Красная строка № 40 (262) от 29 ноября 2013 года

Люди с разных планет

Чиновники ездят на иномарках, простой народ — на раздолбанных автобусах. Чиновники получают десятки (а то и сотни!) тысяч рублей и не знают, что значит на 200 рублей тянуть неделю до зарплаты, живут в трёхэтажных коттеджах на «полях чудес» и, наверное, даже не подозревают, что где-то там, в сельской глубинке совсем другая — горькая и бедная жизнь… Иначе как понять их бездушное отношение к людям?

С барского плеча

Верхняя Залегощь находится всего в 20 км от Верховья. Но добраться сюда нелегко — дорога в аварийном состоянии. Особенно опасен 9-километровый участок дороги от села Скородное до Верхней Залегощи. Дорожное покрытие разбито напрочь, на пути сплошные ямы, летом и осенью заполненные водой. Обойти или объехать их нельзя: с одной стороны лесополоса, с другой — поля. Ехать в Верхнюю Залегощь осенью — рискованное дело!

Трасса Скородное — Верхняя Залегощь включена в перечень автомобильных дорог общего пользования регионального значения. Плотина, через которую лежит путь, частично разрушена. В любой момент может произойти её полный обвал, грозящий человеческими жертвами и окончательной изоляцией населения от объектов жизнеобеспечения. Но бесстрашные верховцы всё равно рискуют. Учителя спешат в школу, родители везут детей в больницу, жителям надо попасть в райцентр по неотложным делам… Пассажиров пока что спасают от беды опыт и мастерство водителей. Но аварийная ситуация усугубляется.

В Верхней Залегощи проживают около 400 человек, есть школа, детсад, почта — село не маленькое. Если, не дай Бог, кому-то из верхнезалегощенцев потребуется «скорая» или случится пожар, то при вызове экстренных служб можно рассчитывать лишь на чудо… Кто тогда будет отвечать за трагедию?

Жители, депутаты и глава сельского поселения несколько лет пишут в разные инстанции. Люди умоляют: помогите решить жизненно важный вопрос, так дальше продолжаться не может! В 2012 году областной департамент строительства, транспорта и ЖКХ отписывался так: «Ямочный ремонт дорожного покрытия будет сделан в 2013 году в рамках выделенного лимита бюджетного финансирования». Верховцы сперва сочли это за неудачную шутку: ямочный ремонт — на практически разрушенной дороге?! Может, начальник департамента А. Е. Ященко не «в теме»? Поток писем губернатору продолжался.

А это была вовсе не шутка… К концу 2013 года Ященко наконец-то осчастливил верхнезалегощенцев: оказывается, ГУП ООО «Дорожная служба» в рамках госконтракта выполнило работы по ямочному ремонту щебнем дороги Верхняя Залегощь — Верховье в объёме 35,3 куб. м. Радуйтесь, жители планеты Верхняя Залегощь, благодарите Александра Евгеньевича! Аж полвагоне щебня вам выделили — на 9 километров полностью разбитой дороги!..

Обещать — не значит жениться

Однако несгибаемые борцы за право народа жить по-человечески у нас ещё не перевелись, за что низкий им поклон. Один из них — председатель районного Совета ветеранов А. И. Рыженков. В феврале текущего года Рыженков обратился в областной Совет народных депутатов. Среди прочих проблем в обращении был поднят вопрос о культурном досуге молодёжи из села Троицкое. Как мы уже писали, в Троицком 19 лет нет клуба и податься молодым людям некуда.

Впрочем, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. В апреле Рыженкову пришёл ответ из Верховской районной администрации. В части клуба глава района ничтоже сумняшеся обнадёживает: «Летом 2013 года возобновит работу клуб в селе Теляжье, которое находится вблизи от села Троицкое». Чёрным по белому написано, за язык никто не тянул. В Троицком ребята обрадовались — далековато, конечно, 8 км пешком, но всё-таки будет клуб!

Прошло лето, вслед за ним — осень. Где обещанный клуб? Напомним, что основным искусством чиновника является умение ловко «отписаться». Но ведь под обещанием стоит подпись: глава района А. И. Миронов… Звоню в Теляжье. Глава сельского поселения Ю. Б. Ульянов терпеливо объясняет: здание, о котором идёт речь, после банкротства местного совхоза было выкуплено у внешнего управляющего частным лицом. В акте приёма-передачи оно, со слов Ульянова, значится как «строительные материалы». (Судя по всему, техническая документация на здание отсутствует). Хозяин не против того, чтобы его выкупило сельское поселение, но ведь строение сначала надо узаконить, изготовить техпаспорт и прочее! Процедура долгая, утомительная и затратная. Кто будет (и будет ли вообще) этим заниматься — неясно. Ясно одно: клуба нет и в ближайшее время не будет.

Глава Миронов не владеет ситуацией в своём районе? Или это «отписка» с расчётом, что пройдёт время, забудут и отстанут? Увы, Александр Иванович, люди не забыли и продолжают надеяться.

Классический «футбол»

В мае уходящего года неугомонный Рыженков организовал встречу ветеранов с представителями областного управления здравоохранения и главврачом района. Люди поднимали острые и наболевшие вопросы: отсут­ствие в медпунктах лекарственных средств первой необходимости, отказы от госпитализации больных из-за отсутствия свободных коек, некомплект врачей-специалистов в райбольнице и многие другие. В протоколе заседания написано, что руководители обещали принять меры.

Прошло полгода. Как и следовало ожидать, ни один из затронутых вопросов не приблизился к решению даже на миллиметр…

Излюбленный чиновничий приём, позволяющий отбиться от настойчивых просителей — «футбол», то есть перевод «стрелок» на другую инстанцию. Классический пример верховского «футбола» — проблема фельд­шерско-акушерского пункта в селе Песочном. Песоченский ФАП, по­строенный, в том числе, на средства местных жителей, с марта текущего года не функционирует. То есть оборудованное помещение имеется, а фельдшера нет, ушла на пенсию. А в Песочном, между прочим, есть грудной ребёнок, престарелые, часто болеющие люди, и вопрос медобслуживания жителей села — первоочередной.

Замначальника областного управления здравоохранения В. О. Николаев заверяет взволнованную общественность: кадр будет! Медработника направим при условии решения жилищного вопроса. Предусмотрительный Рыженков обращается к Миронову с просьбой направить в управление здравоохранения письменную гарантию выделить квартиру заведующему Песоченским ФАПом. Ответа нет. А дальше — по обычному сценарию: прошло лето, вслед за ним — осень, вот и зима на дворе… Звоню в районную администрацию. Глава районной администрации В. А. Гладских (в Верховском районе, как в Орле, две (два?) главы: одна командует районом, другая — районной администрацией) искренне так удивляется: ну что вы, какие квартиры? У нас на очереди сироты, ветераны, остро нуждающиеся… Муниципального жилья и в Верховье-то нет, а на селе и подавно. И вообще, ФАПы нам не принадлежат, они в ведении областного управления здравоохранения…

А люди, которые живут с вами в одном районе, Виктор Алексеевич, они в чьём ведении? Или вы с ними — на разных планетах?

Елена Иванова.

Лента новостей

самые читаемые за месяц