Красная строка № 21 (243) от 21 июня 2013 года

На вере в Триединого Бога зиждется все христианское вероучение

Все богослужение — общественное и частное — начинается с прославления Пресвятой Троицы. Молитвы ко Святой Троице сопровождают человека от появления его на свет до смерти. Первые слова, которые Церковь обращает к только что родившемуся младенцу, — «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». В таинстве Крещения Церковь возрождает младенца «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». С отроческого возраста кающемуся отпускаются на исповеди грехи его «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». Во имя Святой Троицы совершается таинство Брака. Наконец, молитва иерея при погребении усопшего: «Яко Ты еси Воскресение…» заканчивается обращением ко Святой Троице.
* * *
Из православного учения о Пресвятой Троице следуют три ключевых положения, определяющих христианское понимание любви.

Во-первых, любовь представляет собой «единство различных», то есть такое единство, в котором составляющие его лица пребывают в полноте личностной уникальности, никоим образом не поглощаясь, не сливаясь и не нивелируясь. Иными словами, любящие сохраняют свою индивидуальность, обретая в то же время некое особое единство.

Во-вторых, источником любви в ее высшем понимании является не сущность, или природа, а лицо, или ипостась. То есть мы любим не потому, что «так устроены» физиологически по плоти своей, не в силу гормональных процессов, а потому что мы — личности, существа нрав­ственные, духовные. При всех разговорах об исключительном уважении личности на Западе, там, в католическо-протестантском мире, во главу угла ставится как раз человеческая природа как источник и объяснение всех общественных отношений. Не случайно в так называемых цивилизованных странах вопрос о правах человека так заметно опошлился в последнее время: защита прав во многом свелась к отстаиванию свободы удовлетворения плотских потребностей.

В-третьих, полнота бытия, обретаемая в единстве любви, распространяется любящими на всех окружающих людей, в конечном счете, на весь окружающий мир, которые, вовлекаясь в это един­ство любви, становятся причастными присущим ему совершен­ствам. Этот тезис означает, что истинная христианская любовь не знает границ — сословных, клановых и иных ограничений.

По материалам
православных сайтов.

самые читаемые за месяц