Красная строка № 40 (262) от 29 ноября 2013 года

На селе — беда!

«КС»: — Валерий Алексеевич, информационный бюллетень нашей газеты, посвящённый Верховскому району, увидел свет полгода назад. Какие изменения у вас произошли за это время в социально-экономической ситуации?

— К сожалению, негативные процессы, идущие уже два десятилетия, сохраняются. Главный из них — сокращение. Сокращается в районе практически всё: численность населения, экономика, социальная сфера… В сельском хозяйстве продолжается сокращение животновод­ства, крупный рогатый скот остался только в двух хозяйствах: в «Славянском» и СПК им. Мичурина. А нет скота — негде работать крестьянам. Недавно банк «Авангард» скупал у крестьян землю в Корсуни. Когда вёл рекламную кампанию, обещал развивать животноводство, когда же прибрал землю к рукам — ликвидировал животноводство как отрасль. В районе производится практически только зерно и сахарная свёкла. Никто не сажает даже картофель.

Из перерабатывающих предприятий работают только элеваторы и молочно-консервный комбинат. Но молока-то в районе и окрестных сёлах почти нет. Из чего делается сгущёнка? Как говорится, секрет фирмы. Закрыли хлебозавод, теперь верховцы не могут купить свежий хлеб, он завозится в район из Ливен или Залегощи. Продолжается сокращение и на Верховском железнодорожном узле. Одно время заговорили о модернизации железной дороги, но эти разговоры так и остались разговорами.
Некоторое время активно развивался торговый бизнес. Но вот в район пришли крупные сетевые фирмы «Магнит» и «Пятёрочка». С ними местные торговцы конкурировать не в состоянии. И в этой сфере пойдёт сокращение рабочих мест.

Плохи дела и в личном подсобном хозяйстве. Когда рушили коллективные хозяйства, рыночники-реформаторы обещали процветание частного сектора на селе. Вышло всё с точностью до наоборот. Нет колхоза, нет и ЛПХ. Десяток лет назад у жителей Русского Брода было примерно шесть десятков коров, сейчас осталось 8. Выращивать скот на продажу нет резона, люди дер­жат его только для собственного потребления.

Страшный удар по ЛПХ может быть нанесен, если введут требование забивать скот только на специальных бойнях. Представьте себе одинокую бабушку, проживающую в Нижнем Жерновце, которая вынуждена будет забивать поросёнка на специализированной бойне в Верховье. Транспортировка поросёнка — туда и мяса обратно «съест» весь возможный доход. А без справки с этой бойни бабушка не сможет продать свинину. Это касается и курицы, и гуся, и утки. Тот, кто готовит подобный порядок, совершенно однозначно хочет угробить подсобное хозяй­ство крестьян. И делается это в угоду экономическому интересу продавцов импортного мяса. Так что крестьянин будет вынужден покупать мясо и молочные продукты в супермаркете.

«КС»: — Но ведь руководители и активисты «партии власти» регулярно рапортуют об успехах в развитии подведомственной территории…

— Рапортуют они действительно регулярно. Вот глава района Миронов обещал в 2013 году начать строительство детского сада в посёлке Верховье. Проектно-сметную документацию на дет­сад заказывал я сам, будучи депутатом областного Совета. Увы, год заканчивается, дело — ни с места. А проблема обостряется год от года. В детском садике № 4 один корпус закрыли как аварийный. В группах сейчас приходится по 1 кв. метру площади на ребёнка, что в два раза меньше положенного по нормам.

Миронов обещал построить модульную котельную в райцентре в районе пятиэтажек. Ничего не делается. Обещал строительство полигона твёрдых бытовых отходов и реконструкцию очистных сооружений. Но проблемы с канализацией и вывозом мусора только обостряются.

В очистные сооружения пос. Верховье одно время стали привозить отходы со спиртзавода из… Краснозоренского района. Так посёлок буквально задохнулся от вони. Жители многократно обращались к начальству всех рангов, результат — ноль. Ничем не помогли и экологи. Неофициально даже говорили верховцам: мол, там такие «денежные мешки», ничего поделать с ними нельзя. Убедившись в бессилии чиновников, верховцы выставили пикеты и преградили дорогу машинам со спиртзавода. Фотографировали машины, пытавшиеся незаконно сбросить отходы. Акцию эту возглавили коммунисты — депутаты поселкового Совета. Им пришлось напрямую противостоять заезжим «денежным тузам», владельцам спиртзавода. (Чиновники такого противостояния по каким-то причинам не выдерживают.) Дельцы попытались действовать кнутом и пряником, но жители посёлка не поддались на пустые обещания, и порядок был наведён.

«КС»: — А как реализуются разрекламированные инвестиционные проекты? Помнится, очень много шума было вокруг строительства цементного завода в Русском Броде.

— На мой взгляд, широко разрекламированные инвестиционные проекты — своего рода предвыборная пиар-приманка партии власти. При Е. С. Строеве была мода ставить накануне выборов закладные камни на местах, где якобы планировалось строить крупные животноводческие комплексы или предприятия. Проводится митинг с участием губернатора, привозят камень, произносят речи, в которых обещают местному населению инвестиционную манну небесную и рабочие места с заоблачной зарплатой. Проходят выборы, про животноводческие комплексы власть забывает, об инвесторах ни слуху, ни духу, только камни одиноко стоят по обочинам дорог. Один такой камень до сих пор стоит в Троицком, другой валяется в кювете в Песочном. А самый красноречивый памятник этим обещаниям — разрушающийся свинокомплекс.

Та же практика продолжилась и при губернаторе Козлове. Перед последними выборами был очередной «инвест-фантом»: нефтеперерабатывающий завод в Раевке. Кто-то даже купил у тамошних крестьян 10 земельных паёв за 1 миллион рублей, якобы под строительство. Выборы прошли — тишина. То же самое — и с цементным заводом. В Русском Броде — полный упадок.

«КС»: — Остановитесь подробнее на ситуации в Русском Броде.

— В этом бывшем райцентре с особой остротой проявляется общий упадок социальной сферы. При Советской власти в таких сёлах были предприятия с рабочими местами и все необходимые для жизни социальные службы. Сейчас населению работать негде, социальные учреждения исчезают на глазах. В Русском Броде постепенно ликвидируется больница, здесь уже нет стационара, осталось несколько мест дневного пребывания, но для них нет необходимого оборудования. Вот зам. главного врача Верховской ЦРБ М. А. Гусева прислала мне письмо, в котором просит оказать содействие в приобретении специального медицинского сейфа. Без сейфа в Русском Броде негде хранить психотропные вещества, необходимые для оказания скорой и неотложной помощи при шоке и т. д. В областном бюджете денег на сейф нет.

Взять культуру. Директором дома культуры в Русском Броде работает активный специалист Ирина Мальцева. Но ей не платят несколько месяцев зарплату. Хуже того, она в ходе конкурса заслужила областной грант в 50 тыс. руб. И эти деньги получить не может.

А если одной рукой власть что-то делает, то другой — разрушает. В Русском Броде проводили газопровод, на переулке Речном разрушили 200 метров асфальта, дорога уничтожена. Таких случаев только в одном селе несколько. Люди обращаются к главе администрации поселения В. В. Васильеву, тот отвечает: нет денег на восстановление. И заставить газовиков восстановить разрушенное мест­ная власть не в силах. На другой улице снесли водоразборную колонку, жители ходят за водой к роднику.

Водоснабжение — вообще больное место орловского села. Износ водопроводов, построенных при Советской власти, составляет 80%. Наладить водоснабжение без привлечения федеральных средств местная власть не сможет, средств на это в скудных бюджетах нет. Поэтому районные и сельские чиновники пытаются решить проблему таким же образом, как с отоплением. В Верховье давно взят курс на поквартирное отопление. Вот и с водоснабжением чиновники, вероятно, поступят так же, призовут жителей решать эту проблему индивидуально, мол, бурите сами скважины, проводите воду и канализацию. В райцентре не осталось ни одной водоразборной колонки. Приезжим автомобилистам, чтобы залить воду в автомобиль, приходится покупать минералку в магазине.

«КС»: — Какую политику проводит местная власть в образовании и здравоохранении?

— Несмотря на напоминания президента и премьера, что без школ нет будущего у села, так называемая «оптимизация» сельских школ в нашем районе продолжается. В текущем году закрыли Карповскую школу, налицо явная тенденция к тому, что в районе останется 4—5 так называемых базовых школ. Власть экономит на сельских детях. Учреждения образования имеют долги по коммунальным платежам в 15 миллионов рублей.

Та же тенденция и в здравоохранении. В советское время профессия врача была в высшей степени престижна. Теперь в районной больнице дефицит врачей, укомплектованность составляет 50%. Из-за нехватки кадров сокращают отделения. Если так пойдёт дело и дальше, то скоро больница останется не в каждом районе. При этом у районных чиновников голова за медицину не особенно болит. Медицина полностью на бюджете области.

Беда и с учреждениями культуры. Вот в Большом Синковце клуб развалился. Его восстановили, но отопления современного не сделали, печка топится дровами и углем. При таких условиях здание опять начало портиться.

При этом надо иметь в виду, что кадры в социальной сфере есть. Пусть многие бюджетники получают по 6—9 тысяч рублей в месяц, но другой работы на селе сейчас просто нет, люди соглашаются на любую зарплату.

«КС»: — Мы знаем, что на недавнем пленуме райкома вы рассматривали вопрос о межнациональных отношениях. Разве в Верховском районе эта проблема стоит остро?

— На дворе царит глобализм, от него не спрячешься в самой глухой деревне. Ситуация складывается так, что наши крестьяне после разрушения колхозов, совхозов, заводов и прочих сельхозпредприятий, после ликвидации животноводства в массовом порядке уехали в Москву, которую молодёжь называет «Нерезиновой». Бывшие механизаторы, водители и прочие специалисты устроились охранниками и сторожами, живут вдали от дома и семей, деградируют в профессиональном и человеческом смысле. За две недели они получают примерно 15—20 тысяч рублей, с собой в деревню привозят 10 тысяч. Вот такие у наших гастарбайтеров «сверхдоходы».

Статистику власть преднамеренно не ведёт, но по приблизительным оценкам примерно половина жителей района трудоспособного возраста ищут работу за пределами района и области. Многие деревни просто опустели. Но, как говорят учёные, природа не терпит пустоты. К нам в центральную Россию с начала 1990-х годов поехали переселенцы из Средней Азии и Кавказа, представители самых разных национальностей, преимущественно мусульманского вероисповедания. Они расселились в покинутых домах и ведут натуральное хозяйство, то есть заводят скот, выращивают овощи, тем и кормят семьи. Большинство (особенно женщины) не вовлечено в деятельность крупных и средних предприятий. Не исключаю, что некоторые из переселенцев имеют и какой-то нелегальный приработок. В отдельных деревнях переселенцы уже составляют большинство населения, в Туровской школе большая часть школьников нерусские. Налицо формирование анклавов, в которых русские составляют меньшинство. Это не может не тревожить нас. Мы все должны помнить о Косово.

Так что проблема национальных взаимоотношений есть и в Верховском районе, и в целом на Орловщине. Но решать её надо комплексно, прежде всего, нужно возрождать сельскохозяйственное производство, обеспечивать рабочими местами коренное население, надо вернуть из Москвы охранников и сторожей, дать им возможность заниматься квалифицированным трудом, почувствовать себя творческими, нужными родине и семье людьми. А государство должно найти средства на возрождение социальной сферы, чтобы селяне не чувствовали себя пасынками по сравнению с горожанами. Нефтедоллары на это есть, только пока их отправляют в Стабфонды и тратят на яхты для олигархов.

«КС»: — Валерий Алексеевич, вот перед нами газета «Орловская губерния», в ней объявления: банк «Авангард» приглашает на работу в сельхозпредприятия. Почему же там вакансии при наличии на селе безработицы?

— Потому что там страшные условия труда. Налицо эксплуатация и полное отсутствие заботы о трудящихся. Я был не так давно в Нижнем Жерновце, где создано отделение «Авангарда». Мест­ные жители не стали там работать. Механизаторов и водителей заставляют трудиться за сотни километров от дома, совершенно не заботясь о бытовых условиях, платя нищенскую зарплату. За десятилетия социализма наши крестьяне отвыкли от безропотного батрачества. Кстати, об аналогичной ситуации с банком «Авангард» в Ливен­ском районе писала недавно газета «Правда». Так что это не исключение, а правило. Банкиры и инвесторы приходят в орлов­ское село для того, чтобы нещадно эксплуатировать нашу землю и наших людей. И никаких профсоюзов, никакой трудовой инспекции в таких конфликтах не видно и не слышно.

Недавно в районе с помпой был отпразднован юбилей комсомола, пришли почти все районные чиновники. Речи ностальгические говорили, песни комсомольские вспомнили. Я им говорю: «Надо бы возродить комсомол, ведь мы все через него прошли!». Так они чуть ли не с испугом: «Что ты? Сейчас другое время!».

Конечно, время другое, за последние четверть века идеология чистогана, наживы проникла во все поры общества. И уж нечего говорить о том, что чиновники буржуазной эпохи в первую очередь о себе думают, а не о родине, не о людях труда. Вот губернатор Козлов часть льгот себе сократил (конечно, не без давления со стороны), а наши верховские чиновники льготы себе только увеличивают. Не может буржуазная власть интересы простого человека защищать. Люди это понимают и обращаются за помощью к нам, в райком КПРФ.

На недавнем пленуме коммунисты говорили, что в условиях обостряющегося социально-экономического кризиса наша партийная организация должна повысить свою боевитость. Не должно быть никакого соглашательства с властью. Как когда-то сказали коммунисты: наше дело правое, мы победим!

«Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц