Национальный позор победителей

Два полководца Отечественных войн XIX и XX веков своим ратным подвигом и своим прахом навечно связаны с Орлом. В Отечественную войну 1812 года — генерал артиллерии от инфантерии, Георгиевский кавалер Алексей Петрович Ермолов (1777-1861 гг.), в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов — генерал-майор, Герой Советского Союза Леонтий Николаевич Гуртьев, командир прославленной в Сталинградской битве 308-ой Сибирской стрелковой дивизии, впоследствии получившей название «Орловская», погиб 3 августа 1943 года на подступах к Орлу. Орловчане по праву гордятся своими героями и считают, что наш общий долг — свято хранить память о них.

Монументы великих людей России на их малой родине всегда поднимали престиж и авторитет региона. Установка конных статуй с великими государственными деятелями и прославленными полководцами была торжественным и значимым событием, служила знаковым фактором признания заслуг не только личности, но и региона перед всей страной. Решение об установке конных памятников до революции было исключительно прерогативой царствующей семьи, а само открытие монумента отмечалось как общегосударственный праздник.

4 июня 2002 года в день 225-летия со дня рождения героя Отечественной войны 1812 года генерала А. П. Ермолова в Орле состоялась торжественная церемония закладки камня в основание будущего памятника. Указом губернатора Орловской области от 30 декабря 2003 года за № 221 был объявлен открытый всероссийский конкурс на лучший проект памятника. Были выставлены 20 проектов с макетами, все конкурсанты — именитые скульпторы России, у каждого огромный опыт создания памятников выдающимся деятелям в различных городах страны, а также за рубежом. Во второй, решающий этап конкурса вошли пять претендентов. Примечательно, что жюри учитывало мнение многочисленных посетителей, оставивших на общественных просмотрах свои записи и пожелания в книге отзывов.

Территория площади Ермолова занимает практически целый квартал неправильной конфигурации, окружена разностилевыми и разнохарактерными зданиями. Совершенно очевидно, что для объединения круговой панорамы разновысотных зданий в единый ансамбль в центре площади нужна активная собирающая высотная доминанта. Это предполагает парную композицию — колонну Славы и конную статую. Значимость площади Ермолова, находящейся в древней части города, в этом случае возрастает на порядок.

Во второй тур претендентов вышла композиция под № 23306, авторы проекта — скульптор А. Н. Бурганов (г. Москва), архитектор В. В. Плотников (г. Орел). Монумент представляет собой композицию из обелиска Славы (девятиметровая колонна с крылатой Никой Победы) и сам конный памятник, излучающий силу, стабильность и государственность. Перед нами воин-победитель, вернувшийся на свою малую родину. Возможно, что этому проекту под № 23306 орловчане и жюри конкурса отдали бы свое предпочтение.

В 2012 году на месте так называемого «Зинкиного камня» в спешном порядке был установлен памятник А. П. Ермолову работы скульптора, не участвовавшего в конкурсе. Устанавливается монумент без согласовательной и разрешительной документации, без предварительного ознакомления с ним общественных и творческих коллективов, без решений Градостроительного совета, городского Совета народных депутатов, мэрии города Орла. Областная власть четко и ясно сказала, что ей наплевать на ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», в городе Орле их никаким боком не касаются Градостроительный и Земельный кодексы. Нарушение законов государственными людьми, в чьи прямые обязанности входит стоять на их страже — это путь к полной потере управляемости, анархии, дикости, к криминализации общества.

«Подвиги Ваши — достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России», — писал великому полководцу А. С. Пушкин. Грибоедов писал Кюхельбекеру о А. П. Ермолове: «Патриот, высокая душа, замыслы и способности точно государственные, истинно русская мудрая голова». Но вместо полноценного архитектурного аккорда, монумента, соразмерного масштабу личности, генерал артиллерии А. П. Ермолов вернулся в отчий дом в образе лихого гусара с плеткой в руке на вздыбленном коне. Сама концепция монумента представляется спорной и не продуманной. Отдавая должное таланту скульптора Р. Юсупова, автора памятника, надо отметить, что в походах генерал пользовался лошадьми донской породы — горбоносыми с длинной изогнутой шеей, статными и выносливыми.

Установка памятника без ознакомления с проектом соотечественников великого полководца — это не проявление «крутизны» властных областных чиновников, а обыкновенное бытовое хамство, возведенное в ранг региональной политики. Взрослым людям с нормальным интеллектом должна быть присуща экстраполяция, т. е. они должны на шаг-два вперед рассчитывать свои действия. Безответственность власти в патриотических и социально-значимых проектах недопустима, она раскачивает общество, люди очень болезненно реагируют на отношение к ним как к бессловесной и аморфной массе, не претендующей на свое собственное мнение и свое понятие уклада жизни. Люди, наделенные обществом властными полномочиями и окормляющиеся за счет этого общества, так поступать просто не должны. Базовые права человека — не политические, а гражданские, а они попираются чиновничьей кастой в первую очередь.

Детские и отроческие годы А. П. Ермолова прошли в селе Лукьянчикове у слияния Малой Оптухи и Большой Оптухи. По преданию, дедом А. П. Ермолова, действительным статским советником Д. Л. Ермоловым в начале XVIII века была построена деревянная Покровская церковь. Отец А. П. Ермолова, секунд-майор от инфантерии, в начале XIX века строит новую Покровскую церковь.

Выйдя в отставку в 1827 году, А. П. Ермолов проживает в селе Лукьянчикове с детьми: Виктором (1820-1892), Клавдием (1823-1895), Петром (1826-1843) и Николаем (1827 — умер после 1843). Отсюда он в 1839 году проводил на Кавказ А. С. Пушкина, дав ему в дорогу породистых лошадей. В селе Лукьянчикове мать и сестра полководца похоронены при Покровской церкви, сама церковь утрачена в XX веке, село практически опустело. Было бы оправдано на месте фундаментов Покровской церкви под патронажем Орловско-Ливен­ской епархии построить памятную часовню.

В Орле сохранился дом отца А. П. Ермолова. В 1827 году А. П. Ермолов пишет своему сослуживцу об отце: «Старик мой строит себе маленький домик близ церкви и жилища архиерея». Сохранившийся дом отца Ермолова — одно из старейших жилых деревянных сооружений города Орла. В 1911-1912 годах отмечалось 100-летие войны с Наполеоном и 50 лет со дня смерти А. П. Ермолова. Орлов­ский дворянин В. Р. Апухтин выступает с инициативой создать в Орле музей А. П. Ермолова. Последующие социальные потрясения в России не позволили осуществить задуманное. Для Орловской области вполне по силам выкупить из частного владения сохранившийся дом отца А. П. Ермолова и создать музей орловчан — героев Отечественной войны 1812 года. В Орле был один из крупнейших госпиталей воинов Отечественной войны 1812 года, в области прозябают в мерзости запустения или полностью утрачены могилы генералов и Георгиевских кавалеров, чьи воинские подвиги высоко оценены Отечеством: Ф. Н. Пушкарев, Ф. К. Корф, Е. Ф. Комаровский, П. И. Павлащев, Н. И. Лавров, М. Н. Мацнев и многие другие герои войны 1812 года незаслуженно забыты.

В 1912 году Свербеевский переулок переименовали в улицу Ермолова, она шла от Городского парка до Троицкой церкви. В 1924 году улицу Ермолова переименовали в улицу Пионерскую. Совершенно очевидно, что названия улиц должны иметь смысловое историческое значение. К усыпальнице А. П. Ермолова должна вести улица Ермолова.

Усыпальница Ермоловых — памятник федерального значения, Троицкая церковь — регионального. Оба объекта вошли в план подготовки к празднованию 450-летия Орла. На Орловском кладбище, образованном в 1778 году, в 1828 году в классическом стиле строится церковь Святой Живоначальной Троицы. В 1854 году в псевдорусском стиле при церкви строится колокольня. В 1861 году по его воле Герой Отечественной войны 1812 года А. П. Ермолов был похоронен рядом с храмом. По проекту архитектора В. С. Попова в 1885-1887 гг. (проект сохранился) церковь расширяется северным и южным приделами, в южном приделе в каменных склепах устраивается родовая усыпальница Ермоловых. В склепах захоронены: А. П. Ермолов (1777-1861), его отец П. А. Ермолов (1744-1832), сын А. П. Ермолова Клавдий Алексеевич (1820-1894) и невестка Варвара Николаевна (1823-1897). Церковь закрыта в предвоенные годы, в последующем все культовые атрибуты уничтожаются, склепы вскрываются (сохранилось графическое изображение интерьера усыпальницы). В 1954 году на восточном фасаде южного придела краеведом М. В. Каплинским и скульптором Б. Д. Бологовым устанавливается мемориальная плита с портретом-барельефом А. П. Ермолова.

На проведение ремонтно-восстановительных работ по Троицкой церкви из федерального бюджета предусмотрено в 2011 году 7 млн. рублей, в 2012 году — 7 млн. рублей, в 2013 году — 5 млн. рублей. Приходские советы церквей не могут контролировать ход производства работ на объектах, финансируемых из федерального бюджета. По состоянию на сегодняшний день все виды работ, выполненные на Троицкой церкви, ровным счетом никакого отношения к реставрации не имеют. Работы выполнены без надлежащей исследовательской и проектной документации, без авторского надзора, с грубейшими нарушениями технологии производства работ, с искажением архитектурного облика памятника по завершению, покрытию, декору фасада. Классицизм — это «очеловеченная архитектура», первоначально церковь окрашивалась в светло-охристый цвет — зеленых людей не бывает, как нет классических аналогов с ядовито-зеленым цветом. Мы имеем пример, когда все деньги не просто выброшены на ветер, а прямо и непосредственно нанесли непоправимый ущерб памятнику.

Чиновники воспринимают свою работу как бизнес-актив, они постоянно заряжены на «распил» и «откат» бюджетных денег, не берутся ни за одно дело, где не просматривается личный интерес, в противном случае они просто не осваивают бюджетные деньги целенаправленного назначения. Надо отдать должное их способности планировать и осуществлять на практике махинации и аферы на недвижимых памятниках истории и культуры. Ремонтные работы или работы скрытого характера — одна из доходных тем, где сложность и объем работ берутся с «потолка», а сметная стоимость порой завышается на порядки.

На усыпальницу Ермоловых выделено в 2011-2013 годах соответственно 1 млн. рублей, 2 млн. рублей и 2,5 млн. рублей. Описать, в каком состоянии сейчас находится место упокоения праха полководца, не представляется возможным, это надо видеть. Чиновники от культуры, забравшись в каменные склепы без какого-либо обоснования, без надзора экспертов и соответствующих специалистов, из-за нездорового любопытства и своего невежества уподобились «черным» гробокопателям.

В 2011-2013 годах на Троицкую церковь и усыпальницу Ермоловых в целом выделяется 24,5 млн. рублей, это в два раза больше, чем общая стоимость производства работ построенных церквей — Успенской церкви в Успенском мужском монастыре г. Орла и церкви Пантелеймона при Плещеевской больнице. Сметная же стоимость проектных работ по Троицкой церкви в 50 раз больше стоимости архитектурно-строительной документации по этим двум объектам. При таких безотчетности и бесконтрольности расходования денег налогоплательщиков чиновники уподобляются коммерсантам, работающим только на собственную прибыль.

Н. С. Лесков о своем великом земляке писал: «Славу его протрубили не пристрастные газеты, не реляции, которые пишутся в главных квартирах… Славу его пронесли во всю Русь на своих костылях и деревяшках герои-калеки, ходившие с Алексеем Петровичем и в огонь, и в воду… с Ермоловым было и умирать красно». Через 200 лет после триумфа и славы российского полководца его потомки постыдным образом не смогли достойно монументом утвердить его величие и привести в надлежащее состояние могилу.

Памятник Герою Советского Союза генерал-майору Леонтию Николаевичу Гуртьеву воздвигнут в 1954 году, расположен на центральной аллее сквера им. Гуртьева. Авторы — скульптор Е. В. Вучетич, архитектор Я. Б. Белопольский. Памятник продолжает традиции русской монументальной скульптуры второй половины века. Сохраняя портретные черты генерала, автор стремился создать обобщенный монументальный образ полководца Советской Армии. Композиция скульптуры — статичная и величественная, пластичный язык прост и лаконичен. По мнению искусствоведов, орловский монумент известного ваятеля — одна из лучших работ, отображающих полководцев Великой Отечественной.

Прах генерала Л. Н. Гуртьева лежит на Троицком воинском мемориале, над ним был установлен кладбищенский готический памятник с неизвестного захоронения. Часть Троицкого кладбища с отдельным въездом некогда занимали лютеранские и католические захоронения XIX — начала XX веков. Судя по надписям, памятники изготавливались Московскими мастерскими Е. Петрова и И. Кабанова. С одного из этих захоронений и взят памятник на могилу генерала.

Л. Н. Гуртьев освобождал г. Орел от немцев, генерал А. П. Ермолов — от французов Россию, прах обоих приняла земля Орловщины.

Понятно, что критика должна быть конструктивной, а не истребительной, но ведь это не критика, такова реальная действительность — глумление моральных уродов и отморозков над воинскими захоронениями представляются детскими шалостями по сравнению с тем, что творят «маленькие» люди, дорвавшись до власти.

Вообще же за годы Великой Отечественной войны 166 уроженцев Орловской области были удостоены звания Героя Совет­ского Союза. 58 орловцев — Героев Советского Союза отдали свои жизни ради победы над врагом, 41 орловцу это звание присвоено посмертно. На территории области погибли и похоронены 44 Героя Советского Союза, однако могилы большинства из них утеряны. Памятные знаки на сохранившихся могилах не все соответствуют ст. 9 Закона «О статусе Героя Советского Союза».

Всего на Орловщине в годы войны погибло более 150 тыс. человек. На территории области в годы оккупации было размещено 12 лагерей для военнопленных, в которых заключенные умирали от голода и болезней. В области располагалось 253 госпиталя, только в Орле во время войны их было 50. На территории области находятся кладбища 16-й, 69-й, 81-й, 211-й, 269-й стрелковых дивизий, 31-й гвардейской, 30-го танкового корпуса, 5-й артиллерийской дивизии Главного командования. Большинство братских могил не сохранилось или находятся в крайне ветхом состоянии.

В общем списке охранных документов в Орловской области значится 851 воинское захоронение, это малая часть реально существующих. На сельских кладбищах находятся более 200 братских и одиночных захоронений. Многим постаментам над прахом воинов — более полувека, ресурс физической сохранности большинства памятников полностью исчерпан, ремонту или реконструкции они уже не поддаются и требуют полной замены. Сами памятники из бетона и кирпича превращаются в прах, а вместе с металлическими надписями ржавчина разъедает и нашу память.

Практически каждый год к 9 мая и 5 августа «чудным образом» находятся останки воинов, павших на Орловщине. «Патриотические» пиар-акции с перезахоронением, салютом и пламенными речами для чиновников стали многолетней традицией. В этом году Орловщина будет отмечать 70-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Восстановление всех памятников, имеющих историко-художественную ценность, а также устройство новых взамен ветхих или утраченных — это наш святой долг перед теми, кому мы обязаны своей жизнью.

М. Скоробогатов,
архитектор-реставратор.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»