Красная строка № 38 (304) от 12 декабря 2014 года

Кто подставляет президента

Курс на освобождение бизнеса и чиновников
от ответственности перед обществом ведёт страну к краху
.

Миллионы наших граждан с интересом слушали последнее Послание президента Федеральному Собранию, и, видимо, подавляющее большинство с удовлетворением восприняло его внешнеполитическую часть. Что же касается экономического раздела, то вполне естественно, что глубокая социальная дифференциация общества должна была стать основанием для неоднозначных оценок.

Думаем, что многих зарубежных держателей криминальных доходов обрадовала та часть Послания, в которой им обещана полная амнистия капиталов, возвращаемых в Россию. Обрадовала не потому, что они действительно решатся вернуть в Российскую Федерацию тот более чем триллион долларов и евро, которые уже вложили в недвижимость и в акции успешных предприятий. Они удовлетворены, прежде всего, морально, а материально лишь в той мере, в какой за счет минимальных инвестиций смогут отложить небольшую часть своих богатств еще в одну из страхующих «корзин».

Обнадёжен перспективой сокращения проверок и расширения системы закупок наш средний и малый бизнес, хотя его не может не смущать сопутствующее росту тарифов и выгодное только экспортёрам основательное падение курса рубля, а значит, подорожание не только импортных средств производства.

Поскольку в Послании не удалось столь же конкретно остановиться на проблемах остальной части (а это примерно 85%) населения, обратим внимание на те общие цифры, которые сообщил президент, видимо, по материалам, отражающим намерения правительства.

В качестве важнейшей поставлена задача — «вырваться из ловушки нулевых темпов роста, в течение трёх-четырёх лет выйти на темпы роста выше средних мировых. Только так можно усилить наше влияние и хозяйственную независимость».

Что это означает практически? Это означает, что поскольку средние мировые темпы роста ВВП в последние годы находятся на уровне 2,5—3,3% (в Китае, Вьетнаме и ряде других стран — 7—8%), то, следовательно, до достижения этих средних мировых показателей наша доля в мировом масштабе будет снижаться.

Значит, наши либеральные руководители экономического блока правительства молчаливо заложили в Послание президента обещание россиянам — в ближайшие 3—4 года страна должна продолжать опускаться в мировом экономическом рейтинге производства ВВП, а поэтому, если Россия в 2013 году по совокупному объёму ВВП (по ППС) занимала шестое место в мире (в 1990 г. СССР был на втором месте, РСФСР — на третьем), то в 2018 году нас ожидает примерно восьмое место, после Бразилии и Великобритании. Соответственно, как предупреждает президент, ниже будет наше влияние и хозяйственная независимость.

А теперь еще одна цифра, с помощью которой те же либералы в правительстве подставили президента — в Послании ставится задача «ориентироваться на ежегодный рост производительности труда не менее чем на пять процентов».

Давайте посчитаем. Как известно, рост ВВП зависит от темпа роста численности работников, занятых производством ВВП (обозначим этот показатель буквой «Ч»), а также — от темпа роста производительности труда этих работников (обозначим буквой «П»). Следовательно, темп роста валового внутреннего продукта (ВВП) равен произведению:

ВВП = Ч х П.

Отсюда получаем: Ч = ВВП : П.

В итоге приходим к выводу, что если числитель данной дроби (ВВП) растёт быстрее знаменателя (П), то потребность в рабочей силе возрастает. Если, наоборот, знаменатель растёт быстрее числителя, потребность в рабочей силе снижается.

В таком случае, что означает подготовленное либеральными экономистами предложение — обеспечить ежегодный рост производительности труда (П) на 5% при проектируемом ими росте объёмов производства до 2018 года ниже среднего мирового темпа роста ВВП, то есть ниже 3,3%?

Это означает только одно — проектирование роста массовой безработицы путём ежегодного сокращения свыше 1,7% занятых работников. Суммарно за три ближайших года предполагается сокращение занятости примерно на 3,6 млн. человек.

Кто поверит, что если бы либералы откровенно сообщили В. В.Путину о подобной социально-экономической перспективе, то он с ней хотя бы частично согласился?

Явно не сообщили, но их логику можно понять. Они не против повышения конкурентоспособности нашей экономики. Они действительно за то, чтобы «ежегодно снижать операционные издержки на 2—3%», повышать ежегодно производительность труда на 5% и довести долю накопления в народном хозяйстве до 25%. В таких намерениях с ними нельзя не соглашаться.

