Красная строка № 16 (238) от 17 мая 2013 года

На «мирном» фронте

День Победы — уже сами по себе эти слова вызывают и восторг, и боль, и особую торжественность — особенно у тех, кто видел Великую Отечественную войну, кому есть что вспомнить и рассказать о ней…

Мне приходилось работать с людьми, которые лично на себе испытали тяготы военных лет. С. А. Бахарев, например, участвовал в танковых сражениях под Кенигсбергом. Там его танк и подбили, а сам Сергей Алексеевич остался без ноги. Дальше — проза жизни: госпиталь, медкомиссия… Как свидетельство тех событий на груди Бахарева остались два ордена Отечественной войны и многие медали.

После армии он работал в прокуратуре Колпнянского района. Прокурором там был А. Д. Дмитриев, а следователем прокуратуры — Н. К. Павлова. О том, что они активно и самоотверженно лупили фашистов, тоже свидетельствовали ордена и медали на их мундирах.

Н. К. Павлова весь свой воинский задор и преданность Отечеству полностью перенесла на гражданскую работу следователя, где на конкретных уголовных делах показала незаурядный талант. Когда ей предлагали уйти на более спокойную работу, она отвечала: «Это мой фронт, а с фронта не убегают».

А. Д. Дмитриев опыт военных лет всегда, насколько это можно, применял в прокуратуре и утверждал, что работник прокуратуры должен обладать даром предвидения, особенно, когда касалось поддержания гособвинения. И его предвидение всегда было основано на тщательном изучении материалов уголовного дела, личности подсудимого, его склонностей, повадок…

Вообще, анализируя состав сотрудников районных прокуратур послевоенных лет, убеждаешься в том, что тогда в них на руководящих должностях работали те, кто непосредственно бил врага — не из-за угла, а лицом к лицу. Эта военная закалка перешла с ними и на гражданский фронт, который возник в том числе в результате прошедшего лихолетья. То был фронт против бандитов, спекулянтов, аферистов, жуликов… Не менее страшным было, кода преступные элементы находили доброжелателей и соучастников в органах власти. Но это особая тема.

В прокуратуре Железнодорожного района г. Орла мы работали вместе с А. М. Коротеевым, который как прокурор всегда детально вникал в уголовные дела, связанные с убийством или покушением на убийство. А как фронтовик он таким действиям давал справедливую оценку.

Однажды был случай, когда двое пьяных решили «поразвлечься» с проходящей мимо женщиной. Она стала сопротивляться, и бандиты ее просто изуродовали. Суд по первой инстанции определил им по 15 лет лишения свободы. Алексей Михайлович был возмущен и требовал пересмотреть приговор за мягкостью: «Ведь это те же фашисты, как их не расстрелять?». (В те годы мера наказания в виде расстрела действовала).

Кстати, такого мнения придерживаются все прокуроры — бывшие фронтовики, когда речь идет об оценке преступных событий, связанных с лишением жизни невиновного человека: да, убийцы заслуживают только одного приговора — расстрела.

«Другого наказания эти выродки не заслуживают», — так высказался защитник Сталинграда С. Л. Богри. За проявленное мужество он был награжден орденами Отечественной войны 2 степени, Красной Звезды и многими медалями. О своих подвигах во время войны он рассказывал на встречах с трудовыми коллективами, молодежью, по радио.

Или вот другой пример. Было такое уголовное дело — на некоего Долгова, в упор расстрелявшего Зою Караякину в свинарнике, чему содействовала его сожительница. Он был осужден к выс­шей мере наказания, а соучастнице суд определил всего лишь 5 лет лишения свободы. Прокурор Т. И. Мосякина настояла на подготовке протеста за мягкостью приговора. В годы войны она работала в военном трибунале, и поэтому говорила: «Такое наказание для сожительницы — все равно, что поглаживание кота». Такое заключение дала свидетельница тех суровых лет…

Прокурор Ливенского района Н. И. Французов, защищавший от фашистов Сталинград, был непоколебим с теми, кто нападал на мирных граждан, тем более — на женщин.

Когда в Ливнах случилось чрезвычайное происшествие, Французов сам прибыл к прокурору области и просил направить в Ливны человека, который смог бы оказать реальную помощь. В процессе расследования выяснилось, что гражданка Багрянцева стала жертвой матерого, расчетливого бандита. Она жила в плетневом сарае одна, а ее сын жил и работал в Ливнах отдельно.

Преступник знал, что Багрянцева собирается строить дом, значит, у неё есть накопления. Выбрав удачный момент, он пришел к одинокой женщине, утюгом нанёс ей удар по голове. Затем обыскал сарай, а когда его расчет не подтвердился — денег не нашёл, с целью уничтожения следов он поджег сарай вместе с Багрянцевой, закрутил проволокой входную дверь и ушел домой спать.

Прокурор Французов, с учетом уроков военных лет, которые учили, как поступать в таких неординарных случаях, раскинул, как он сказал, «всё по полочкам». Составил план расследования и допроса подозреваемого, проверил всё до мелочей, не упуская ни единой улики… И, пригласив того в кабинет, начал в лоб: «Ну, рассказывай, чего мы ещё не знаем?». После такого вопроса подозреваемый рассказал всё…

Во время работы в областной прокуратуре мне приходилось бывать в командировках во всех районных прокуратурах, иногда в длительных — до двух и более лет, и участвовать в расследовании уголовных дел, причем, в этом мне непосредственно помогали участники боевых сражений на фронтах Великой Отечественной.

С капитаном Д. Ф. Домниным, прокурором Свердловского района, мы расследовали уголовное дело по хозмагу, хищение свыше 10 тыс. рублей, за что по закону того времени полагался расстрел.

С младшим сержантом М. В. Бланком расследовали приписки, организованные райкомом по всем хозяйствам района.

С лейтенантом А. И. Наумовым, помощником прокурора Залегощенского района, расследовали хищение сахара с сахзавода.

С сержантом М. З. Резником, прокурором Хотынецкого района (за совершенные во время войны подвиги награжден орденом Отечественной войны 1 степени и многими медалями), расследовали уголовное дело по убийству подростка.

Вместе с лейтенантом Притцило и прокурором Свердловского района капитаном Д. Ф. Домниным отстаивали в райкоме КПСС законное требование об аресте матерого жулика, но при этом — члена партии…

Рядовой А. А. Мерцалов, бессменный шофёр облпрокуратуры, в любое время суток был готов выехать в любое место области для выполнения срочного задания — проведения осмотров, замеров, составления плана местности, фотографирования, проверки показаний…

К нашему великому сожалению, ни одного из перечисленных сотрудников органов прокуратуры уже не осталось в живых. Но духовно они с нами.

В. В. Гончаров,
ветеран Великой
Отечественной войны.

самые читаемые за месяц