентности журналистов бюджетных изданий, которые так и не разобрались, почему при небольшом законодательно установленном приросте ЕНВД, некая группа предпринимателей «трубит» о 400% увеличении налога.

А ответ можно найти в Налоговом кодексе РФ, вспомнив, что недовольство повышением налогов высказала лишь та часть предпринимателей, которые осуществляют розничную торговлю в торговых павильонах на территориях рынков. Акцентирую внимание, именно на территориях рынков. Между тем, независимо от расположения магазинов и павильонов алгоритм исчисления ЕНВД для них един. Не странно ли, что ни один торговый объект вне рынков не почувствовал на себе такого роста налогов, хотя налоги они платят одинаковые? Следуя статье 346.29 НК РФ «Объект налогообложения и налоговая база», законодатель установил, что для исчисления суммы единого налога в зависимости от вида предпринимательской деятельности используются следующие физические показатели, характеризующие определенный вид предпринимательской деятельности, и базовая доходность в месяц. В частности, по зоне конфликта:

По таблице понятно, что налоговая нагрузка едина для всех видов деятельности. Государство устанавливает базовый доход с одного метра 1800 рублей/месяц. С учетом коэффициентов и ставки налога можно подсчитать, что одна простая уличная торговая точка (лоток, прилавок) менее 5 кв. м платит в среднем от 3,5 до 4 тысяч рублей в квартал. То есть налоговая нагрузка на один квадратный метр около 270 рублей в месяц. Павиль-оны же и магазины должны платить те же 270 рублей, но с каждого квадратного метра своей площади. Этот принцип равного, справедливого и разумного налогообложения субъектов бизнеса закреплен налоговым, антимонопольным законодательством и, по большому счету, Конституцией России.

Разбор «налогового скандала» выявил интересные факты. То предпринимательское лобби, которое представляют руководители Союза рынков и «ОПОРЫ России», оказывается, открыв магазины и павильоны, хронически недоплачивало налоги, подавая декларацию из расчета за торговое место менее 5 кв. м, а не, как положено, за каждый квадратный метр своей площади.

История конфликта такова: в конце 2007 года, следуя требованиям закона, мэрия, а затем горсовет впервые оформили К2 не единой таблицей для всех объектов налогообложения, а разбили таблицу, аналогично НК РФ, по двум категориям: для тех, у кого меньше 5 кв. м и у кого более 5 кв. м, сохранив пока одинаковые показатели К2 для тех и для других. Соответственно логичными стали последующие требования налоговых органов указывать в декларации площадь торговых объектов. А поскольку НК РФ устанавливает порядок расчета ЕНВД от количества квадратных метров, то исходя из реальных данных о торговой площади последовал правильный расчет ЕНВД на 2008 год. Именно законная сумма налога вызвала возмущение этих представителей бизнеса. Кому-то теперь нужно платить налог в 12—17 тысяч рублей в квартал, а не 3—4 тысячи рублей, как раньше. Возросли ли для них налоги на 400%? Нет, не возросли. Налоги остались теми же (с приростом порядка 10% в год) с того момента, как они открыли павильоны и магазины. Но предыдущие годы они скрывали свои площади, занижали налоговую базу и недоплачивали налоги. Законодатель обоснованно устанавливает для таких объектов порядок налогообложения от размеров торговой площади. Это — цивилизованная торговля, что дает дополнительный приток покупателей, расширение ассортимента, качественно иной уровень обслуживания. Здесь всесезонная деятельность, торговые залы, кассовые аппараты, теплые помещения, витрины, размещенные запасы товаров, которые не надо ежедневно возить на тележках, раскладывать на холоде и в жару, а вечером собирать.

Так что же требуют лидеры Союза рынков и их соратники? Отменить Налоговый кодекс и обязанность платить налог от площади они не могут. Уже не могут, когда «секрет» о реально занимаемых ими площадях открылся. Тогда они поднимают крик о непомерном коэффициенте К2, требуя сократить его втрое. Смысл призывов становится понятным, если принять во внимание, что средняя площадь «подконтрольных» этим предпринимателям магазинов и павильонов составляет 15 и более кв.м. Следовательно, «пролоббировав» для себя сокращение налога втрое, они, условно говоря, хотят платить налог с квадратного метра 100 рублей, когда предприниматель на уличном прилавке платит по 300. Суммарный налог со своего магазина на 2—3 продавца и с торговым залом в пятнадцать квадратных метров они требуют уравнять с тем налогом, который другие платят за прилавок в 1,5—2 кв. м. Справедливо? Вряд ли.

Руководителей Союза рынков, в отличие от множества доверившихся им предпринимателей, «клюнувших» на «цивильные» павильоны, не назовешь несведущими в налогообложении. О том, что павильоны и магазины Центрального рынка являются стационарными объектами с торговыми залами, они знали еще в 2004—2005 г. по требованиям налоговиков установить кассовые аппараты… Но теперь пытаются сохранить для себя привилегии в налогах, подталкивая горсовет к незаконному и протекционистскому решению.

Разумеется, есть там и люди, введенные в заблуждение. Те, кто на кабальных условиях за собственные или кредитные средства отстраивал на территориях рынков павильоны, монтировал собственные стационарные секции и теперь застигнут врасплох обрушившейся информацией о требуемой сумме налога. Императив один: закон един для всех. Тогда, применительно к ним, при содействии «лидеров» предпринимательских сообществ и руководителей рынков следует разработать «антикризисные» мероприятия: администрациям рынка срочно выкупить у них палатки для погашения кредитных обязательств, разрешить передачу павильонов в полную или частичную временную субаренду, не препятствовать отказу от арендованных магазинчиков и разрешить их переуступку другим субъектам предпринимательской деятельности и т. п.

Что касается депутатов и их реакции на ситуацию, то у них выбор невелик. НК РФ не позволяет вводить адресные налоговые льготы, а значит, запрещает снижать коэффициент К2 для индивидуальной адресной группы предпринимателей. Если снижать налог, то для всех! Это, несомненно, будут приветствовать все орловские магазины, павильоны, секции в торговых комплексах, салоны и бутики. Но, следуя требованиям налогового и антимонопольного законодательства, коэффициент К2 для предпринимателей, торгующих на площади до 5 кв.м, не может превышать показателя, установленного для объектов площадью более 5 кв.м и с торговыми залами. Соответственно, необходимо будет корректировать в сторону снижения К2 и для них. А поскольку ЕНВД является одним из самых крупных источников доходов бюджета города Орла, то депутатам придется досконально просчитать выпадающие доходы и искать источники их замещения. Бюджетный кодекс, в свою очередь, запрещает задним числом корректировать налоговые поступления и менять структуру и ставки налогов в текущем режиме.

Снижать налоги надо! Об этом говорил избранный Президент России Дмитрий Медведев на Госсовете в Тобольске 27 марта 2008 г., а вывод малого предпринимательства «из тени» — контекстная задача. Налоги должны быть прозрачны, понятны и справедливы, а наказание за их неуплату неотвратимо и беспристрастно — таков тезис руководства страны. Будут ли спорить с ним орловские депутаты?

самые читаемые за месяц