Красная строка № 32 (213) от 26 октября 2012 года

Медь звенящая

Крошка сын к отцу пришел, и сказала кроха:

— Знаешь, пап, а наша учительница рисования на последнем уроке как-то грустно пошутила. Учитесь, говорит, дети, учитесь, пока еще есть возможность! Тем, кто идет за вами, возможно, придется платить за уроки рисования.

Сын не спрашивал у отца, почему так шутила учительница. Сегодня даже младшие школьники знают: Госдума приняла в первом чтении новый закон «Об образовании», который ломает всю прежнюю систему народного образования в стране.

И совершенно права орловская учительница рисования: если закон будет принят без существенных поправок, то за такие уроки, как «изобразительное искусство» или, скажем, «музыка», родители будут платить как за дополнительное образование, не входящее в общегосударственный стандарт. Тот же принцип распространится на музыкальные школы и школы искусств, на кружки и секции, на группу продленного дня: какой-то набор «образовательных услуг» — бесплатно, если хотите большего — платите.

Беда в том, что стандарты эти, то есть набор обязательных бесплатных предметов, законом не оговаривается раз и навсегда. Список будет утверждать исключительно исполнительная власть — правительство и его министерство образования — в форме подзаконных актов. И если сегодня министр Д. Ливанов успокаивает нас и заявляет, что набор бесплатных предметов в соответствии со стандартом, в общем, сохранится таким же, каким был до сих пор, то завтра или через год этого уже никто не сможет гарантировать. Все будет зависеть от воли чиновников и от того, какие цели пред ними будут поставлены — то ли президентом страны, то ли «вашингтонским обкомом», как злые языки иногда называют руководство США.

Не случайно в Петербурге несколько педагогов устроили показательные «похороны»: провезли по улицам северной столицы символический гроб с надписью «народное образование». А в гробу том были сложены учебники русского языка, литературы и истории. Наверное, «похоронная команда» состояла из учителей-гуманитариев. У естественников были также все основания сложить в гроб учебники по химии, биологии и физике. Дело в том, что новый закон окончательно утверждает в нашей школе так называемое профильное обучение в старших классах, при этом сводя к минимуму знания по «непрофильным» предметам. «Лирикам» предлагается объединенный курс «естествознания» вместо химии, биологии и физики. «Физикам» — некая «словесность» вместо русского языка и литературы. Между тем, по данным социологических исследований, каждый третий старшеклассник, как правило, ошибается в выборе профиля обучения, то есть своих склонностей и будущей профессии. Но если закон все-таки примут, наши школы будут в массовом количестве выпускать дезориентированных недоучек.

О русском языке — особая тревога. Заявленное в законопроекте положение о праве самой школы определять язык преподавания и привлекать к обучению наших детей иностранных учителей де-факто лишает русский язык его прежнего общегосударственного статуса. Последствия нетрудно предсказать. Многие выпускники школ — граждане РФ не смогут поступить в вуз в другом, иноязычном регионе страны. В национальных автономиях эта норма закона может ускорить окончательное вытеснение русского языка из местных школ. Пройдет немного времени, и русский язык перестанет быть языком межнационального общения в Российской Федерации. Эксперты говорят о новой мине замедленного действия, которая со временем взорвет целостность страны.

— В законопроект не вошли положения, защищающие родителей от сбора, использования и передачи персональных данных и сведений о частной жизни всех членов семьи, которые не имеют отношения к образовательному процессу. Сегодня это повсемест­ная практика, вызывающая массовые жалобы и тревогу родителей, — отмечает член центрального совета Ассоциации родительских комитетов, последовательный противник ювенальной юстиции Ольга Леткова. Вот вам и еще она мина — теперь уже под институт семьи. Сбор персональных данных на наших детей и родителей — это одно из требований пресловутой «ювеналки». Не мытьем, так катаньем, элемент за элементом, но она вводится, инфицирует организм нашего пока еще традиционного общества.

Стоит ли говорить о том, что в новом законопроекте нет никаких гарантий для духовно-нравст­венного, религиозного образования. Он не закрепляет те формы самобытного русского образования, которые уже сложились в России как альтернатива государственной школе — православные гимназии, кадетские корпуса и тому подобное.

И самое главное! Из текста нового закона уже на стадии проекта странным образом выпало основополагающее положение о целях и смыслах образования, которое имелось даже в «ельцинском» законе «Об образовании» образца 1992 года: «Содержание образования должно обеспечивать: формирование у обучающегося адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы (ступени обучения) картины мира; адекватный мировому уровень общей и профессиональной культуры общества; интеграцию личности в систему мировой и национальных культур; формирование человека-гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества; воспроизводство и развитие кадрового потенциала общества». Проще говоря, нынешний закон даже не ставит такой цели — воспитания, формирования высокоразвитой личности. А это не объяснить ничем иным, кроме как намерением власти достичь озвученной однажды прежним министром Фурсенко глобальной цели колонизаторов — сделать из наших детей всего лишь «квалифицированных потребителей».

В свете такой идеологии образования зловещими выглядят даже некоторые «мелочи» школьной жизни. Чего стоит, например, такой факт: в орловских школах некие психологи, беседуя с учителями на специально организованных встречах, внушают им, в частности, что детей — своих учеников вовсе не обязательно любить. Что это, как не подрыв основ? Конечно, наивно было бы утверждать, что в наших школах в прежние времена все педагоги именно любили детей. Но в том, что их нужно любить — в этом не сомневался никто. Это была аксиома, то есть истина, не требующая доказательств! А вот теперь она ставится под сомнение.

Но как же тогда быть с авторитетами? Апостол Павел, как известно, писал, что без любви всё, что мы делаем, — это «медь звенящая». А, например, одному из основоположников педагогики Яну Каменскому, на которого еще недавно так любили ссылаться орловские учителя и директора школ, принадлежит выразительная формула: «Сначала любить — потом учить»! С точки зрения православного учения о Пресвятой Троице любовь несет в себе главное созидающее начало: «Во-первых, любовь представляет собой «единство различных», то есть такое единство, в котором составляющие его лица пребывают в полноте личностной уникальности, никоим образом не поглощаясь, не сливаясь и не нивелируясь. Во-вторых, источником любви в ее высшем понимании является не сущность, или природа, а лицо, или ипостась. В-третьих, полнота бытия, обретаемая в единстве любви, распространяется любящими на всех окружающих людей, в конечном счете, на весь окружающий мир, которые, вовлекаясь в это единство любви, становятся причастными присущим ему совершенствам».

Тут вам и уважение к личности, ее индивидуальности, тут и коллективизм, и ответственное отношение к окружающему миру — обществу и природе, глубина и широта. В общем, полный набор принципов, без которых невозможно то самое совершенствование человека, призванного служить Истине и людям, а не просто «уметь жить». По всему выходит, что без любви нет развития личности, а значит, нет образования, которое по смыслу самого слова означает высвобождение, очищение в человеке образа. Образа Божия!

Но, как сказал классик, если Бога нет, все позволено. Понятия обесцениваются, мельчают, теряются первоначальные смыслы. Можно и выхолощенный закон об образовании принять, и сделать из наших детей «квалифицированных потребителей». Отношение чиновников Минобразования к православию и понятиям нашей культуры, как уже неоднократно отмечалось в прессе, точно — очень сложное. Ну а что же наши депутаты?

Государственная Дума при голосовании законопроекта в первом чтении разделилась почти пополам. Чуть меньше половины проголосовало за альтернативный проект закона, предложенный депутатом от фракции КПРФ О. Смолиным, а чуть больше половины — за правительст­венный вариант. Весьма красноречивый результат. Значит, сомнения у законодателей по поводу «квалифицированных потребителей» все-таки есть? Однако есть и другое толкование результатов голосования. Оно сводится к тому, о чем еще в начале ХХ века якобы сказал А. Блок: к началу ХХI столетия наша страна внутренне разделится на «Россию американскую» и «Россию православную». Речь, конечно же, идет об исповедуемых ценностях и мировоззрении. Неужели мы переживаем осуществление пророчества?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц