Красная строка № 33 (255) от 11 октября 2013 года

Лезут на стену. Общественники и прокуроры встали на защиту исторического центра Орла

Орловская общественность предложила принять концепцию сохранения исторических зданий, кварталов и улиц област­ного центра. Соответствующее предложение областным властям направили около 50 художников, дизайнеров, архитекторов и историков.
Инициатива появилась после сноса коммерческой фирмой строения в центре города. Общественность считает, что Орел лишился части памятника архитектуры, находящегося под защитой государства. Владелец здания и чиновники уверяют в обратном. В ситуации разбирался корреспондент «РГ».

Не дом и не улица

Речь о здании по улице Гостиной, 1. Оно расположено в центре «Детинца» — крепости, построенной по указу Ивана Грозного. Место привлекательное, и там хотят возвести торговый центр. Строение имеет необычную форму: одним оно представляется Г-образным, другим напоминает литеру «П». Защитники здания уверены, что оно являет собой единый архитектурный комплекс, занесенный в генплан города. Чиновники и владелец настаивают на том, что снесенная часть имеет другой адрес и не находится под охраной.

— Собственник снес здание по улице Черкасская, 1, которое не являлось объектом культурного наследия, включенным в единый госреестр, — утверждает начальник облуправления культуры и архивного дела Алла Егорова. — На него имеется отдельный техпаспорт и свидетельство о госрегистрации права собственности. Такой же пакет документов есть на здание по улице Гостиная. Оно не имеет отдельных корпусов и не значится в реестре как единый памятник со зданием на Черкасской.

Алла Егорова также сообщила, что управление культуры выдало собственнику задание на разработку научно-проектной документации по сохранению объекта культурного наследия — здания по Гостиной, 1. И после того, как проект утвердят, владелец получит разрешение на реставрацию дома. И тогда, надо полагать, «вокруг» дома будет «наращен» торговый центр. А за ним, как говорят, построят еще один ТЦ.

Тибо не виноват

Много лет считалось, что это здание в XIX веке возвел извест­ный архитектор Тибо-Бриньоль. Однако недавно исследователи выдвинули гипотезу о том, что среднюю часть построили раньше — в начале XIX века, а то и в конце XVIII. А значит, оно может оказаться едва ли не старейшим в Орле.

— Необходимо обследование, датировка строений на основании анализа кирпичной кладки, что должны сделать специалисты-реставраторы, — говорит зампредседателя областного Общественного совета по сохранению историко-культурного и природного наследия Илья Кушелев. — Но мы вряд ли установим истину, если произойдет то, что называют «реконструкцией». Кстати, те, кто взялся за эту работу, путаются в терминах «рекон­струкция», «реставрация» и «воссоздание», не могут определить архитектурный стиль и произвести датировку построек.

Еще говорят, что от здания может остаться «дверной проем с куском лепнины», а остальное будет новоделом. Это не украсит исторический центр. А это место — весьма ценное с градостроительной точки зрения. Напротив тянутся Торговые ряды, архитектура улицы выдержана в одном стиле, в чем заслуга архитектора Бориса Антипова, откомандированного из Ленинграда в 1943 году восстанавливать Орел. Известно, что он спрашивал разрешения у руководства страны на надстройку третьего этажа в зданиях исторического центра, и оно было дано — так тогда бережно относились к сохранению облика города.

Тревога общественников объяснима, ведь в Орле время от времени сносят дома-памятники, и пока никто за это не ответил. Авторы обращения приводят такой пример: «4 июня сего года в Орле по адресу улица Карачевская, 48 снесен дом — один из старейших на этой улице. Кроме наличия засвидетельствованных федеральным НИИ признаков объекта культурного наследия, он входил в заповедную зону».

Граница без замка

Положение «О заповедной зоне» — один из «козырей» защитников.

— Согласно ему, все виды работ, ведущие к изменению архитектурного облика объектов в заповедной зоне, должны быть согласованы с управлениями культуры, архитектуры и градостроительства и одобрены не менее чем двумя третями голосов в горсовете или на референдуме, — говорит депутат облсовета по данному округу Константин Домогатский. — Снос зданий и изменение архитектурного облика заповедной зоны запрещены без согласования с органом специальной компетенции в области охраны наследия.

Легитимность документа в 2003 году подтвердил арбитражный суд. Тогда городские власти судились с бизнесменом, желавшим построить кафе в центре города у Александровского моста. Сославшись на Положение, суд строительство запретил. Впрочем, и нынешние чиновники не оспаривают то, что заповедные зоны в Орле есть. Речь идет только об их границах. Вот и в случае со зданием на улице Гостиной они утверждают, что снесенная часть в заповедную зону не входила — дескать, в генплане граница отражена неточно.

— Это не так, потому что четкие границы заповедных зон еще в 2002 году были зафиксированы в каталоге поворотных точек, — заявляет Константин Домогат­ский. — Он приложен к Положению и действует до сих пор. Судя по нему, здание на Гостиной с прилегающей территорией целиком входит в пределы заповедной зоны.

Это важно, так как с 2004 года действует закон «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия на территории Орловской области». Он гласит: «В границах заповедной зоны применяется особый режим использования земель, запрещающий проектирование, геологоразведочные работы, любое строительство и хозяйственную деятельность, за исключением археологических исследований и специальных мер, направленных на сохранение историко-градостроительной среды».

Чиновников
вызвали в суд

Впервые проект строительства ТЦ представили 10 лет назад в мэрии. Он предполагал снос дома-памятника, но тогда возмутились депутаты, и чиновники дело до конца не довели. До 2004 года часть здания была жилой, другую арендовали под офисы и магазины. Но едва появились планы сноса, как дом признали аварийным, жильцов переселили. С арендаторами оказалось сложнее — некоторые и сейчас там трудятся. Несколько раз дом горел, и пожар вспыхивал при подозрительных обстоятельствах.

В 2007 году здание, находившееся в муниципальной собственности, как-то по-тихому продали коммерческой фирме, перепродавшей его в 2009-м другой фирме. По закону владелец обязан принять охранные обязательства и следить за тем, чтобы памятник не разрушался. На деле здание, будто специально, оставили без присмотра, и оно рушилось на глазах. Этим сейчас заинтересовалась прокуратура.

— Согласно охранным обязательствам, владельцы должны были проводить реставрацию здания и содержать территорию в надлежащем состоянии, — говорит старший помощник прокурора Орловской области Елена Семина. — Но эти работы не проводили, а исполнение охранных обязательств не контролировалось. Кроме того, до сих пор управление культуры не определило границы объекта культурного наследия и его охранной зоны.

Один из экс-работников ликвидированного в середине 2000-х годов Научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры рассказал, что такой паспорт на здание по Гостиной был, но лет 10 назад пропал. Даже если это не так, надо разработать новый, обозначив в нем границы, о которых говорит прокуратура. Причем это следовало сделать еще в 2004 году, когда был принят областной закон.

— Почему почти десять лет этим не занимались? — задается вопросом Константин Домогат­ский. — На мой взгляд, это тоже должно стать предметом прокурорской проверки — надо дать правовую оценку.

Многие в Орле боятся, что судьбу здания по Гостиной могут повторить другие памятники. Схема проста: оставил на несколько лет дом без ухода, и вот он разрушен, а значит, можно говорить о том, зачем такое строение городу? К слову, закон одинаково охраняет и целый памятник, и его руины. Вот поэтому общественность и предложила разработать концепцию сохранения исторических зданий, кварталов и улиц. Проект уже направлен депутатам облсовета.

— Уничтожение таких домов приведет к необратимым изменениям исторического облика, — считает Илья Кушелев. — А ведь основной задачей градостроительной деятельности в заповедной зоне прописана постепенная регенерация, то есть воссоздание исторической среды со строгим сохранением всех ее аутентичных элементов.

В конце августа в Орле начался суд. Прокуратура требует «обязать облуправление культуры установить границы территории и охранные зоны объекта культурного наследия и утвердить предмет охраны объекта культурного наследия регионального значения». Владельца же требует заставить «провести историко-культурную экспертизу и изготовить научно-проектную документацию для производства работ по сохранению памятника культуры». До решения суда на Гостиной вряд ли кто-то что-то тронет. Но часть дома уже не вернешь.

Комментарий

Ольга Степанович, помощник прокурора Орловской области по правовым вопросам:

— За уничтожение или повреждение объектов культурного наследия, включенных в единый госеестр, частью 1 статьи 243 УК РФ предусмотрена ответственность: штраф до трех миллионов рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательные работы на срок до 400 часов, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок. Ответственность за указанные деяния, совершенные в отношении особо ценных объектов культурного наследия, еще выше: от штрафа до пяти миллионов рублей до шести лет лишения свободы.

Денис Передельский.
«Российская газета».
08.10 2013 г.

Лента новостей

самые читаемые за месяц