Красная строка № 36 (258) от 1 ноября 2013 года

Когда областные «командиры» первыми бегут в тыл

Две недели назад мы опубликовали интервью с многолетним директором ливенского телевидения — ОАО «ПРИНТ-ТВ» — Сергеем Дмитриевичем Краснощековым. Напомним, что за последнее пятилетие в отношении него последовательно возбуждались три уголовных дела. Впрочем, совсем недавно и последнее из них было прекращено за отсутствием состава преступления. Выясняя перипетии этой истории, мы коснулись сразу нескольких тем, которые показались нам интересными, в том числе и негативной роли област­ных властей.

И теперь решили продолжить разговор с С. Краснощековым уже конкретно об этой проблеме более подробно.

— Постановка вопроса вообще-то требует уточнения. Област­ных властей у нас в обозримом прошлом было две. Их следует разделять — это принципиально. Строевская команда, и слово «команда» применительно к ней я бы не употреблял в кавычках, относилась к нашему предприятию как к любопытному эксперименту.
Мы у себя в маленьком городе пытались выстроить и практически выстроили работоспособную модель общественного телевидения, из года в год продвигались к предприятию, даже, можно сказать, к комплексу предприятий, владеющих телеканалом, популярной газетой, круглосуточным радио собственного программирования, и который (комплекс) при этом перестал бы нуждаться в бюджетных деньгах.

— Что, вы и в самом деле не получали бюджетных средств?

— В 2009 г. еще получали. А в 2010, в 2011 и до середины 2012-го, пока я работал, уже не получали. Пошло бы так дальше, думаю, по итогам 2014-го начали бы платить дивиденды акционерам.

— «ПРИНТ-ТВ» жил за счет рекламы?

— Нет, в 50-тысячном городе за счет рекламы можно содержать радио, можно — газету, но телеканал, тем более — все три вида СМИ вместе, если это и реально, то в течение очень короткого времени.
Вот почему в определенный момент развития «ПРИНТа» мы решили создать общегородскую телевизионную многопрограммную сеть: за возможность получать много телеканалов каждый абонент несколько рублей платил бы и нам, местному телевидению. И этого — вместе с рекламными деньгами — в обычной ситуации уже хватало бы на жизнь.

И вот в 90-х годах прошлого века мы организовали работу общегородской системы многопрограммного телевещания на основе передовой для того времени канадской технологии MMDS. Поначалу у нас в стране даже не существовало порядка ее регистрации. Когда такой порядок появился, стали мы оформлять документы. Выиграли в Министерстве связи РФ конкурс на частоты MMDS по г. Ливны сроком на 10 лет — до 2013 года. Без участия команды Строева, к слову, это было бы нереально — они заплатили деньги.

И вдруг выходит новый закон «О связи». Порядок регистрации систем MMDS меняется настолько кардинально, что нам, прошедшим значительную часть прежнего пути, перейти на новые рельсы физически невозможно. Мы предпринимаем попытки, вступаем в переписку, ищем, кому можно объяснить ситуацию, чтобы найти из нее выход. Но никуда не успеваем. Несколько раз подряд, отправляя нам очередной письменный отказ, чиновники федерального Связьнадзора на следующий день издавали приказы, напрочь перекрывающие нам возможность оформить нашу систему надлежащим образом.

В общем, к тому времени, как мы в результате огромных усилий все-таки получили лицензию, правда, лишь до 12 декабря 2008 года, стало очевидно, что технология эта устаревает на глазах. Собственно, нам практически сразу дали понять: после декабря 2008 года лицензия продлеваться не будет. Если хотим работать дальше, нужно менять технологию. И такая технология была уже опробована во многих городах, в том числе в Орле — опто-волоконный кабель.

Мы заранее заказали рабочий проект строительства такой сети вместо нашей MMDS, получили его. Однако ни в 2006 году, ни в 2007-м, ни в 2008-м акционеры предприятия, а тогда это были Орловская областная и Ливенская городская администрации, денег на реконструкцию не выделили. Хотя соответствующие решения принимали.

Приближался декабрь 2008 года. Опер из местного ОБЭПа уже начал посещать наши кабинеты: тут у вас что-то с лицензиями не так, рассказывайте… Я внимательно следил за формированием бюджетов на следующий год. В городском строчки для наших нужд не нашлось. В проекте областного — тоже. При том, что деньги требовались не Бог весть какие — в масштабах того, что область тратила и тратит на областное телевидение, вообще на СМИ, — малая часть.

Но в декабре 2008-го тогдашняя областная администрация уже считала свои последние дни, и перспективы ливенского телевидения, ливенских телезрителей были далеко не главным, что ее беспокоило. Я этих конкретных людей сейчас в общем-то даже где-то понимаю.

Но в январе, когда мы уже приготовились к худшему, меня вдруг пригласили в область. Дали на подпись договор о выделении кое-каких средств. Позже выяснилось: это слегка «почикали» годовую дотационную бюджетную программу област­ного телеканала, который тогда производил примерно такой же объем программ, что и наш. Правда, ему (вместе с радио) на это выделялось что-то около 27 миллионов в год. Нам на начало работ по реконструкции системы многопрограммного телевещания от этой суммы решили отщипнуть около 3 миллионов 240 тысяч рублей. Но сразу же дали понять: договор подписан, однако получим ли мы реальные деньги — большой вопрос. Все уже ждали нового губернатора. Решать должен был он.

— И что он решил?

— В самые первые дни своего назначения Козлов посетил Ливны. Буквально на бегу — то ли сам спешил в Воронеж, то ли оттуда кого-то ждал… Его встречали возле наполовину недостроенного здания ФОКа. Считанные минуты новый губернатор его осматривал, потом ему позвонили по телефону. С позвонившим он на ходу, поспешая назад к дороге, обменивался дежурными фразами — принимал поздравления и так далее. Когда разговор завершился, он закрыл телефон и, гордо так оглядывая окружающих, пояснил: звонил, мол, такой-то, знаете, что за фигура? Выглядело все это очень несолидно, не по-губернаторски. Как в детстве: «А ты Ваську Рыжего знаешь?». Но я, помнится, дурные мысли от себя отогнал: перед нами стоял новый губернатор, он приехал нашей областью руководить, сейчас начнет разбираться, что тут есть полезного, чему помочь срочно надо. Нам тоже помощь требовалась.

На следующий день наш тогдашний глава города Ашихмин поехал в Орел, повез Козлову несколько писем по самым горящим проблемам. Среди них и про «ПРИНТ-ТВ». Через месяц я лично еще одно письмо отвез Козлову в приемную. Встретил меня Гармаш, тогда еще не заместитель губернатора, а просто помощник.

— И что губернатор ответил?

— Ничего не ответил. А спустя пару месяцев пригласили нас двоих, вместе с Ашихминым, в аппарат губернатора. И один из его заместителей, Парахин, нам объявил, что я в Ливнах «создал монстра, который не нужен». В смысле — им не нужен.

Возвращались мы в тот день удрученными. Одно вселяло малюсенькую надежду: никто пока не дал прямую команду предприятие закрывать. А раз так, то нужно использовать последний шанс. Я отправился в Москву — просить людей, имеющих возможность запросто позвонить губернатору. Суть просьбы была простая: договориться, чтобы Козлов, прежде чем окончательно что-то решить, встретился со мной и поговорил.

— Встреча состоялась?

— Как оказалось, не губернаторское это дело — лясы точить с какими-то там директорами о проблемах ливенских телезрителей.
Вызвали меня снова в Орел, попросили приехать с документом, который я к тому времени уже получил: о том, что денег «ПРИНТу» выделяться не будет. Эту бумаженцию торжественно забрали, а взамен вручили договор о выделении средств в объеме, запланированном прежде. Правда, в числе целей, на которые выделялись деньги, рекон­струкция системы многопрограммного телевещания уже не значилась. Гармаш потом это обстоятельство попытался использовать, когда очень хотел обвинить меня в нецелевом использовании бюджетных средств. Однако облом у него вышел: на реконструкцию мы стали направлять средства, заработанные нами самими…

Практически весь 2009 год у «ПРИНТ-ТВ» не было совета директоров. Наши мудрецы — акционеры областного уровня решили его не назначать. Формально он появился аж в декабре. В январе 2010 г., на День печати, мне вручили грамоту губернатора, а через парочку дней следователи предъявили обвинение — за незаконное предпринимательство, то есть за работу «ПРИНТ-ТВ» с декабря 2008 года по какой-то там месяц 2009-го без лицензии. Я тогда решил, что пряник и кнут у этих новых господ из Москвы не равнозначны, и тогда же, в январе, с должности директора «ПРИНТ-ТВ» ушел. Это называется — деятельно раскаялся. Мое уголовное дело закрыли по этому основанию.

На самом деле моя вина была призрачной. Проблема ведь состояла не в том, что наемный директор банально не удосужился получить некую лицензию. Нужно было либо проводить реконструкцию, либо принимать решение о прекращении акционерным обществом приоритетного вида деятельности. И то, и другое — прерогатива акционеров либо совета директоров. Исполнительный директор, по закону, принимать подобных решений не вправе.

Поэтому когда мне, чуть позже, с подачи опять-таки Гармаша попытались снова «впихнуть» обвинение — за работу без лицензии уже в следующий период — с какого-то там месяца 2009-го года по момент возбуждения второго уголовного дела, я обоснованно возмутился: не в мой огород камень. Первый период я, так и быть, на себя взял. Все-таки действительно мог в ноябре 2008-го вместе с другими работниками уволиться, и пусть будет что будет, хоть потоп. Я тогда так не поступил только потому, что в свое время слово людям давал, когда агитировал их к нашей системе многопрограммного телевещания подключаться. Обещал им, что система будет работать минимум до 2014 года. Так по конкурсу MMDS выходило, это я и обещал ливенцам.

Но если кому-то пришло в голову нам такого губернатора прислать, которому перед «Васькой Рыжим» показаться важнее, чем проблемы своего населения решать, если правой рукой ему придан человек, уволенный из армии после пьяной драки с матросами, и других героических фактов — при всем усердии журналистской братии — его биография не сообщает, с какой стати я за этих людей отвечать стану?

Так что собрал я документы и написал областному прокурору жалобу. Дескать, по указанному во втором уголовном деле периоду идите прямым ходом к акционерам, в самое что ни на есть областное правительство! Лучше непосредственно к Гармашу — это ведь он уже председателем совета директоров в «ПРИНТ-ТВ» к тому времени значился.

Понятное дело, туда следователи если и дошли, то без особых намерений. Но и меня, несколько раз мои доводы тщательно проверив, оставили в покое.

— Не совсем оставили, как видим…

— Я вот иногда думаю, что хуже: то, что мне лично и моей семье в течение целого губернаторского срока нервы треплют, или то, что у нас вся область за этот период в арьергард напрочь слетела? У меня много коллег по России есть, с которыми мы то и дело встречаемся. Лет десять назад я к ним приезжал — мог с гордостью рассказывать, как на Орловщине люди живут, как работают… Потом гоголем себя чувствовать стало все труднее: почти все регионы резко рванули вперед. А за последние годы мы так отстали, что только руками остается разводить.

Не удивлюсь, если самая распространенная профессия у молодых орловских парней — охранник в московской фирме. Полмесяца — там, на полмесяца домой, к семьям, приезжают. Это нормально? Такого никогда не было! А у нас телевизор жужжит про какие-то рекордные показатели инвестиций… Сплошная показуха вместо дела. И другой индустрии в помине нет. Детский сад в Ливнах построили — через месяц после официального открытия по нему только мужики какие-то гуляют. Нет, они наверняка тоже чьи-то дети, но уже выросли, для них что-то другое надо, не песочницы.

Так что наша «принтовская» ситуация на фоне экономических проблем области, может, и кажется пустяшной, част­ным случаем. Но она очень показательна. Этим людям ломать было важнее, чем строить. Причем, с самого начала своей деятельности.

— А чем все закончилось в «ПРИНТе»?

— Перепугались наши област­ные акционеры — вдруг дей­ствительно отвечать придется по уголовному делу, которое сами же инициировали. И от греха подальше в 2010 году шустренько отдали свои акции администрации Ливен. Новый, уже «единоличный», акционер денег свободных в бюджете не имел. Поэтому приняли решение привлекать кредиты и на эти средства завершать работы по реконструкции общегородской системы многопрограммного телевещания. Одновременно с телевидением решено было развивать телематические услуги, то есть услуги доступа к Интернету. Был составлен бизнес-план, который мною, поскольку я по решению нового совета директоров снова был назначен директором, неукоснительно выполнялся.

Однако в 2012-м у нас в Ливнах сменился глава города. Фаустов с самого начала по отношению к ливенскому телевидению занял принципиально новую позицию. Он заявил: «Это мое телевидение, и показывать оно будет то, что мы решим». Ни один глава города до него — ни Коростелкин, ни Ашихмин — даже близко так вопроса не ставили. Телевидение было — для ливенцев. Поэтому оно и стало популярным — после многолетней целенаправленной работы. Я попытался объяснить, что подобные метаморфозы — тупиковый путь. Но меня уже не слушали. Фаустову, чтобы деньги для города получить, необходимо было во всем поддакивать губернаторской «команде» (тут я кавычки ставлю без всяких колебаний). При Ашихмине Ливны ведь намеренно держали в «черном теле». Для тех, кто понимает, это всего лишь дело техники… Так дело и закончилось.

Помнится, был один характерный случай. Ливны подали документы на звание города Воинской славы. Приехала специальная комиссия, ее сопровождал Гармаш. Поездили по городу, посмотрели объекты. Затем была встреча с ветеранами и краеведами. Многие из них с разных позиций говорили, почему именно Ливны достойны этого звания. Гости тоже высказались в том духе, что не ожидали увидеть многое из того, что увидели. Мол, приедем, доложим, что к Ливнам действительно есть основания присмотреться. Дошла очередь до Гармаша. Однако весь смысл его «пламенной» речи свелся к тому, что работу в Ливнах провели, конечно, большую, но мы, все собравшиеся, должны понимать, что претендентов много, поэтому сильно настраиваться на итоговую победу не нужно… При этих словах ветераны зашептались, члены комиссии стали между собой недоуменно переглядываться и даже наш «принтовский» оператор, работавший для «новостей», на меня, ошарашенный, обернулся: «Снимать»? В общем, в ту минуту я понял: не видать Ливнам звания.

Так и вышло. Хотя комиссия и во второй раз в город приезжала, то есть намерение у нее было основательное. Но если «командиры» из области первыми бегут в тыл, на что можно всерьез рассчитывать? Поэтому о каком уж там телевидении речь…

Записал В. Карпов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц