Красная строка № 38 (219) от 7 декабря 2012 года

Кордебалет на государственных бланках

Разгром «Дворянского гнезда» этим летом буквально потряс орловскую общественность. Поэтому, оправившись от шока, люди взялись за перо. Пошли первые письма возмущенных граждан в Москву. Не в «город», не в «область», а сразу в Москву — президенту, министрам, думцам! Не от незнания «субординации», а потому, что стало очевидным, кто дал отмашку началу операции под лукавым слоганом «Всё лучшее — детям». Правда, одно, большое и серьезное письмо, прямо обращенное к губернатору Орловской области А. П. Козлову, все-таки было. Его мы публиковали в материале «Пролетая над гнездом «Дворянки»…». То был реальный шанс достойно выйти из явно некрасивой истории, пойти на конструктивный и открытый диалог с жителями города. Но куда там! Какой ещё диалог и с кем, когда рядом всегда есть кто-то, кто успокоит босса, развеет закравшиеся вдруг сомнения в его правоте и вселит в него уверенность, что так их и надо, этих недовольных! После неудач с «Родиной» и Тургеневским музеем губернатор Козлов (честь ему и хвала как гениальному полководцу!) сумел скрыть дату начала наступления на «Дворянку» даже от всезнающих оппозиционеров и, казалось, «блицкриг» удался. Поначалу ему даже нравилось, повествуя плебсу в прямом эфире о «планов громадье», как бы невзначай и походя размазать этих нудных «любителей старины» с их интеллигентскими баснями про какое-то там «дворянское» гнездо: не знаю я такого, где начал, там и буду строить!.. Это не цитата, конечно, а пересказ, и поэтому без кавычек.

Итак, письма… Они пошли с самого начала зачистки территории под стройку. В них говорилось не только об истории разрушения «Дворянского гнезда» и о значении для просвещенного мира самой «легенды», но и бесперспективности затеянного проекта со всех точек зрения, и о попрании законных прав жильцов близлежащих домов… И хотя во всех обращениях граждан речь шла исключительно об уничтоженном накануне сквере при детской больнице и начале большого строительства на его месте, почти все «ответившие», словно троечники, не знающие вытянутого билета, «во первых же строках своего письма» терпеливо разъясняют, что строящийся корпус не имеет отношения к территории «Дворянского гнезда», а то, что доморощенные краеведы считают «Дворянским гнездом», находится «как бы» в полном порядке: это, по версии чиновников, лишь построенная при Брежневе беседка на берегу да полусгнивший по бесхозности бревенчатый дом памяти Лизы Калитиной, огороженный уродливым металлическим забором. Сей «трафарет» ответа так полюбился отписывающимся бюрократам, что к моменту получения ответа на бланке администрации президента РФ подписавшая его зам. начальника Департамента письменных обращений граждан и организаций Управления президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций Э. Григорян была уже не первой, кто тиражировал невесть кем сочиненный текст о трогательной заботе города о ландшафтном сквере на берегу Орлика.

Бедная Э. Григорян! Мало того, что ответ, данный ей на подпись, деликатно выражаясь, вторичен, так ведь в нем еще содержится информация, не соответствующая истине, т. е. проще говоря — ложь. И от того, что она слово в слово повторена по очереди начальником областного департамента А. И. Медведевым, заместителем начальника управления культуры области Д. В. Рябцовским, ложью она быть не перестала. Ибо достоверно известно, что ни каких-либо «противоаварийных и консервационных», ни тем более «ремонтно-реставрационных работ памятника «Дом Лизы Калитиной» на нем не проводилось ни в момент написания этих басен, ни после их получения. Понятно, что ответственного работника президентской администрации банально «подставили», и никто не станет жаловаться на него прокурору, но хочется верить, что впредь Э. Григорян не будет столь наивной, полагая, что запрашиваемые ею из Орла документы непременно будут правдивы и объективны.

Особого внимания заслуживает ответ, с опозданием пришедший из областного управления культуры, возглавляемого А. Ю. Егоровой, чья отписка по вопросу неисполнения ею своих прямых обязанностей по охране памятников уже была подвергнута критике в газете «Красная строка». Но то ли от того, что отвечать каким-то там пикетчикам (пусть и по поручению из Кремля) — это не её «формат», то ли еще почему, но в этот раз бланк Управления культуры и архивного дела Орловской области его строгая начальница доверила «оформить» своему опытному заму Д. В. Рябцовскому. И тот не оплошал… В отличие от предыдущих сочинителей ответов г-н Рябцовский заполнил текстом целых три листа, перенеся туда все кадастровые номера в окрест­ностях областной больницы. Но это не добавило веса его бумаге, ибо написана она, скажем мягко, не на безупречном русском языке, а кроме того, отсылает нас к нормативному акту, формулировки которого не совпадают с тем, что пишет в своём сочинении Рябцовский. А приведенная в письме ссылка на Федеральный закон от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ, просто занимает место на бумаге, производя видимость её большей солидности.

На той же третьей странице своего ответа заместитель начальника Управления культуры и архивного дела Орловской области делает смертельно важное заявление: «На проектную документацию получено положительное заключение государст­венной экспертизы от 28 декабря 2011 года № 57-1-4-0213-11, выданное АУ ОО «Орелгосэкспертиза». Возможно, корень «гос» в этом странном названии и мог загипнотизировать кого-то из сферы, скажем, сельского хозяйства, но руководители-то управления культуры должны знать, что речь идет о совсем другой экспертизе, чьё заключение имеет силу, лишь когда оно дано тремя независимыми экспертами, специализирующимися именно в той области, к которой относится памятник.

Если же наши чиновники от культуры и впрямь не знают, что в Орле аттестованных государ­ственных специалистов по историко-культурной экспертизе в области архитектуры попросту нет, а также учитывая повышенный уровень косноязычия в их официальной переписке, есть смысл переименовать ведомство г-жи Егоровой в «Бескультурное управление культуры». А чтобы наши читатели не подумали, будто мы злостно клевещем на уважаемое областное руковод­ство, вот цитата из официального ответа, написанного за 2 месяца (!) до сочинения Д. В. Рябцовского председателем Центрального совета ВООПИиК Г. И. Маланичевой: «Следует отметить, что при проведении согласований проектной документации, которые были получены во всех инстанциях, согласования Орловского областного управления культуры и архивного дела даны без проведения государственной историко-культурной экспертизы и общественного обсуждения. Этому обстоятельству должны дать оценку соответствующие контролирующие организации».

Так что бравая концовка ответа нашей облкультуры: «Таким образом, нарушений действующего законодательства при организации строительства пара­клинического корпуса БУЗО «Дет­ская областная клиническая больница» допущено не было» — есть не что иное, как плоский провинциальный блеф. Не исключено, что полуграмотность писем из областного управления культуры и архивного дела объясняется скромным опытом деловой переписки этого ведомства с гражданами и организациями. Во всяком случае, на обращение директора Департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Минкульта РФ В. А. Цветнова с просьбой к управлению культуры Орловщины «рассмо­треть, принять меры и доложить» ответа до сих пор не поступило, хотя минуло два месяца.

Тем временем организаторам незаконного строительства по­ступают всё новые претензии, в т. ч. и менее глобального уровня, чем отсутствие историко-культурной экспертизы в отношении застраиваемого участка. Но от этого они не менее серьёзны и обоснованны. Всё в том же 3-х страничном опусе на бланке управления культуры от 06.11.2012 г. утверждается, что все перечисленные в нём земельные участки, предоставленные для строительства параклинического корпуса детской областной больницы, «не входят в состав дворовых территорий домов номер 28 и 45 по ул. 7-го Ноября, а строительство параклинического корпуса будет вестись только в рамках отведенных для этих целей земельных участков. Тогда как в письме администрации города Орла, написанном 24.08.2012 г. в ответ на первую же жалобу жителей дома № 45, «русским по белому» сообщается: «С выходом на место 15.08.2012 г. администрацией города Орла установлено, что подрядная организация по строительству корпуса детской областной больницы установила металлическое ограждение, тем самым часть земельного участка, относящаяся по кадастровому плану к территории жилого дома № 45 по ул. 7 Ноября, оказалась на территории строительной площадки». И далее (а письмо обращено к господам Медведеву А. И. и Круглому В. И.) говорится: «В связи со сложившейся ситуацией просим провести проверку по указанным выше фактам и согласно ст. 32 Земельного кодекса Российской Федерации привести границы земельного участка детской областной больницы в соответствие с юридическими», чего, как нетрудно догадаться, сделано не было и, зная, кто на самом деле правит бал на Орловщине, скорее всего, не будет…

В этом коротком обзоре писем приведено лишь несколько примеров формального общения чиновников с гражданами. Эти примеры лежат на поверхности и сразу видны любому образованному человеку. Специалисты же с юридическим образованием наверняка нашли бы в этих подписанных бланках поводы не для одного судебного иска.

В. Буквоедов.

самые читаемые за месяц