Не надо ля-ля! Миллионеров — только половина

Заголили профиль

Закончилась горячая выборная страда, и власти ныне сформированы. Какие они? Чувствуют ли нужды своего избирателя? Далеки ли от народа или, наоборот, — близки к нему? Похожи ли они на народ или мы избрали что-то особенное? Вопросы мучают, поскольку власть властвует. И то, как она это будет делать, отзовется на нашей худой шее. Или на толстой шее — у кого какая выросла. В любом случае — отзовется. Какой шее будет хорошо? Какой — плохо?

Худые и толстые с тревогой всматриваются в окна дома на площади им. Ленина — туда, где маячат, передвигаясь с папками документов, депутаты. Вот один, задумавшись, подошел к оконному пролету и заголил профиль.

— Худой? Жирный? — сыпятся вопросы с мостовой. Самые зоркие всматриваются.

— Черт его разберет… Далеко.

Люди волнуются. Каких там, в доме на площади, собралось больше — радетелей, понимающих беды обездоленных простолюдинов, или олигархов, плю­ющих нам на макушки?

Депутаты облсовета, скажут одни, — это как бы срез всего орловского общества, который по своему качественному составу должен зеркально отображать общую картину. Допустим, бедных на Орловщине — столько-то, такой же, соответственно, процент должен быть представлен и в парламенте. Богатых… Ну и так далее.

Нет, ответят на подобные статистические выкладки реалисты. В парламент попадают если не лучшие, то сильные. И эти сильные, ха-ха-ха, будут драть вас как сидорову козу!

Нет, возразят им сторонники золотой середины. Одни будут, правильно, драть, а другие — заботиться о раненых. Там — все есть.

«Но кого больше?» — вновь закричит народ на площади…

Что им ответить? Человек зачастую загадка даже для самого себя. Я знал одного такого: хотел драть… а стал заботиться. А другой — наоборот: всегда был из заботливых, а потом плюнул на всё и стал драть. Поди угадай тут.

Однако есть какие-то кровные интересы, которые определяют линию поведения почти любого. В народе этот феномен определяют крылатой фразой: «Ворон ворону глаз не выклюет». То бишь, какой кадр в облсовете подобрался, о таком, надо думать, будет и заботиться, такие интересы и защищать. Это, конечно, только предположение. Но, с другой стороны, почему свое еще называют «кровным»? Стало быть, есть причина.

О доходах депутатов облсовета за прошлый год — подробнее.

«Горячая»
двадцатка

Начнем с того, что мы поражаемся утке, запущенной непонятно с чьей подачи про орловский областной депутатский корпус. Народный избранник Трофимов, названный в этой самой сплетне самым богатым народным избранником облсовета, таким на самом деле не является. Его 51 млн. годовых плюс 31 млн. жены не идут ни в какое сравнение с доходом Николая Николаевича Ямбуренко, составившим за прошлый год двести девяносто два миллиона семьсот пять тысяч пятьсот двадцать шесть рублей и еще тридцать восемь копеек. Цифра эта, взятая из деклараций народных избранников с сайта облсовета, выглядит следующим образом: 292 705 526,38. Двести девяносто два миллиона — округляем.

Округлять в этом материале мы будем в меньшую сторону, потому что депутаты тратятся на благотворительность. Это дело доброе, поэтому округлять в большую сторону было бы проявлением черной неблагодарности.

У Сергея Викторовича Трофимова (вместе с женой) — второе место в списке самых богатых депутатов.

Рекордсмен Н. Н. Ямбуренко — на первом вне всякой конкуренции, поскольку он один богаче четы Трофимовых втрое. Супруга Николая Николаевича в этом смысле мало что меняет, поскольку ее скромный годовой доход — 1 млн. 100 тыс. — почти не сказывается на весах.

