Красная строка № 25 (206) от 13 июля 2012 года

…Не люблю испанские помидоры!

На последней сессии облсовета фракция КПРФ попыталась внести в повестку дня рассмотрение такого важного для всей нашей страны вопроса, как обсуждение последствий вступления России в ВТО. «Докладчик» — депутат К. Домогатский — попытался вкратце рассказать коллегам о многочисленных минусах, которые поджидают нашу страну на скользком пути к «прогрессу», однако фракция «Единая Россия» проголосовала против удлинения заседания, как обычно, целиком и полностью поддержав магистральный путь развития, проторенный федеральной властью. Но это не говорит о том, что проблема в одночасье исчезла. Нет! Просто областной «парламент» в очередной раз оказался «не местом для дискуссий».

Мы решили встретиться с Константином Домогатским, чтобы он развернул тезисы, свернутые на сессии. Интересно все-таки. Не каждый же день страна вступает в ВТО. Вдруг сказка окажется не столь красивой, как нам обещают. Если есть опасения, лучше их выслушать. Будем знать, к чему готовиться. Мы поговорили с депутатом.

— Константин, откуда такое недоверие ко Всемирной торговой организации и декларируемым ею целям?

— Из анализа последствий, которые уже переживают близкие нам страны, вступив в ВТО.

Правительство России много говорит о господдержке, способной минимизировать возможные потери, однако у всех перед глазами пример Украины, чье правительство говорило о господдержке едва ли не больше нашего, однако после вступления Украины в ВТО эта страна потеряла 2,5 млн. рабочих мест. На Украине, в частности, в 6 раз меньше стали производить собственных автомобилей и в 3 раза — мебели.

— Депутат Потемкин ехидно у вас поинтересовался: а хотите ли вы ездить на украинских автомобилях?

— Ирония понятна. Но не очень уместна. Речь идет о потерях, которые при либерализации торговли понесет вся промышленность, поскольку с автомобиле­строением тесно связаны металлургия, обрабатывающая промышленность и много чего еще.

— Депутат Потемкин, наверное, хотел сказать, что лучше ездить на хороших западных машинах, чем на плохих украинских. Я тоже так думаю. Правда, депутат Потемкин не сказал, где брать деньги на хорошие машины, после того как прикроется «плохое» отечественное производство и портачам перестанут выдавать зарплату. Наверное, депутат Потемкин предполагает, что вступление в ВТО влечет за собой высокие пособия по безработице, позволяющие покупать хорошие западные машины?

— Наверное…

— Да… А вы не говорили о последствиях, которые влечет за собой вступление в ВТО непосредственно для потемкинского производства? Не говорили о помидорах?

— Нет, не говорили.

— Жаль! Очень жаль. Ведь вступление в ВТО непосредственным образом затрагивает отечественных производителей. Вам, вероятно, если вы хотели привлечь внимание коллег, следовало говорить именно об этом, а не об Украине.

— Пример с украинским автопромом я привел только потому, что ситуация после вступления нашей страны в ВТО может оказаться зеркальной. На Украине 8 автозаводов, выпускающих порядка 400 тысяч автомашин в год. И это, понятное дело, не только «Запорожец». Там работает «Хендай», «Дженерал моторс», производят автобусы. В нашей стране автомобилей выпускают в три раза больше, и у нас почти в три раза больше населения. Таким образом, легко посчитать, какие потери понесет российская автомобильная промышленность после вступления нашей страны в ВТО, а также спрогнозировать, какое количество рабочих мест будет сокращено в России в целом. Механизм ВТО ведь прост: падают пошлины — увеличивается ввоз товаров из-за границы — сокращается или полностью сворачивается собственное производство как неконкурентоспособное — растет безработица. Вот — реальные перспективы, то, что нас ожидает.

— Слушали депутаты вас внимательно, но с таким выражением на лицах, что было ясно: итог голосования «по ВТО» предрешен. На что вы вообще рассчитывали, выступая со своей речью? Ведь фракция «Единая Россия», контролирующая облсовет, — это очень дисциплинированный организм, идущий строго по следам старших товарищей. Сказано: в ВТО — значит, в ВТО. Это логика партийной жизни.

— Мы рассчитывали на то, что в Совете, несмотря на разную политическую окраску, много хозяйственников. И поэтому они нас поддержат. Сами посудите: по данным Орелстата, с 2008-го по 2011 год в Орловской области, несмотря на действующие высокие таможенные пошлины, ограничивающие ввоз иностранной сельхозпродукции, поголовье коров сократилось более чем на 8 тысяч — на 13 процентов! Валовое производство молока за этот же период уменьшилось на 20,9 тыс. тонн. Что же будет после вступления в ВТО? Таможенные пошлины снизятся, иностранные товары хлынут на наш рынок — последние орловские сельхоз­производители разорятся, их продукция окажется невостребованной. После сессии ко мне подошел коллега из фракции «Единая Россия» — человек, занимающийся реальным производством и сказал следующее: «Я — против вступления в ВТО. Но ты же понимаешь…».

— Знакомая логика. Не раз слышали в похожих ситуациях.

— Следует говорить и о других аспектах вступления в ВТО, которые официальной властью старательно замалчиваются. «Игра по правилам» Всемирной торговой организации в нашем случае, в случае с Россией, — это легальный способ захвата иностранцами нашей минерально-сырьевой базы. В России после двадцати лет «реформ» не осталось ни одного крупного геолого-разведочного предприятия. Их и в мировом-то масштабе не много. После вступления России в ВТО эти мощные компании попросту зайдут на нашу землю и начнут ее эксплуатировать по международным, давно освоенным и апробированным, а не по российским законам. Фактически это навязывание собственных правил «игры». Надо же понимать, что правила во все времена диктует сильнейший. Россия сегодня, увы, к числу сильных не относится.

— Вернемся к сельскому хозяйству. Коров в Орловской области мало, зато свиней много. Защитим свиней от иностранной экспансии?

— Сомневаюсь. На поддержку отечественного свиноводства после вступления страны в ВТО из федерального бюджета планируют выделять 20 млрд. рублей в год! Это обнародованные цифры. А всего, по подсчетам Минсельхоза, для компенсации потерь, которые понесет все сельское хозяйство России, потребуется 96 млрд. рублей субсидий! Это при том, что по программе развития АПК российскому сельскому хозяйству выделяли ежегодно 94 млрд. рублей. То есть всего на 2 млрд. меньше при более благоприятных условиях — высоких таможенных пошлинах, облегчавших борьбу с иностранными конкурентами. Так ведь завтра таможенные барьеры исчезнут. Вопрос: зачем их упразднять, если товары из-за границы в Россию и так идут, а пошлины приносят большой доход бюджету?

— Вам на это скажут, что так-то оно так, однако все развитые страны — члены ВТО. Неужели вы решили встать на пути прогресса?

— Кто-то от вступления в ВТО приобрел, а кто-то потерял. Индустриально развитые страны приобрели, уничтожив барьеры на пути продвижения своих товаров. Сырьевые страны, к которым относится и Россия, только «закрепили» свой сырьевой статус, оставив даже попытки конкурировать в чем-то еще. Перспектива превратиться в сырьевую колонию — более чем реальна. В ВТО правят бал транснациональные корпорации. ВТО придумана ими как средство для уничтожения помех при расширении своего бизнеса и получения максимальной прибыли. Национальные границы в этом смысле и национальное законодательство, регулирующее экономическую деятельность, — самое большое препятствие. После вступления России в ВТО эти препятствия на пути движения транснациональных корпораций в восточном направлении исчезнут. Вопрос — что приобретет от этого Россия?

— Коллеги-производители из фракции «Единая Россия» вас и вашу озабоченность, тем не менее, не поддержали. Дисциплина… Как вы думаете, потемкинские помидоры, уж коль наше вступление в ВТО предрешено, выдержат конкуренцию с испанскими?

— С. Потемкин, если не ошибаюсь, продает «Юбилейный».

— Жаль. Не люблю испанские помидоры. Остается дача…

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц