Красная строка № 4 (310) от 6 февраля 2015 года

Мы все живём в общем доме

С редким единодушием 23 января 2015 года Государственная Дума приняла Обращение «К журналистам России и иностранных государств о недопустимости разжигания религиозной вражды». За проект постановления, внесённый представителями всех четырёх фракций, проголосовали 443 депутата. И действительно, события последних недель, в частности, расстрел редакции «Шарли Эбдо» и всё, что было с ним связано, боевые действия на Ближнем Востоке, волна демонстраций в Германии и т. д. на самом деле дают серьёзные основания для тревоги. В том числе — в России, одной из самых многонациональных и многоконфессиональных стран мира.
Госдума обратилась к журналистам с призывом «содействовать достижению взаимопонимания, терпимости и взаимоуважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов мира», и выразила надежду, что «журналистское сообщество и политические силы объединят свои усилия по упрочению межконфессионального мира и согласия».
Исходя именно из этих соображений, мы решили на страницах «Красной строки» обсудить проблему с председателем МРОМ «Общество мусульман» Болховского района, имамом-хатыбом Орловской области Холидом Абдуллаевичем Расуловым.

— Холид Абдуллаевич, приветствуем вас в «Красной строке». Прежде всего, расскажите, пожалуйста, о том, что представляет собой мусульманская община Орловской области.

— Первая религиозная организация мусульман в Орлов­ской области начала действовать в ноябре 1998 года. Я сам — переселенец из Узбекистана, по национальности турок-месхетинец. В Орловскую область мы попали в 1989 году, после событий в Ферганской долине. Нас тогда привезли примерно в количестве пяти тысяч человек и разбросали по разным районам. Так я оказался в Болховском районе, где поселили сорок семей. И стал самым молодым в то время имамом в этих краях.

— У вас было какое-то религиозное образование?

— Да, в Узбекистане я обучался в медресе. А потом в Москве получил подтверждение Московского муфтията. Когда мы обратились в администрацию с просьбой помочь с помещением для молитв, нам ответили, что для начала надо зарегистрировать религиозную организацию, то есть узаконить её деятельность. Постепенно меня начали приглашать в другие районы и даже в соседние области, поскольку имамов не хватало. Приходилось ездить, совершать религиозные обряды и там — либо похороны, либо венчание. А чтобы совершить праздничные молитвы или еженедельный общий, коллективный намаз (это называется джума намаз), люди приходили ко мне домой.
Потом наш круг расширился. Я стал знакомиться с мусульманами — представителями других национальностей, проживающими в Орловской области, — татарами, чеченцами, ингушами, дагестанцами, азербайджанцами. Договорились объединить наши усилия, открыть молитвенную комнату где-то в центре, чтобы люди могли свободно проводить свои обязательные религиозные обряды. Поэтому в 2008 году на ул. Деповской, 4 мы арендовали в частном здании помещение и открыли первую молитвенную комнату. Через некоторое время уже появилась необходимость создать отдельные религиозные организации в Орле и во Мценске. И теперь мы объединяем усилия и работаем совместно с их председателями.
Есть, конечно, у нас свои трудности. И многие организационные вопросы упираются в численность мусульман. Мы не занимаемся учётом, но примерно в нашем регионе проживает не менее 20 тысяч граждан Российской Федерации, исповедующих ислам. Вообще эта ситуация довольно быстро изменяется, появляются новые мигранты, которые тоже хотят молиться, проводить обряды. В последнее время, когда мы проводим праздничные молитвы на улице Деповской, люди уже не вмещаются в здание, и приходится проводить молитвы даже во дворе. Одно время поднимался вопрос о строительстве мечети, но теперь он по разным причинам снят, и мы сейчас этим не занимаемся.
Да, мусульмане в основном — это не коренные жители региона, хотя есть много и тех, кто прожил здесь по двадцать, тридцать лет. Вот почему мы, прежде всего, стремимся, чтобы они были полноценными гражданами Российской Федерации, привыкали к местным обычаям и, раз уж так сложилось, органично врастали в жизнь Орловщины.
Почему я так расширенно об этом рассказываю? Чтобы лучше разобраться в том, как возникают такие проблемы, как, например, во Франции, когда люди не понимают, где они находятся и какова их ответственность. Даже среди наших прихожан есть люди из разных регионов и разных национальностей. У каждого своя культура, свои обряды, которые прививались в течение веков. А бывает ведь и так, что культура одного народа может быть немножко непонятна другому народу. И вот тут надо призывать к взаимопониманию между людьми различных национальностей и вероисповеданий. И мы постоянно работаем над тем, чтобы народ это понимал, чтобы люди, приезжающие сюда, понимали, что здесь своя культура и свои обычаи, к которым надо с уважением относиться. Тогда и не будут возникать вопросы и конфликты.

