«Надо защищать свои интересы, иначе всё потеряем»

— Президент России Дмитрий Медведев намерен провести консультации с лидерами всех политических партий в преддверии большого политического сезона. Медведев сообщил об этом в четверг на встрече с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Об этом и других событиях поговорим с самим Геннадием Андреевичем. Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Во-первых, я очень рад вас видеть…

— Спасибо, Марат, взаимно, взаимно…

— Много событий в мае произошло, есть о чем поговорить, но, раз мы начали с вашей встречи с президентом, расскажите о ней поподробней. Что удалось обсудить?

— Проблем в стране очень много, и они требуют срочного решения. Сегодня утром передали: в Туве бензин стоит 50 рублей и он есть только на четырех бензоколонках. В стране, которая добыла 500 млн. тонн нефти и 350 млн. продала за бугор, эта проблема должна решаться автоматически. Поэтому мы посмотрели проблемы энергообеспечения, особенно связанные с Югом России, где идет посевная… Я попросил президента в срочном порядке разобраться, иначе останемся в следующем году и без своего хлеба.
У меня был целый ряд проблем, связанных с оборонным комплексом. У нас один из лучших комплексов, но он сейчас кашляет, он без заказов, без денег. Я положил на стол три крупных документа о состоянии двух ведущих предприятий, которые производят космическую технику и двигатели к самолетам… У нас в Королеве есть фабрика, которая производит специальное волокно — используется от бытовой техники до космоса и подводных лодок. Без него не сделаешь хороший бронежилет, парашют. Душат эту фабрику. А если ее задушат, то будем покупать огромные партии для армии, для МВД у чужого дяди. Во-первых, у них хуже, а во-вторых, в два раза дороже.
Два блока, связанных с образованием и с медициной. Я встречался накануне с ведущими специалистами Пироговского съезда. Они сделали заключение на новый закон о здравоохранении, который вносится в Государственную Думу. По этому закону граждане лишаются государственной поддержки и, по сути, все медицинское обслуживание становится платным. Я потребовал, чтобы немедленно были даны поручения. Они даны — руководству правительства вместе со специалистами, врачами, а не только министерскими чиновниками — разобрать в деталях…
Все, что связано с народным образованием. Закон уже внесен. Мы подготовили параллельный закон «Образование для всех». Готовили лучшие специалисты — Жорес Алферов, Мельникова, Смолин, Плетнева и многие другие. Мы настаиваем: наш закон лучше — и требуем, чтобы на августовских совещаниях он обстоятельно рассматривался.
Рассмотрели в деталях проблемы, связанные с выборами. Выборы в марте были абсолютно грязными — подметные газеты, абсолютно грязная кампания. Разобрали все наши предложения. Он многие поддержал, даны поручения и Суркову, и Грызлову. Я надеюсь, выборы в декабре будут честнее и интереснее.

— На встречах с президентом в основном говорите вы? Вас слушают, как я сейчас, или он вам тоже что-то рассказывает? Практические результаты таких встреч?

— Нужно отдать должное: и Путин, и Медведев, и Грызлов, когда с ними беседуешь, ведут диалог вполне цивилизованно и корректно… Я всегда приношу документы. Читают, смотрят, дают поручения, но, к сожалению, в России сегодня государственная машина абсолютно не работает. Вот я был у Путина. Он полностью поддержал меня по приборостроительной промышленности. Я встречался с министрами и подготовил хорошие предложения по развитию российского станкостроения, сохранению 150 предприятий. Их сейчас душат, заказов нет, а без станкостроения мы никто.
Подготовил прекрасные предложения по приборостроению. У меня на родине, в Орле, завод есть «Орлэкс», это единственное в стране предприятие, которое делает регулирующую аппаратуру для холодильников всех типов. Если их придушат, мы будем заказывать у кого-то…
Говорят, у нас «Глонасс» прекрасный. В советской группировке спутников — почти тридцать штук — ни одной детали не было иностранной. Сегодня в «Глонассе» 90—95 процентов комплектующих — иностранные. Завтра нажмут кнопку и выведут из строя всю вашу группировку, технически эта задача абсолютно решенная!
Давайте сохраним завод! И вот мурыжат: от Христенко — к службам. И так по сей день… То же самое с программой по боеприпасам. Самолеты, пушки, танки — это средство доставки. Если у вас нет боекомплекта, все это будет стоять. Боеприпасная промышленность была уникальная. Пузырев, зам. министра, вместе со специалистами классные документы подготовил! Да, подписали, дали поручения. Службы — министерства и ведомства — не работают!
По дорожному строительству… Есть уникальное место в Подмосковье — Снегири. Сталин выбирал, рядом с Истрой, там, где Новый Иерусалим, там, где Жуков давал приказ о наступлении, там, где знаменитая деревня Крюково. Говорим: уже затор на дороге, давайте 10 км дороги построим рядом. Всего десять километров! Все согласны: премьер согласен, министр согласен, губернатор согласен, начальники согласны. Приехали, посмотрели — и конь не валялся!
Я вчера Медведеву передал программу дорожного строительства. Супердорожного! Ее осваивали европейцы — посмотрите результат; китайцы по этой программе 30 тысяч километров дорог построили! Говорю: давайте соберемся и толчок дадим. Дорогу от Москвы до Питера — 700 км — третий год построить не могут, сидят и ссорятся в Химкинском лесу. Ничего не делается!

— Почему хорошие начинания пробуксовывают и, кроме лидера политической партии, некому вступиться за эти заводы?

— Марат, понимаете… Министерство промышленности… Тот же Христенко сидит сколько лет? Кто с него спросил, почему станкостроение задушили, почему робототехника не работает? У нас 15 авиационных заводов было, которые производили 1,5 тыс. летательных аппаратов в год. Почему за прошлый год свои заводы для своей страны сделали всего 8 гражданских самолетов?.. Говорили: «Суперджет», «Суперджет»… Никак он не поднимется и не полетит. Показали вам Т-50. Хороший истребитель. А почему он не летает?

— Есть хороший формат — «Правительственный час»: приходят к вам министры в Госдуму, рассказывают…

— Приходят, говорят, слушают, соглашаются…

— Они же отвечают на ваши вопросы…

— Извините, чтобы машина работала, должна быть отличная команда. А когда сидит Кудрин, который не хочет дать деньги на деревню, на леса, воды, поля… Почему сейчас полстраны опять горит? Потому что было 70 тыс. лесников, а осталось 12 тысяч! Некому даже организовать работу.

— А разве сейчас не организованы добровольные пожарные дружины?

— Добровольные пожарные дружины сегодня организованы в одной деревне из десяти. А их еще надо выучить, оснастить, лицензию выписать. Это огромная, каторжная работа, но нынешнее правительство к этому абсолютно не приучено.

— Были приняты поправки в Лесной кодекс, ужесточили…

— Ну и что?

— …ответственность за костры… Это все не работает?

— Ха… Не работает… А почему горит? Потому что не работает.

— А что сработает?

— Нужна целая, ясная программа. Просто привожу пример. Вот я родился на границе Брянского и Калужского леса. У нас петух на три области орал… Мы с отцом-инвалидом, который на одной ноге вернулся с войны из Севастополя, построили у себя дом, хороший дом. Каждый год в лесу что-то возгорало, но не было ни одного пожара. Деревянная вышка, постоянный дежурный, у каждого полный расчет — у кого ведро, у кого багор, у кого топор, у кого лопата. В лесу, если вовремя увидел и прибежал, вы лопатами забросаете участок пожара… Но теперь все разогнали, все ликвидировали. В каждом коллективном хозяйстве — их было почти 50 тысяч — был свой пожарный расчет.

— Вы сейчас говорили о небезразличии. Люди сами, не из пожарных отрядов, ходили…

— Марат, я сейчас закончу.

— …и тушили..

— В каждой деревне были трактора, можно было опахать. Все буераки были выкошены. Почему? В каждом доме была корова, были овцы, были кролики. У меня было сто штук кроликов, я с косой все буераки обегал, три мешка должен был накосить. Никакого сухо­стоя вокруг деревни не было! А сейчас — ВОТ ТАКОЙ сухостой! Первый окурок, первая разбитая бутылка в качестве линзы — и заполыхало.

— Это даже не окурок, специально жгут, Геннадий Андреевич.

— И это может быть. Но понимаете, когда у вас по всей цепочке нет хозяина, нет ответственности, когда вы главной задачей опять ставите распродажу… Вот сегодня утром за 20 миллиардов продали порт Ванино. Это главный порт на Дальнем Востоке. Продали еще одному упырю. С какой стати? Лучший порт, доходное место, где не только перевалка есть, но и переработка. Скажите, что это за порядки в державе, в которой с прокуратурой после теракта ищут, кому принадлежит главный, самый крупный аэропорт Домодедово? Государство — это сторож при разграбленной собственности. Все так будет расползаться…
Торфяники… Говорят, не так Советская власть торф добывала. В южных районах Подмосковья было 70 пожарных расчетов. Идите спросите, что осталось. Даже база под Каширой сгорела. Там всех уволили, охрану, три пожарных расчета было — разогнали. Под носом у Сердюкова сгорела база, а он ходит разгоняет офицерские школы. 120 тысяч офицеров выгнали, а утром проснулись и говорят: 70 тысяч младших командиров не хватает! Вот здорово…
Взяли и по реформе Фурсенко упразднили почти все проф­техобразование. Кстати, это не реформа Фурсенко. Я показал Путину документ…. Это документ, написанный Международным всемирным банком в 1994 году. Так и называется: «Реформа образования в переходный период для России». Писали десять стран и наша пятая колонна. Получили за это 220 млн. долларов тремя траншами. Что там написано? Написано: надо упразднить систему профтехобразования, рынок все отрегулирует. Посмотрите, где система. Теперь наши руководители выходят и говорят, что, оказывается, нужны токари, слесари, фрезеровщики… Во, великая новость! Следующее — разогнать действующие педвузы. А почему? Они воспроизводят советский тип личности! Господин Фурсенко говорит, что нужна не творческая личность, а квалифицированный потребитель — ВОТ С ТАКИМИ зубами, с ТАКИМ ртом… Там написано, что нужно ввести ЕГЭ. Вот теперь все школьники становятся «свидетелями ЕГЭовы» имени Фурсенко. Там написано: все нужно сделать, чтобы ввести магистров и бакалавров, а не инженеров… Сейчас все директора орут: где инженеры? Там написано: не нужны нам талантливые люди. Эти талантливые люди — 800 тысяч — уже сбежали за границу и работают там…
Я вчера с Медведевым обсуждал… Закончил молодой человек школу. Куда ему податься? Заводы вы не строите, фабрики не строите, колхозы, совхозы разогнали, фермерам не помогаете, малый и средний бизнес задушили налогами и тарифами. Куда он может пойти? Никуда. Тогда каким образом он может развиваться, если вы ему оставили водку, наркотики и подворотню?
Давайте тогда разработаем систему молодежной политики. Мы только накануне Дня пионерии на Красной площади 4 тыс. ребят приняли в пионеры. Двести автобусов! Не хватило даже, чтобы всех привезти.

— Расскажите, что это за ребята. Их привезли из разных городов?

— Великолепные ребята! Из Подмосковья (18 городов) плюс Владимир, Рязань, Воронеж, Тула, раньше и мои орловцы приезжали… Я просил ваших: можете нас не показывать, если мы вам не нравимся. Покажите лица ребят — одухотворенные, светлые… Ко мне пришел очень богатый человек, говорит: «Найдите мне срочно пионервожатую!» Что, спрашиваю, и вас достали? «Достали, — говорит. — Я круглые сутки работаю, а детей деть некуда — внешкольного воспитания нет». У ребенка должна быть своя организация. Ельцин в свое время поддал изрядно, видимо, просветление наступило и говорит: «Большую глупость сделал, что запретил пионерию, стройотряды и молодежные движения». Не просто глупость — преступление против страны!
Я как-то с Павлом Буре в теннис играл. Это суперклассный хоккеист. Он говорит: «Кому помешали «Золотая шайба», «Кожаный мяч», «Чудо-шашки»?» Кому помешали детские спортивные школы? В каждом дворе росли Фирсовы, Харламовы, Старшиновы, Майоровы, Полупановы, Викуловы, Александровы, Альметовы. Это же была золотая плеяда хоккеистов, гордиться этим надо, опираться на это! А этот Федотов в Кремле сидит: «Десталинизация!» Черт побери, какая десталинизация?! Вот эти крикуны с десталинизацией и привели к тому, что мы с вами видели во Львове. Это позорище, нигде в мире такого нет, чтобы георгиевские ленточки с людей срывали.

— Геннадий Андреевич, политические вопросы, отзыв Сергея Миронова. Ваши депутаты в Петербургском заксобрании тоже голосовали «за». Почему?

— Миронов — подставная фигура. Я не знаю, зачем его власть держала на третьей по значимости должности десять лет. Любой вам скажет, что это посредственный деятель… Вот представьте, пойдут на выборы вместе Медведев и Путин…

— Вместе — вы имеете в виду как конкуренты?

— Неважно. Оба решили пойти на выборы. По закону они должны взять отпуск и передать свои полномочия — вплоть до ядерного чемоданчика — третьему по статусу лицу — господину Миронову. Ваша чудная прическа тогда дыбом встанет… Другое… Они же его создали как помощника «Единой России» на левом фланге, чтобы дурачить народ «справедливостью» и лозунгами. Но как голосует за бюджет господин Миронов? Стопроцентно голосовал за тот бюджет, который довел экономику до инфаркта, а страну — до тяжелейшего кризиса… Как голосует господин Миронов по вопросам, связанным с контролем за выборами? Он протащил все, что требовала «Единая Россия»… Теперь влезет в Госдуму и будет орать и шуметь, что все делалось не так, хотя именно он ставил печать в Совете Федерации на всем, что делалось «не так», прежде чем это «не так» подписывал президент. Будут пытаться отгрести у нас на левом фланге хоть что-то, потому что увидели: в марте на выборах мы получили в городах половину голосов, мы получили колоссальную поддержку…

— Хорошо, вы критикуете Миронова. Единоросс теперь возглавит Совет Федерации. Это лучше будет для вас?

— Дело не в этом. Миронов такой же единоросс, как и Грызлов.

— Хорошо, Миронов по сути был делегирован «Единой Россией» на должность спикера, теперь у него руки развязаны. Вы не опасаетесь, что он как политический конкурент станет сильнее и отберет у вас часть голосов на декабрьских выборах в Госдуму?

— Ему вначале ставили задачу отобрать у нас голоса и к своей пуговке пришить наш большой рабоче-крестьянский кафтан. Ничего из этого не вышло. Я не опасаюсь господина Миронова абсолютно.

— Хорошо, еще одно событие: на партийном поле Прохоров возглавил «Правое дело»…

— Ха-ха-ха…

— Каковы перспективы теперь, на ваш взгляд, этой партии? Возможно ли, что она пройдет в Госдуму?

— Вообще, это не правое, а очень кривое дело. Понимаете, когда партию возглавляет человек с куршавельскими проделками, с миллиардами, довольно неправедно нажитыми, который изобрел ё-автомобиль, я думаю, что у него получится и «ё-партия»… «Единая» есть, теперь будет «Ё-партия». На правом фланге в России почти пусто, запомните, Марат. Пусто! Никогда в России сильной правой партии не будет. Как живут граждане страны? Восемьдесят процентов живут на 4 — 12, максимум — 18 тысяч. Отнимите квартплату и коммуналку — и у вас полунищее существование. Эти люди никогда не будут внимательно слушать человека, который предложил 60-часовую рабочую неделю, после того как два века простой человек боролся за 8-часовой рабочий день!.. Если даже в правительстве и в Кремле будут тащить Прохорова за два уха и он вложит все свои миллиарды, честно 7-процентный порог в нынешней России ему не преодолеть…

— Хорошо, объясните мне, почему такой замечательный бренд, как «Народный фронт», был не занят вами? Ведь он больше подходит для левых партий. А теперь его организовал Владимир Путин.

— Марат, я на выборы шел в 1996-м году, меня поддержали 200 организаций. Мы Народно-патриотический союз создали в феврале 1991 года, когда увидели, что Горбачев предает страну… У нас во фракции Жорес Алферов — не член КПРФ — представляет академиков. У нас во фракции бывший командующий Черноморским флотом Комоедов, не член КПРФ. У нас во фракции Савицкая — дважды герой, она не член КПРФ. Наша фракция уже представляет широкий союз. Что касается фронта… Знаете, фронт должен обозначить главного противника. Сталину потребовалось десять фронтов, чтобы выгнать фашистов из страны и победить коричневую чуму. Один рублевский фронт для выхода из кризиса явно не годится. Фронт, который сейчас создается, — это ширма, которая должна прикрыть все проделки «Единой России» за последние годы. Сегодня две трети граждан не хотят идти под вывеской «Единой России» на местные выборы!

— Теперь пойдут под вывеской «Народного фронта».

— А что скрывается под этой вывеской? Кто сидит там? Кто там командиры? Фронтовики… Сидит Лахова, которая у Ельцина командовала «женским батальоном», обслуживала полностью всю его политику. Шмаков — единственный в мире профсоюзный лидер, который пошел на выборы вместе с олигархией. По-моему, два процента не собрали… Кто там еще сидит? Клинцевич. Не поверю, что он полностью собрал под себя всех военных…

— Сейчас профессиональные союзы вступают в Народный фронт.

— Никогда никто не соберется, не обманут. Военные, кстати, оказались самыми униженными. С одной стороны — то, что Сердюков с армией делает… Мартышка, это ужас полный! С другой стороны — впервые средняя военная пенсия оказалась ниже общей. Никогда в нашем Отечестве ничего подобного не было! Обещают прибавки, эти прибавки давно сожрала инфляция… Кто еще там «фронтовики»?

— Ну посмотрим, сбудутся ли ваши политические прогнозы…

— Я просто говорю: правительству нужно заниматься делом — производством, бизнесом, энергоносителями. Мы — единственная страна в мире, кто добывает море нефти и имеет такие цены на бензин и солярку! Назову еще раз для всей страны и вас, Марат… В Венесуэле литр бензина на наши деньги стоит меньше рубля. В Иране — два семьдесят, до трех. В Саудовской Аравии — меньше пяти! В Саудовской Аравии добыли тонну нефти — из каждых ста долларов девяносто один положили в госказну. Бесплатное образование детям, бесплатная медицинская страховка, бесплатные путешествия. Молодая семья создалась — получает чуть ли не двести тысяч долларов, строй дом, покупай машину. Это за счет их нефти. А у нас?..

— Как наших монополистов заставить снижать цену хотя бы для внутреннего рынка?

— Очень просто… Будь хозяином. В нашей стране без сильного, умного, трезвого, волевого государства жить и работать невозможно. Управлять с пустой головой, в нетрезвом виде и с такой болтологией, как Горбачев, нашей страной невозможно.

— Почему вы вспомнили про Горбачева?

— А потому что недавно отмечали его юбилей. Но отмечали в Лондоне, за огромные деньги. В своей стране боится отмечать. Он же обещал демократию, социализм, всех критиковал, руками размахивал, а на самом деле всех продал, предал и смылся из страны. За это надо отправлять совсем в другое место…

— Давайте сейчас не будем вспоминать Михаила Сергеевича…

— В нашей стране государство должно быть сильным, вертикаль — эффективной, ответственность — высокой. Партийная система должна быть эффективной. А когда нарезают делянки — кому какую — в Кремле, а потом, когда не получается, губернаторов хлещут по одному месту и говорят: «Ссыпай голоса в эту урну, ссыпай в эту урну!..» Кстати, в этот раз не ссыпят. Я Путину говорю: «Вы знаете, как было в Египте?» — «Да…» Мубарака свергли, сейчас по судам таскают. А он там местной «Единой России» 80 процентов «набрал». Ни один человек в Египте не верил в этот результат. Вот и у нас никто уже не верит в результат «Единой России». Теперь «фронтовички» должны поддержать эту лажу. Не получится.

— Раз вы сами уже перешли на другие страны… Чтобы разбавить наши внутриполитические проблемы другими темами, не могу не спросить вас о ситуации со Стросс-Каном. Как вы вообще всю эту историю оцениваете?..

— Выскажусь откровенно. Я хорошо знаю Францию, работаю в Совете Европы почти 18 лет… Страна уникальная и во многом очень дружественна нам, не случайно у нас развитые связи. Но Саркози устраивает американцев. Он все сделал, что они просили. Он и войну Ливии объявил. Обаме неудобно — Нобелевский лауреат, выборы впереди…
Стросс-Кан еще месяц назад в одном из авторитетных изданий дал интервью, в котором сказал: «Против меня будет организована провокация». Вот они ее и организовали. Это похоже на грязный, паскудный и похабный цирк… Во-первых, Стросс-Кан не нравился американцам как директор МВФ. Почитайте, что он писал. Он написал, что американская либеральная модель капитализма лопнула, что она неэффективна и от нее придется отказываться, что нужно усиливать роль государства и социальных программ. Он выступил как социалист. Это поперек горла банкирам, американским глобалистам. Я думаю, они тогда и закусили удила: «Вот еще нашелся директор МВФ, который будет у нас капиталы отнимать…» Когда показали негритянку, которая на голову выше Стросс-Кана и на двадцать килограммов его тяжелее, и рассказали, как он там с ней справлялся, я извиняюсь, это полный бред и сумасшедший дом. Но американцам все можно. Ничего нового в этом нет. Удивительно только, как честолюбивая Франция все это терпит…
Я с Милошевичем дружил. Говорил ему: как только уступишь, тебя тут же увезут в Гаагу. Мои люди были в Гааге за несколько дней до его смерти. У него давление прыгало. Его нужно было лечить… А ему — то свет включали, то по 15 часов допрашивали. Его просто уморили там. Девять сербов уморили. Теперь предлагают оттащить туда Каддафи. Бессовестная, жуткая и крайне опасная политика… Кстати, я очень доволен и вчера поблагодарил Медведева, что он сказал: Сирию не дадут в обиду. У нас в арабском мире море друзей, и мы обязаны защищать здесь свои интересы. Иначе все потеряем.

20 мая 2011 года.
(Публикуется в сокращении).

самые читаемые за месяц