Проблема лишь в том, что решать эти вопросы они хотят не за счет олигархата, мошенников и коррупционеров, а затягиванием поясов трудящегося люда. В том числе за счет роста безработицы, которая позволит повысить интенсивность труда и сократить издержки воспроизвод­ства населения. Вот об этом они умалчивают и, похоже, скрывают от президента.

Но главное, что они скрывают — реальные резервы экономического роста России, которые позволяли уже позавчера и позволяют сегодня, а не через 3—4 года, «вырваться из ловушки нулевых темпов роста» на уровень, как минимум, 5%. Ведь мы уже имели в 2010—2011 гг. среднегодовой рост ВВП 4,5 %, в обрабатывающей промышленности — 9,1%.

И не случайно, вдохновлённый этими показателями, Д. А. Медведев совсем недавно, 31 января 2013 года, провозглашая «пятилетку эффективного развития», заявил: «Налицо устойчивый общественный запрос на принципиально новый, современный уровень работы социальных институтов, на новое качество жизни. Убежден, что на этот запрос можно ответить лишь на основе устойчивого экономического роста. Такой рост должен быть не менее 5% в год. Это очень амбициозная, крайне сложная задача. Но она не невыполнима».

Заметим, в то время 5% роста ВВП вполне укладывались в проектировку повышения производительности труда на 5% в год. Но почему уже с конца 2012 года показатели развития народного хозяйства покатились вниз, а по итогам 2013 года, когда еще никаких санкций не было, они упали сразу до 1,3%, но при этом идея 5% роста производительности сохранилась?

Почему «пятилетка эффективности» превратилась в бег на месте или, по словам президента, в «ловушку нулевых темпов роста»? В итоге, согласно оценкам лидеров экономического блока правительства, вслед за 1,3% роста производства в 2013 году, ожидается 0,8% в 2014 году, а далее 1,2% в 2015, 2,3% в 2016 и 3% в 2017 году. Всего за пять лет среднегодовой рост 1,7%. Причем что касается ближайшего трёхлетия — это абсолютно ничем не обоснованные обещания, цену которым мы помним по «прогнозам» Гайдара («через шесть–девять месяцев начнётся снижение цен и рост производства»), по гарантиям Чубайса — обеспечить «Волги» на ваучер, по уверениям Ельцина — «дефолта не будет».

В этом же ряду — 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест; обещание, что кризис 2008 года Россию обойдёт стороной, и она
«останется островом стабильности», многие другие привлекательные идеи, реализация которых неизменно перекладывалась на «невидимую руку рынка», которая так же неизменно дарила результат либо невидимый, либо хорошо видимый, но с обратным знаком.

Естественно, что такой опытный специалист в вопросах макроэкономического планирования и прогнозирования, как А. Клепач, покинув Министерство экономического развития, откровенно говорит о вероятном спаде объёмов производства в 2015 году. Он понимает, куда нас должен привести экономический блок правительства, усиленный либералами, которые остались верны провозглашенному Гайдаром (а ныне культивируемому руководителями Высшей школы экономики при Правительстве Российской Федерации) курсу на освобождение бизнеса и чиновников от ответственности перед обществом.

Как видим, страна до сих пор не может даже приблизиться к показателям объёмов производства в важнейших отраслях реальной экономики, которыми располагала 30 лет назад, когда по отношению к СССР применялись многократно более жесткие, чем сегодня, и экономические, и политические, и идеологические санкции.

Поэтому естественно, что старательные исполнители гайдаровских реформ в руководстве экономикой устами А. Улюкаева обещают нам такое снижение темпов роста, какого не было ни в одной советской пятилетке, не было и в царской России 1893—1913 гг.

Это они загнали нашу экономику в «ловушку нулевых темпов роста», и понятно почему — либеральная модель нерегулируемого государством рынка на большее не способна. В таких случаях говорят: рождённый ползать летать не может. Определённо нужна другая, более оптимистическая модель экономического роста, которая позволит быстрее и эффективней реализовать основные геополитические и социально-экономические задачи, поставленные президентом в его Послании Федеральному Собранию.

И. Загайтов,
доктор экономических наук,
Н. Турищев,
кандидат экономических наук.

самые читаемые за месяц