— Такое уважение друг к другу должно быть взаимным — и со стороны тех, кто волею жизненных обстоятельств недавно оказался на орловской земле, и со стороны коренных орловцев…

— Согласен. И сразу приведу пример. Недавно нам пришлось хоронить одного человека, узбека по национальности, давно уже проживавшего в России. Жена у него была русская (кстати, ислам не запрещает мусульманину вступать в брак, например, с христианкой). Так вот, у этого человека не оказалось родственников с его стороны, не объявились. Зато местные жители, среди которых он прожил многие годы, очень хорошо, тепло отзывались и скорбели о нём. Он помогал соседям, старикам, был с окружающими в хороших отношениях, хотя всегда при этом оставался мусульманином. Понимаете?

— Так ведь одно другому совсем не мешает.

— У меня и у самого с обеих сторон дома — соседи-христиане, но за много лет у нас не было никаких конфликтов, споров. Если мы на праздник что-то готовим, то угощаем друг друга, приходим в гости. Между нами всегда оставались добрые, близкие отношения, как среди родственников или братьев. То есть всё зависит от нас самих. И я всё это говорю от чистого сердца.
Если же касаться ситуации в мире, включая последние события во Франции, то, конечно, мы тоже скорбим о тех людях, которые погибли, соболезнуем их семьям. Хочу подчеркнуть, что ислам осуждает террор и убийство безвинных людей.
С другой стороны, мы все видим, что страны Запада продолжают проводить политику доминирования, преобладания над остальными государствами и народами. Мы видим, как в Европейском Союзе усиливаются националистические тенденции, а различные партии за счет национализма пытаются привлекать к себе дополнительных сторонников. Усиливаются рассуждения об исламизации Европы. Но, прикрываясь этими лозунгами, некоторые силы пытаются разрушить влияние не только ислама, а вообще любых традиционных религий. Поэтому в ход идут оскорбления святынь, издевательство над верой, насмешки над традиционными ценностями, то есть недопустимые, на наш взгляд, вещи. Причем, всё это делается совершенно сознательно. В мире сегодня около полутора миллиардов мусульман, и заранее было понятно, что они не смогут на это не отреагировать.

— На наш взгляд, главная беда западных стран и Европы, в частности, состоит в том, что они потеряли веру вообще, как таковую. Там нет ни христианства, ни ислама… Они теперь верят только в богатство, молятся и служат ему. Они — как тело, которое покинула душа — гниют и превращаются в прах. Поэтому, кстати, в том же парижском журнале, о котором идёт речь, публиковались и карикатуры, оскорбляющие христианскую веру.

— Да, я как раз хотел сказать об этом же. Кажется, один из французских исторических деятелей сказал, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Так как же можно публиковать карикатуры на пророка мусульман (мир ему!), который призывал к милосердию, благим нравам? Представьте, что кто-то нанесёт оскорбление вашей матери. Как вы отреагируете? И как отреагирует любой нормальный человек? А ведь мусульмане почитают пророка (мир ему!) больше, чем своих родителей! Он искоренял невежество, безбожие, несправедливость, призвал людей к единственному Богу. Он был ниспослан не только к какому-то одному народу, а ко всему человечеству. Так как же можно вести такую подлую игру, унижая самого почитаемого в исламе человека, рисуя на него карикатуры? На наш взгляд, это недопустимо.
И такую позицию поддержали не только мусульмане России, но и христиане, и весь российский народ.

— Думаю, что люди, искренне верующие в Бога, всегда смогут найти общий язык, потому что они понимают, что такое настоящие ценности, что такое любовь, что такое вера…

—…И что она означает для человека в жизни.
Возвращаясь к своей мысли, хочу также подчеркнуть, что ислам не разделяет мирскую и религиозную жизнь. Живя в этом мире, мусульманин одновременно является и верующим человеком, и гражданином своего государства. Он подчиняется как законам Бога, так и законам своего государства.

— Вот эти попытки стравливать между собой людей различных вероисповеданий и национальностей на самом деле преследуют цель увести народы от главной проблемы — социальной несправедливости, огромной разницы между вопиющим богат­ством одних и страшной бедностью других. Верхушка западных, наиболее богатых стран по-прежнему добивается одного — поработить и заставить работать на себя всех остальных, выкачивая из других государств, средства, деньги, полезные ископаемые… А самое лучшее для этого сред­ство — посеять рознь…

— А некоторые политики пытаются на этом ещё и спекулировать, выдавая борьбу против другой веры якобы за защиту интересов своего народа. Но ведь если у людей нет свободы вероисповедания, то какое же это демократического государство? Какая же это свобода?

— Люди, которые унижают других людей, не могут быть свободными. В истории России бывали разные времена и разные события. Но она всегда была большой, многонациональной и многоконфессиональной страной — и Российская Империя, и Советский Союз. Есть регионы, в которых преобладает мусульманское население, есть регионы, где основное население — христиане… Общий язык народы всегда здесь находили, и его надо находить.

— А если вспомнить войну против фашизма? Все наши народы встали плечом к плечу, и никто не разделял на тех или других по национальности или вероисповеданию. Все вместе защищали нашу общую Родину.

— Вы по возрасту — явно родом из Советского Союза. И думаю, вы согласитесь со мной, что, при всех трудностях, между людьми разных национальностей действительно была дружба, это не выдумки какой-то пропаганды. Мы жили в одной, общей стране, и между народами в реальности были добрые взаимоотношения.

— И сегодня никто не выиграет и не построит себе сильное государство, унижая других. Но, по моему мнению, на Западе этого часто не хотят понимать, преследуя только собственные интересы, в первую очередь — интересы наживы. А как при этом будут существовать другие народы, их не волнует. Сколько тому примеров в Африке, на Ближнем Востоке…

— Ирак разрушили, Ливию разрушили, Сирию разрушили…

— Разделили народности и племена, которые раньше жили в единых государствах, под одним Законом. У каждой страны, конечно, бывают какие-то трудности, не всем угодишь, но там не убивали людей. А проблемы надо разрешать демократическим путём.
Вот почему, проживая в Российской Федерации, мы должны понимать друг друга. В этом мире земли хватит всем. Бог всех нас создал и даёт нам возможности для существования и пропитания, а мы должны жить и трудится, понимая друг друга. А если будет мир, то люди смогут и дальше развивать науку, технологии, технику, чтобы делать жизнь лучше.
Если же взаимопонимания не будет, то вот пример Украины показывает нам, что произойдёт. На Украине послушали западные советы, и вот что получилось в результате. Эти советы давались под маской доброжелательности, но, как мы уже говорили, Запад всегда преследует свои корыстные цели. Теперь её экономика разрушена, идёт война, гибнут люди. А смерть даже одного человека невозможно компенсировать никакими богатствами. В Коране говорится, что убийство безвинного человека — это такой же большой грех, как убий­ство всего человечества.
Недавно передавали, как в одной из шахт в результате обстрела горняки оказались заблокированными, хотя они не воевали, а просто работали, чтобы прокормить свои семьи… Это беда.
Так же в своё время был разрушен и Советский Союз. Я сейчас смотрю на Украину и вспоминаю события в Ферганской долине, когда нас, беженцев, поначалу вывезли на военный полигон. Мы жили в палатках, нуждались в еде, приходилось трудно, хотя нам и помогали…
А теперь, когда они увидели растущую Россию, то начали думать, как разрушить и её. Для этого надо внутри государства найти трещинки, расширить их, создать какие-то конфликты между народами, поддержать одних против других и так далее. И тогда государство разрушится.
Но, слава Богу, сегодня наше государство сильно взаимопониманием между народами и поддержкой друг друга. Как вы сказали, верующие люди всегда друг друга поймут.

— Укрепление мира и сотрудничества между народами, развитие производства, материальной мощи страны, о чем вы говорили, — это одна сторона дела. Но и каждый из нас в отдельности, какой бы веры он ни был, если он по-настоящему верит в Бога, должен, прежде всего, совершенствовать себя, служить добру, ближнему. И если так будет поступать каждый, то и в каждой семье будет мир, а значит — и во всём обществе. Государство и материальное развитие — это одно, внутреннее совершенствование человека — это вторая и, может быть, главная сторона.

— Да, в первую очередь, мы — люди, и прародители у нас одни. Конечно, в каждой семье бывают какие-то проблемы, но мы же из-за этого не отказываемся от братьев! Мы все живём в общем доме, большом, общем государстве и должны с уважением относиться друг к другу, к вере и убеждениям каждого из нас.
Хочу поблагодарить, вас и сотрудников вашей редакции, за то, что не остались в стороне в таком важном вопросе. Желаю вам и вашей редакции успехов в деле просвещения на благо народов нашего государства.

Беседовал Юрий Лебёдкин.

самые читаемые за месяц

Sorry. No data so far.