Много слов, но всё впустую

Раньше это называлось ВТЭК, теперь — МСЭ. Врачебно-трудовые экспертные комиссии, преобразованные с 1 января 2005 года в медико-социальные экспертизы, и раньше вызывали нарекания граждан, и теперь являются объектом критики. Нужно лишь один раз побывать там, в стенах МСЭ, чтобы навеки предать проклятию ту организацию, которая призвана помогать инвалидам. Десятки жалоб опубликованы за прошедшие годы в местных СМИ, столько же отправлено во властные структуры. Но результата не видно.

Главная проблема, которую на протяжении последних лет поднимают орловские инвалиды, — это теснота и скученность в коридорах и кабинетах МСЭ. Речь в первую очередь идет о двухэтажном здании на ул. Московской, 159, где размещаются семь филиалов Главного бюро МСЭ по Орловской области. Здесь люди с ограниченными физическими возможностями часами томятся в очередях, зачастую — стоя. Общая же очередь на освидетельствование растягивается на несколько месяцев. В этот период ожидания люди теряют пенсии, право на бесплатные лекарства и другие льготы. И опять жалуются.

Несладко приходится и врачам-экспертам. Кабинетики маленькие, в иных расположено по пять столов с компьютерами, плюс шкаф для одежды и кушетка. Чтобы вести в таких условиях прием пациентов, нужно иметь стальные нервы.

Согласно нормативам, утвержденным Правительством РФ в 2004 году, на каждые 70 тысяч населения должен приходиться один филиал МСЭ. Этот норматив в Орловской области не соблюдается. А если говорить о квадратных метрах, то в здании на Московской их насчитывается всего-то 20 процентов от нормы. Не то что новые филиалы разместить — даже нынешние рассадить некуда.

Видя то, что руководство Главного бюро МСЭ не может решить вопрос с помещениями, к делу подключились общественные организации инвалидов. Так, руководитель орловской организации ветеранов боевых действий А. В. Щепетин обратился к самому руководителю Администрации Президента РФ С. С. Собянину. «Убедительно просим Вашего вмешательства с ситуацию, сложившуюся с орловскими инвалидами, которые проходят освидетельствование в экстремальных условиях», — начинает свое письмо А. В. Щепетин. И далее в резких тонах описывает то, что мы описали выше. «Пожалуйста, спасите орловских инвалидов», — призывает он в конце.

Председатель другой общественной организации — инвалидов войны в Афганистане — Е. В. Борзенков обратился к председателю комитета Государственной Думы по делам ветеранов Н. Д. Ковалеву (кстати, ныне избранному в депутаты от Орловской области). «Помещения, в которых нас принимают, не соответствуют ни санитарно-гигиеническим, ни противопожарным мерам безопасности», — добавляет он в общую картину новые нюансы. И после описания проблемы задает вопросы: «Где же у нас на деле забота о человеке? Только в отчетах и докладах?».

От имени орловской организации «Всероссийского общества гемофилии» аналогичное письмо ушло председателю комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения Л. М. Рошалю.

К общественным силам присоединились и одиночные активисты. Инвалид А. В. Михайловский, например, «забомбил» письмами и областную власть, и городскую.

Надо заметить, что перечисленные выше обращения, отправленные в первой половине текущего года, — это лишь малая толика из эпистолярного потока 2004—2008 годов. Как же властные структуры отреагировали на обращения представителей народа?

Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию (Росздрав) ответило, что оно знает о проблеме и уже обращалось как к губернатору Орловской области, так и в Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом. Просило их о безвозмездном выделении необходимых площадей. Но никаких решений до сих пор не принято, хотя просьбы были написаны еще в 2006 году.

Агентство по управлению федеральным имуществом, в свою очередь, отписало заявителям, что свободных помещений, подходящих по нормативам для СЭМ, в Орловской области нет.

А вот в органах пониже рангом, наоборот, считают, что свободные помещения есть. Так, руководитель департамента имущественной, промышленной и информационной политики Орловской области Ю. В. Коростелкин сообщает одному из инвалидов: «Органами исполнительной власти всех уровней неоднократно предлагались имеющиеся в наличии свободные площади для размещения учреждений МСЭ. Все предложения руководителем МСЭ были отклонены…».

Территориальное управление Росимущества по Орловской области в лице и.о. руководителя А. В. Иванилова указывает: «Территориальное управление занималось размещением вышеуказанного учреждения, в 2005—2007 г. Главному бюро (МСЭ) было предложено несколько вариантов помещений, при перепланировке и реконструкции которых, по мнению Территориального управления, было возможно размещение, однако предложения были отвергнуты».

Обратите внимание на сгущающуюся тональность официальных ответов. Самый же сгусток властного недовольства обнаруживается в письме заместителя мэра г. Орла Л. А. Сальниковой: «Для расширения площадей и обеспечения благоприятных условий приема граждан… администрация г. Орла неоднократно предлагала руководителю вышеуказанного учреждения Луневу В. П. дополнительные площади в нежилых помещениях города. Лунев В. П. от предложенных помещений отказался». Коротко и ясно.

Итак, все стрелки переведены на руководителя Главного бюро, который, на взгляд чиновников, роется в куче заманчивых предложений и с возмущением отвергает их.

Мы решили выяснить, почему главный эксперт по МСЭ, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заслуженный работник социальной защиты населения РФ и просто руководитель федерального учреждения В.П. Лунев отказывается от «благотворительной помощи». Выехали прежде всего на объект, который фигурирует почти во всех официальных бумагах, — дом 14 по ул. Авиационной. Представили себя на месте инвалидов и увидели следующее. Чтобы добраться по означенному адресу, нужно доехать до конечной остановки транспорта на Карачевском шоссе, затем пройти почти километр по разбитой и грязной дороге, глотая пыль от проезжающих грузовиков. Приходим к четырехэтажному зданию с выбитыми окнами. Первый этаж здесь занят неким пищевым производством. Подняться на последующие этажи невозможно: единственная лестница перекрыта. Лифта нет. Более того, выяснилось попутно, что сюда не подведены коммуникации «Водоканала». А госпожнадзор еще в апреле 2007 года выдал заключение о том, что здание в целом и предлагаемые для МСЭ два верхних этажа категорически не подходят для обслуживания «маломобильных групп населения». Главные причины — отсутствие наружного пожарного водоснабжения в радиусе 200 метров и неудачное архитектурно-планировочное решение этажей.

Неужели кто-то во властных структурах всерьез считает, что такое «великолепное» здание, стоящее на отшибе, — это спасение для инвалидов? Да они же умрут еще по дороге туда!

Едем по второму адресу — ул. Московская, д. 155. Казалось бы, вот он, подарок в центре города. Но предлагаемое сооружение оказалось бывшим клубом завода «Текмаш», запущенным донельзя. На первом этаже — мебельный магазин. Второй этаж «сверкает» потеками (прохудилась крыша). Требуется перепланировка и капитальный ремонт с многомиллионными затратами. Кто их даст, если даже на больницу им. Семашко денег найти не могут?

Остальные адреса, значащиеся в официальных ответах, — это комнатушки. Одна — в Доме быта на площади Мира (вход со двора, третий этаж), вторая — на задворках здания УВМ, где-то среди складских помещений на ул. Космонавтов. Даже если их взять, они погоды не сделают. Ибо чтобы разместить МСЭ по нормам, нужно 3 тысячи квадратных метров.

Больше выбора нет. Конечно, в городе имеется достаточно помещений, подходящих по площади и обустройству. Но все они уже «распределены» между своими людьми. Бывшая поликлиника строителей, например, отобранная у них после капитального ремонта (на ул. Красина). Городская власть в срочном порядке отдала ее под студенческий профилакторий ОГУ. Так ли университет нуждался в профилактории, расположенном в загазованном квартале, не знаем.

Другое подходящее помещение — трехэтажная пристройка, расположенное, между прочим, впритык к зданию МСЭ на Московской улице, — было отдано опять же ОГУ под какой-то новый факультет. Возьмем более свежие примеры. Заводской районной прокуратуре отдали половину помещений, которые занимал Институт охраны труда (на ул. Комсомольской). Следственному управлению отвели сразу два этажа в Доме моды (у автовокзала), выселив всех арендаторов. Сразу сделаем оговорку: мы ничего не имеем против университета, районной прокуратуры и Следственного управления. Просто такие общеизвестные примеры показывают, что помещения в городе есть. И когда очень надо расселить федеральные учреждения, их можно найти.

К чему мы пришли в итоге? А к тому, что «спасать орловских инвалидов», как просят общественные организации, власть просто не желает. Властных органов много, все якобы заботятся о народе, рапортуют, отчитываются, особенно в декаду инвалидов. А на поверку выходит — пустые звуки.

А. Максимов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц