«Лишние» социальные гарантии: найти и уничтожить

На минувшей неделе в прессу просочились сообщения о том, что Мин-здравсоцразвития РФ начал подготовку поправок в Трудовой кодекс. В частности, из него могут быть убраны лишние, по мнению ведомства, социальные гарантии. Такой поворот событий весьма симптоматичен. Все главные выборы уже позади, поставленные властью цели по ее самосохранению достигнуты. Вот и на заседаниях правительства открыто заявлено о сокращении финансовых обязательств государства. Причем расслабиться от избирательного напряга дадут, видимо, не только ему.

О готовящихся нововведениях намекнул газете «Коммерсант» заместитель главы Минздравсоцразвития Александр Сафонов, заявивший, что «сейчас Трудовой кодекс обязывает работодателя ежегодно предоставлять работникам излишние социальные гарантии». Примером таких «излишков», по его словам, является «чрезмерно длительный отпуск».

Подробностей о предполагаемых изменениях в Трудовом кодексе не сообщается, однако пресса отмечает, что среди подлежащих отмене, скорее всего, и оплачиваемый отпуск для получения образования.

По замыслу авторов поправок, снятие лишних ограничений, накладываемых на бизнес, устранит дефицит кадров, а сокращение издержек работодателей даст им возможность модернизировать рабочие места, обучать сотрудников, делать труд более производительным. Только, похоже, на самом деле все может оказаться ровно наоборот. Спрашивается, зачем работодателю модернизировать производство, если ему отныне дозволяется эксплуатировать работника еще больше? И разве усечение социальных гарантий, в том числе ужесточение условий для учебы, стимулирует повышение квалификации работников? Как же в таком случае министры-капиталисты собираются повышать производительность труда?

Впрочем, в Минздравсоцразвития уверяют, что к «кнуту» приложили и «пряник». Это — увеличение минимального размера оплаты труда (с 1 января 2009 года МРОТ составит 4330 руб.) и повышение с декабря 2008 года зарплат в госсекторе на 30%. Дескать, такой фактор подтолкнет бизнес к увеличению зарплат и в частном секторе, что благоприятно отразится на привлечении рабочей силы.

Только и здесь все с большими допусками. Ведь «пряник» от госсектора в регионах достанется очень узкому кругу чиновников. Многочисленные же бюджетники, не имеющие статуса госслужащих, в том числе и муниципальные, могут лишь облизнуться, убедившись в очередной раз, сколь это несправедливо, когда уровень зарплаты за абсолютно одну и ту же работу, но в разных ведомствах отличается в разы. И не факт, что при таком раскладе бизнес услышит благие пожелания Минздравсоцразвития и поднимет зарплаты в своем секторе.

Сегодня, как известно, самая распространенная оплата труда в Орловской области примерно 6—8 тысяч рублей. Это составляет менее двух прожиточных минимумов. А поскольку за каждым работником в семье стоит, как правило, еще и один неработающий (ребенок, нетрудоспособный или безработный), то получается, что реальный доход на человека недотягивает до прожиточного минимума. Ну, добавится у этой семьи еще сотня-другая рублей, что изменит это в мотивации труда работника?

Чтобы такие перемены наступили, нужны действительно кардинальные изменения в оценке труда. В советское время работник имел бесплатное обучение, лечение, жилье, сверхдешевые жилищно-коммунальные и транспортные услуги. При этом средняя заработная плата (причем тогда эта цифра выглядела более объективной, так как не существовало разрыва в уровнях зарплаты в десятки и сотни раз) была минимум втрое выше нынешних средних заработков наемных работников.

Практически одновременно с сообщением Минздравсоцразвития (какая все-таки огромная ирония видится в названии этого ведомства, когда соотносишь его с исходящими оттуда инициативами) прозвучали очередные рекомендации Всемирного банка о необходимости повышения в России пенсионного возраста. Надо сказать, этот банк, руководят которым, как правило, отставные сотрудники ЦРУ, уже неоднократно и настойчиво навязывает эту идею нашим правителям. Буквально прошлой осенью ВБ уговаривал повысить пенсионный возраст россиян до 65 лет и отказаться от лечения стариков в больницах, назвав это избыточной заботой о них. И многие доморощенные экономисты и политологи посчитали эти предложения ВБ здравыми. Правда, столь непопулярные меры в условиях приближающихся выборов были немыслимы. А сегодня?

Только вот аргументы о том, что мужское население страны не доживает даже до пенсионного порога — 60 лет, проигнорировать трудно. Возможно, потому ныне предложен другой рецепт борьбы, как это у них называется, — «со старением»: повысить пенсионный возраст женщин до 60 лет, уравняв его с мужским.

А не то, по прогнозу главного экономиста банка Прадип Митра, в России некому станет работать, поскольку и впредь ежегодно будет убывать по миллиону человек трудоспособного населения. И действительно, по статистике, смертность именно трудоспособного населения в России в 2,5 раза превышает аналогичный показатель в развитых странах (по Евросоюзу — в 4,5 раза) и в 1,5 раза — в развивающихся.

Так, может, Минздравсоцразвития в первую очередь стоило бы подумать о том, как сохранить эти миллионы трудоспособных людей? По данным за период с 1998 по 2003 годы, уровень профессиональной заболеваемости в стране возрос в 1,8 раза. Основная причина — позднее выявление первых признаков профзаболевания из-за низкого качества медицинских осмотров работников. Но если диагностика заболеваний в какой-то степени сегодня улучшается, то лечение становится все недоступнее. Принимаемые в этой сфере точечные меры служат больше пиаром отдельных программ, ничего, по сути, не меняя в системе здравоохранения.

Где же (если, не дай Бог, идея ВБ даст ростки) собираются задействовать армию несостоявшихся пенсионеров? Посмотрите вакансии, которые предлагаются у нас в Орле. Для шестидесятилетних, многие из которых квалифицированные специалисты, практически ничего нет. У молодежи шансов больше, но только если есть опыт работы. Только откуда же ему взяться, если никто без опыта на работу не берет? Более того, оказывается, многие работодатели и не заинтересованы в росте квалификации своих сотрудников, потому что тогда они сбегут в Москву или еще куда-нибудь.

Сегодня огромное число здоровых молодых людей прозябает в коммерческих лавчонках, многочисленных ЧОПах и т. д. Привлечь их в реальный сектор экономики — это задача непростая, но действительно способная дать результат по так желаемому нами увеличению ВВП. Но легче ликвидировать пенсионеров, удлинить рабочий день, укоротить отпуск. Ведь это все делается одним росчерком пера…

Иван САВЕЛЬЕВ.

самые читаемые за месяц