Почему мы учитываем доходы супругов-недепутатов? Потому что «муж и жена — одна сатана». Это раз. Во-вторых, занимающий третье место в списке самых богатых спикер законодательного собрания Леонид Семенович Музалевский может претендовать на «бронзу» лишь благодаря декларации своей супруги, которая указала, что ее годовой доход равен 27 млн. рублей, в сравнении с которыми денежное довольствие непосредственно Леонида Семеновича — 3 млн. 148 тыс. рублей за прошлый год — представляется злой насмешкой судьбы. Если судить о достоинствах человека только по его карману, может сложиться неверное ощущение, что Леониду Семеновичу в карьерном смысле поперло благодаря удачной женитьбе. Но ведь это не так. Муж и жена сами решают, на кого, в каких пропорциях записывать движимое и недвижимое имущество. Они идут вместе по жизни, или, как говорят налоговые инспектора, рука об руку. Вот поэтому в тех случаях, когда влияние рук друг на друга велико, мы это учитываем, чтобы общая картина благосостояния не искажалась мнимым прозябанием одного из супругов.

Итак… На четвертом месте — депутат Николай Николаевич Лисютченко с годовым доходом в 29 млн. рублей, что чуть больше, чему у жены Леонида Семеновича Музалевского, однако уступает объединенному доходу последних.

Потемкин Сергей Григорьевич занимает скромное пятое место с доходом в 17 млн. рублей, которые распределяются между ним и женой едва ли не в равных пропорциях. В пользу Сергея Григорьевича как джентльмена говорит тот факт, что жена на чуть-чуть, но богаче.

На шестом месте — народный избранник Александр Вячеславович Летягин. Вместе с супругой он в прошлом году обогатился на 14 млн. рублей. Он — на 9,6 млн. рублей, жена — на 4,4 млн.

На седьмом месте — Юрий Николаевич Юрьев. Совместный с женой годовой доход — 10,3 млн. рублей.

Далее следуют: Вячеслав Иванович Сухинин — 10,2 млн. рублей; Андрей Николаевич Митин с супругой — 6,3 млн.; Лариса Васильевна Удалова — 4,8 млн.; Роман Вячеславович Киселёв с женой — 4,7 млн.; Геннадий Анатольевич Сафонов также с женой — 3,2 млн.; Анатолий Николаевич Крючков с женой — 3 млн.; Леонид Викторович Кретов с супругой — 2,9 млн.; Павел Александрович Меркулов — 2,4 млн.; Даниил Владимирович Фербиков — 2,1 млн. Удивляет 17-е место Виталия Анатольевича Рыбакова, обогатившегося в прошлом году лишь (принимая во внимание размах «Лесоторговой») на 2,1 млн. рублей, уступив несколько тысяч Даниилу Владимировичу Фербикову. Пониткин Дмитрий Михайлович с супругой — на 18-м месте списка — тоже округленно 2,1 млн. рублей, но чуть меньше, чем у стоящих выше конкурентов. Людмила Григорьевна Монина с супругом — на 19-м — 2 млн. с копейками. «Горячую двадцатку» замыкает Михаил Васильевич Вдовин с женой — 1,9 млн. за год на двоих.

Двадцатка — это не догма, а схема, облегчающая классификацию, поэтому идем дальше, уделяя внимание не месту — оно, по большому счету, уже не имеет значения, — а размеру дохода. Остановимся, когда подберемся к нижним пределам миллионной зоны, а впереди замаячат хилые строения нищебродов.

Бедные
кварталы

Виталий Викторович Утешев, Валентин Митрофанович Александров, Сергей Петрович Борзёнков, Максим Юрьевич Боев с супругой, Леонид Николаевич Ушаков с женой — это те, кто замыкает список миллионеров, имея годового доходу меньше двух, но больше одного миллиона рублей.

Чуть-чуть не хватило для попадания в список одному из старейших депутатов — Валерию Николаевичу Шорину с его 989 тысячами годовых. Валерий Николаевич не член «клуба», однако достоин упоминания, поскольку оставил позади брата Виталия Анатольевича Рыбакова — Игоря, задекларировавшего свой годовой доход в размере 893 тыс. рублей.

Дальше идут люди, которых делим на две группы. Первая условно называется «Больше полулимона, но не лимон», вторая проще — «Меньше полулимона». Во второй группе есть поразительная подгруппа депутатов, чей доход приблизительно равен (чуть больше или меньше) уровню средней заработной платы в Орловской области, коя составляет 14 798 рублей в месяц. Подгруппа эта так невелика, что достойна отдельного упоминания. Мы это обязательно сделаем.

В группе «Больше полулимона, но не лимон» — 15 депутатов. Меньше «полулимона» годовых — у 8. Об имущественном положении двух народных избранников — Николая Александровича Жернова и Алексея Викторовича Лупина — данных на сайте облсовета нет. Впрочем, это допустимая погрешность, которая не изменяет существенно характер описываемого явления.

Отдельно, как и обещали, о маргинальной группе депутатов, чьи доходы, согласно декларации, находятся на уровне среднего орловца, живущего на среднюю зарплату.

Перечислим
героев

Сергей Николаевич Дорофеев (180 тыс. рублей в год) — немногим больше среднего показателя по области, Николай Николаевич Потапов (105 тыс. рублей) — ниже среднего показателя и, наконец, рекордистка списка Валентина Викторовна Остроушко (91 тыс. рублей в год) — меньше среднеобластного показателя. Другой претендент на это почетное звание — Константин Игоревич Домогатский (82 тыс. рублей в год) — из перечня благородных пролетариев исключен из-за относительно высоких доходов жены и перемещен одной группой выше.

Размер средней заработной платы в Орловской области рассчитывается просто: берем 14 798 — среднемесячную зарплату — и множим, как водится, на 12. Получаем 177 576 (рублей в год).

Следует, конечно, отметить, что мы говорим только о декларируемых доходах, каковая оговорка ни в коей мере не бросает тень на честь и искренность депутатов. Однако жизнь сегодня настолько сложна, что иной раз спрашиваешь: а все ли в ней можно учесть?

Например, в размышления о парадоксах бытия погружаешься, вчитываясь в отчет депутата областного Совета народных депутатов Владимира Борисовича Иванова, который, имея доходу 238 тыс. рублей в год, умудряется управляться с тремя автобусами, пятью грузовиками, двумя легковушками, одним мотоциклом BMW и лодкой SKY BOAT-440. А его супруга с доходом в 54 тыс. рублей годовых — с грузовиком MAN и автомобилем SAAB. А если предположить, что техника на жену только зарегистрирована, то хлопоты Владимира Борисовича при прежнем доходе только умножатся.

Работящих в облсовете подобралось много.
Плавно переходим к технике. Автомобиль — в российской традиции — это все-таки нечто большее, чем просто средство передвижения. Изучим эту особенность депутатской жизни.

Машин —
как в Цюрихе

Корпус задекларировал в собственности ровно 100 автотранспортных средств без учета лодок, снегоходов и самоходных кранов. Грубой натяжкой, согласитесь, было бы утверждать, что у депутата Игоря Анатольевича Рыбакова три автомобиля, причисляя к действительно имеющимся универсалу ВАЗ 21041-20 и кроссоверу BMW X5 еще и монтажный кран на гусеничном ходу РДК-25-1. Кран, тем более на ходу, — он для другого.

Так что смело оперируем цифрой 100, что в расчете на 48 депутатов составляет более двух машин на нос. Железных коней, как и деньги, жен и мужей — недепутатов также учитываем. На чьи кровные тот или иной конь куплен? Делаем вывод, что на общие. Стало быть, учитываем.

Девять народных избранников — безлошадные. Однако к этой статистике бедности следует относиться крайне осторожно, по­скольку в списке «обделенных», например, депутат Лариса Васильевна Удалова с годовым доходом в 4,8 млн. рублей и занимающий пятое место в хит-параде самых богатых законодателей области (цифру дохода см. выше) Сергей Григорьевич Потемкин, у которого, правда, есть снегоход. Однако более чем эксцентричным выглядел бы Сергей Григорьевич на снегоходе «Ямаха», когда орловский асфальт не по­крыт снегом. Стало быть, каким-то иным транспортом депутат все же пользуется. И рискнем предположить, что этот транспорт не называется общественным. А на такси тратиться — это чужих кормить.

Достоин упоминания депутат Сергей Петрович Борзёнков, с доходом в 1,4 млн. рублей в год, владеющий не кроссовером, а одним трактором МТЗ-80.

Уникальны, без преувеличения, депутат Елена Витальевна Астахова с супругом, у которых соответственно во владении отечественные ВАЗ 2101 и ВАЗ 2105 — крайне редкое явление для облсовета. Картину скромной жизни слегка размывает грузовик «Вольво», но (делаем несложное предположение), не было бы грузовика, не на что было бы заправлять «пятерку» с «копейкой».

Как бы там ни было, но если оперировать голыми, без допуска и предположений, цифрами, то девять безлошадных по отношению ко всему населению облсовета (48 человек, задекларировавших свои доходы) составляют всего-навсего 18 процентов. Это сильно расходится с орловской действительностью и рождает в сознании ассоциации со швейцарскими кантонами, где незначительная часть граждан машинам предпочитает велосипеды.

Виталий Анатольевич Рыбаков, являющийся, без сомнения, достопримечательностью города, в этом смысле представляет собой промежуточное явление, поскольку у него не внедорожник и не велик, а мотоцикл. Правда, хороший, по цене внедорожника.

Коэффициент
счастья

Наши рассуждения о влиянии имущественного положения депутатов на мировоззрение некорректны в том смысле, что мы оперируем устаревшими данными. Используются декларации за прошлый год. Тревожная тенденция: в декларациях за нынешний год, которые появятся в году следующем, отмеченная нами с болью и гордостью маргинальная группа избранников, живущих на доходы, сопоставимые со средней зарплатой орловского жителя, может исчезнуть, поскольку статус депутата предполагает некоторую компенсацию нравственных потерь…

Хорошо ли это? Не знаю. Плохо? Не уверен. Пока же можно посмотреть, что собой представляют уже озвученные доходы в сравнении с мироощущением среднего орловца. Если коэффициент счастья замыкать только на деньги, то картина выходит следующая.

Н. Н. Ямбуренко — лидер списка счастливых — счастливее среднего орловца (если сопоставлять уровни доходов) в 1653 раза. Ну и так далее, вниз по списку. Замыкающий горячую двадцатку М. В. Вдовин (без учета доходов жены) богаче и, соответственно, счастливее среднего орловца только в 8 раз. И только три-четыре человека из всего депутатского корпуса приблизительно знают, что такое настоящее, без умножающего коэффициента, счастье! Но и их, скорее всего, в следующем году уже не будет, поскольку «умножатся».

Поведение корпуса подчинено воле руководства, как бы кто ни пытался доказать обратное. Посмотрим, какой коэффициент там.

Совокупный годовой доход руководства облсовета: председателя Л. С. Музалевского (с женой), его первого зама М. В. Вдовина и двух заместителей — Н. Н. Потапова и С. Г. Потемкина (с супругой) — составляет округленно 50 млн. рублей. На троих, без Н. Н. Потапова, если округленно, — столько же — 50 млн.

Хорошо ли это? Не знаю. Плохо? Не уверен. Но коэффициент впечатляет.

Песня
латифундиста

Особая тема — недвижимое имущество. Мы уже привыкли к идущим через запятую квартирам, жилым и нежилым домам, находящимся в собственности депутатов областного Совета народных депутатов. Торговые павильоны, кафе, магазины, боксы, ангары, склады, приусадебные участки и сельхозугодья тоже не вызывают живого интереса — привыкли. Чуть любопытнее в этом смысле водонапорные башни, плотины, тепловые пункты, проходные и караульные, «железнодорожное полотно» и «подъездная железная дорога» — тоже в депутатской собственности.

Но вот «земли населенных пунктов» и «земли поселений», отраженные в имущественной декларации одного из избранников, — это, без преувеличения, песня!

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц