Красная строка № 36 (258) от 1 ноября 2013 года

Лучше было бы сразу — по закону

В прокуратуре Заводского района г. Орла достаточно оптимистично оценивают результаты судебного разбирательства по поводу Гостиной, 1. Как известно, по этому адресу в Орле расположен комплекс полуразрушенных зданий, поставленный несколько лет назад на государственную охрану как объект культурного наследия. Но участок земли у Красного моста и исторические строения оказались в собственности ООО «РегионИнвест», которое задумало построить на этом месте некое новое четырехэтажное здание «в стиле 19 века». Краеведческая общественность города подняла шум, в дело вмешалась прокуратура, и в суд был подан иск за подписью прокурора Заводского района О. Ашихмина к областному управлению культуры и собственнику земли и строений на Гостиной, 1.

После нескольких заседаний суд удовлетворил ряд исковых требований. А именно: было признано бездействие областного управления культуры, которое не смогло должным образом обеспечить охрану реестрового объекта в историческом центре города. Собственника же суд обязал фактически заново обратиться с заявлением в областное управление культуры и получить новое задание на сохранение памятника. ООО «РегионИнвест» теперь обязан заключить новые договоры со специализированной проектной организацией, чтобы подготовить научно-проектную документацию в полном соответствии с законом «Об объектах культурного наследия». Этот проект, как следует из решения суда, должен пройти историко-культурную экспертизу — опять же по всем правилам, которые предусмотрены действующим законодательством.

Удовлетворение исковых требований в отношении ООО «РегионИнвест» по существу возвратило ситуацию на Гостиной, 1 к отправной точке. Решение суда обязывает собственника дей­ствовать в точном соответствии с законодательством об охране объектов культурного наследия. И это, безусловно, положительный результат. Но дело с реставрацией теперь затянется.

Что же касается формулировки о «бездействии» областного управления культуры, то тут не совсем ясны возможные правовые последствия такого решения. Если речь идет об оргвыводах со стороны руководства области, то следует напомнить, что это самое бездействие еще в прошлом году констатировала и прокуратура Железнодорожного района — в связи с искажением облика другого объекта культурного наследия — дома на ул. Пушкина, где бывал И. Бунин. И что? Да ничего. В том смысле, что никаких оргвыводов в отношении начальника управления культуры А. Егоровой и ее подчиненных со стороны руководителей области сделано не было. Проще говоря, чиновникам все сошло с рук — и в связи с бунинским домом, и после уничтожением росписей Палеха в областном Дворце пионеров… Есть основания полагать, что сойдет и на этот раз. Потому что вопрос уже не столько в А. Егоровой и ее команде, сколько в самих руководителях области — губернаторе А. Козлове и его правительстве.

Тем не менее, прокуратура Заводского района и суд признали, что областное управление культуры плохо исполняет свои обязанности. И такой юридический вывод можно только приветствовать.

Вызывает тревогу одно обстоятельство. Еще до окончания судебного процесса истец был вынужден снять свои претензии в отношении так называемого предмета охраны, вернее — его отсутствия в документах по Гостиной, 1. Управление культуры представило суду свое решение этого вопроса. И в дальнейшем суд вообще не рассматривал его. А жаль! Потому что теперь получается, что из всего комплекса строений на Гостиной, 1 соб­ственно сохранению и реставрации подлежит лишь срединный фасад — так называемый дом Апрятиных. Следуя логике как бы всеми признанного, но непонятно по каким методикам определенного предмета охраны, получается, что и правое, и левое крыло комплекса можно стереть с лица земли? Это, конечно, не тот исход дела, которого добивались защитники Гостиной, 1.

Ведь есть искусствоведческое заключение, объясняющее, почему нужно сохранить весь комплекс строений у Красного моста. В этом заключении, в частности, говорится: «Комплекс зданий по адресу: г. Орёл, ул. Гостиная, 1 являет собой фрагмент исторической планировки и застройки г. Орла (в соответствии со ст. 3 № 73-ФЗ), содержащий в себе информацию о развитии архитектуры города на протяжении трёх столетий. Он входит в ансамбль Гостиной улицы, все без исключения здания на которой — памятники архитектуры федеральной и региональной категории охраны. На сегодняшний день он состоит из трёх сегментов (четвёртый снесён), каждый из которых несёт в себе черты стиля архитектуры определённой эпохи: центральная, самая старая часть комплекса, по материальной составляющей (основные несущие стены) предположительно может относиться к концу XVIII — первой половине XIX века, оформление декоративного убранства главного фасада — ко второй половине XIX в., и имеет черты модного в те годы пришедшего из Франции стиля боз-ар, разновидности эклектики, культивируемой в Парижской Академии, вдохновителем которой был архитектор Шарль Гарнье. Левый сегмент по данным БТИ построен в 1929 г. в формах безордерного неоклассицизма. Является одним из всего двух сохранившихся в Орле зданий 20-х гг. и в соответствии с критерием редкости и репрезентативности в отношении эпохи и стиля (ст. 5.2.5 Методических указаний по определению предмета охраны ОКН), безусловно, требует сохранения. Кроме того, оно представляет образец новых технических достижений своего времени, о чём свидетельствуют большепролётные окна. Функционально это чуть ли не единственный образец жилого здания 20-х годов в Орле. Для специалиста ответ на вопрос о необходимости его сохранения очевиден. Угловой корпус, выходящий на Черкасскую улицу, восстановлен в конце 1940-х гг. в формах неоклассицизма в соответствии с проектом реконструкции Гостиной улицы, разработанным под руководством крупнейших отечественных зодчих XX в. В. Гельфрейха, В. Гайковича и Ю. Щуко, по которому улица трактована как единый ансамбль с аллюзией на всемирно известный шедевр — улицу Зодчего Росси в Петербурге. Реализована эта идея авторским коллективом под руководством Б. Антипова. Его (комплекса. — А. Г.) архитектурные формы почти повторяют формы примыкавшего к существующим строениям с противоположной стороны и полностью утраченного в 1943 г. здания, построенного Тибо-Бриньолем. Этот факт ценен с точки зрения стилевой, исторической и архитектурно-художественной преемственности в развитии комплекса. Это единственная дошедшая до нас часть, предмет охраны которой может быть описан в том числе как сохранённая при восстановлении комплекса нематериальная составляющая (архитектурное решение) разрушенной постройки Тибо.

Здания, входящие в комплекс на Гостиной, 1, композиционно уравновешены, объединены классицистской основой мышления, идеально встроены в перспективу улицы и единый ритм её архитектурных членений. Утрата каких-либо частей комплекса станет невосполнимой для материальной и художественной целостности улицы-памятника».

Таким образом, предметом охраны должны были быть признаны все сохранившиеся конструкции комплекса. От предмета охраны как от печки начинается все в деле сохранения объектов культурного наследия — и задание, которое теперь ООО «РегионИнвест» должно получить у А. Егоровой, и научно-проектная документация, которую собственник обязан заказать по решению суда, и выбор подрядчика. С другой стороны, узаконивание в качестве предмета охраны только срединной части комплекса либо загонит ситуацию в тупик, либо спровоцирует собственника на разрушение всех строений на Гостиной, 1. Ведь не исключено, что, начав разрушать или перестраивать левое и правое крылья, «реставраторы» вольно или невольно обрушат и средний фасад, являющийся неотделимой частью всего комплекса.

Если фасад дома Апрятиных удастся каким-то образом сохранить как самостоятельное архитектурное сооружение, то тогда у ООО «РегионИнвест» возникнут сложности с коммерческим строительством вблизи памятника истории и культуры, потому что начнут действовать законодательные нормы о неприкосновенности территории памятника и зон охраны. Даже встроить срединный фасад в какое-то новое сооружение будет сложно. (Примерно то же самое в свое время хотели сделать с кинотеатром «Родина»). Может возникнуть патовая ситуация.

Если же площадка на Гостиной, 1 «под шумок» окажется все же зачищенной полностью, то тогда у прокуратуры или следственного управления возникнет повод ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности собственника — за уничтожение реестрового памятника истории и культуры, даже если все будет выглядеть как «убийство по неосторожности». Так что, куда ни кинь, получается клин. Маловероятно, что коммерческая фирма согласится просто реставрировать дом Апрятиных как отдельно стоящее сооружение. И как будет развиваться ситуация, теперь трудно предугадать.

Зато достаточно определенными были выводы прокуратуры Орловской области о сносе дома по ул. Черкасской, который на генплане города был обозначен как часть единого комплекса исторических строений по адресу Гостиная, 1. Областная прокуратура снос этого крыла признала незаконным, о чем было внесено представление на имя заместителя председателя правительства Орловской области, руководителя блока социального развития О. Ревякина. Полицейское постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту сноса здания прокуратурой отменено как незаконное и необоснованное, и все материалы теперь переданы в следственный комитет.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц