Красная строка № 18 (284) от 20 июня 2014 года

Не стреляйте в прошлое из пистолета…

Любой умный закон — это и щит, и меч. В нём должны быть установлены чёткие границы возможного и невозможного, т. е. недопустимого с точки зрения общественной морали и нрав­ственности. Но вот недавно Орловский областной Совет в первом чтении принял законопроект «Об объектах культурного наследия…», в котором больше всего пострадала именно нрав­ственная сторона.

В Российской Федерации существует множество населенных пунктов, представляющих историческую, градостроительную, архитектурно-художественную, археологическую ценность. Своеобразие их неповторимого архитектурного облика формировалось веками. Города и сельские поселения «вписывались» в природные ландшафты своими улицами, застройкой, парками, скверами, архитектурными ансамблями и, в конечном счёте, становились единым целым с творениями природы.

Охрана таких населённых мест — важная государственная задача, прописанная в статье 44 Конституции РФ. Включение города, посёлка или сельского населённого пункта в список (перечень) исторических поселений России — очень почётная привилегия. Именно по этой причине в любом законе о культурном наследии этот статус города, присвоенный ему уполномоченными государственными органами, должен быть обязательно зафиксирован.

Так вот, в списке, утверждённом постановлением Госстроя и коллегии Министерства культуры РСФСР № 36 от 31.07.70 г., было поименовано 115 исторических городов Российской Федерации. Затем в новом, дополнительном списке, утверждённом уже постановлением коллегии Минкультуры РФ № 12 от 19 февраля 1990 г., коллегии Госстроя РФ № 3 от 28 февраля 1990 г., ЦС ВООПиК № 12 от 16 февраля 1990 г., названы ещё 187 исторических поселений России. Все вместе они составляют около 15% от общего количества городов страны.

В этот список включены и города, расположенные на территории Орловской области: Мценск, Новосиль, Орёл, Болхов, Ливны, Малоархангельск, Дмитровск-Орловский. Все они также занимали своё почётное место в статье 26 Закона Орловской области № 391 от 4 апреля 2004 г. И вдруг в одночасье были понижены до статуса безродных злой рукой чиновников от культуры, причастных к разработке законопроекта «Об объектах культурного наследия…». Кто в правительстве Орловской области будет наказан за допущенные противоправные своеволие и самоуправство, связанные с преднамеренным искажением исторической правды? Этот вопрос адресуем непосредственно губернатору.

А пока снова вернёмся к «постановлению 3-х коллегий». Этим документом орловские власти обязывались обеспечить на базе памятников истории и культуры создание музеев-заповедников, а если точнее — объявить «исторические центры и иные ценные территории историко-культурными заповедниками (заповедными местами)». Исполняя решение уполномоченных правительственных органов, Орловский облисполком заказал Ленинградскому государственному институту проектирования городов (Ленгипрогор) проект детальной планировки (ПДП) исторического центра г. Орла. Проект был исполнен, а затем утверждён Госстроем РСФСР в 1991 г. Он и сегодня является неотъемлемой частью Генерального плана нашего города и хранится в управлении архитектуры и градостроительства.

На основе этого ПДП Орлов­ский областной Совет по согласованию с Министерством культуры РФ в марте 1999 г. отдельным постановлением утвердил «Положение о заповедной зоне г. Орла» и в рамках своих полномочий объявил заповедной зоной (заповедным местом) две территории, входящие в исторический центр города.

Все эти обстоятельства были зафиксированы в Законе Орловской области № 150-ОЗ от 26.04.2000 г. «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» (ст. 2, ст. 7, ст. 11), который действовал до апреля 2004 г. Сохранены они и в уже упоминавшемся Законе Орловской области № 391.

Почему же авторы нового законопроекта проигнорировали указанные законы, устранив запреты на проведение каких-либо работ на территории памятника или ансамбля и их охранных зон, если эти виды деятельности не связаны непосредственно с реставрацией объектов культурного наследия? Не без умысла или в силу своей недостаточной грамотности в этой области? Создаётся впечатление, что авторы законопроекта в союзе с депутатами просто-напросто плевать хотели на эти путающиеся под их ногами запреты.

Вызывает сомнения их компетентность и в части Земельного Кодекса РФ. Логика его статей, касающихся земель историко-культурного назначения, проста и прозрачна. Статус охранных зон памятников истории, культуры, архитектуры, исторических центров древних городов, узаконенных территорий заповедных зон как земель историко-культурного назначения, определенных постановлениями Орлов­ского областного Совета до 01 января 2005 г., в силу ч. 2 ст. 99 Земельного Кодекса РФ изменить невозможно. Изменение их целевого назначения запрещено законом!

Территория исторического центра и ядра древнего Орла, обозначенного на чертеже «инженерного корпуса кондуктором Михайло Бузовлёвым» ещё в мае 1728 г., неприкосновенна. Об этом обязаны постоянно помнить работники областного управления культуры, подписывающие противоправные «согласования» в угоду местным олигархам и рискуя при этом попасть под уголовное преследование. Новоиспечённые законотворцы в своём рвении явно преступили границу дозволенного. Их законодательные потуги вошли в противоречие с Земельным Кодексом и потому ничтожны. Проект, если он в таком виде будет принят депутатами, неизбежно оспорят в суде граждане, неравнодушные к судьбе историко-культурного наследия.

Нельзя, недопустимо, преступно начинать писать историю — хоть поселения, хоть государ­ства — с чистого листа. Но, судя по всему, депутаты либо плохо вчитались в проект закона, либо, приняв его в первом чтении, вознамерились решительно перечеркнуть прошлое и писать историю г. Орла и области с момента своего избрания в облсовет. Так могут поступать только безответственные люди, не помнящие родства и устойчиво не уважающие историю и культуру своего народа.

Напомним, что в своё время при упразднении Научно-производственного центра по охране памятников истории и культуры его полномочия и вся документация были унаследованы областным управлением культуры. Спустя некоторое время обнаружилось, что часть оформленных в 90-е годы паспортов на очень важные объекты культурного наследия странным образом бесследно исчезла. Эти документы являются частью Государственного реестра и подлежат бессрочному ответственному хранению. Вот почему самое время провести служебную проверку (а может быть, и возбудить уголовное дело!) и срочно внести в областной закон поправки, обеспечивающие восстановление всех записей в прежних паспортах, начиная с 1993 г.

Вместо этого же предлагается проект нового закона. В нём нет ни одного слова о восстановлении прежних паспортов, зато разрешается выдача новых, в которые записи об особенностях объекта могут вноситься без учёта информации, хранившейся в прежних документах. Этим по воле авторов законопроекта и депутатов открывается коррупционная лазейка для мошенников и казнокрадов, позволяющая скрывать «неудобные» для их замыслов особенности объекта.

Областное управление культуры таким «гуманитарным коридором» уже пользуется. Совсем недавно его чиновники передали в правоохранительные органы новенький «документик», сработанный в 2014 году, — паспорт памятника истории и архитектуры — дома, в котором размещался штаб 17 гусарского полка. В этом «паспорте» нет ни единого слова о том, что земельный участок, на котором расположены здание и его охранная зона, входит в состав Заповедной зоны № 3 нашего города; что важной частью архитектурного облика объекта является ротонда, с ведома и позволения правительственных чиновников от культуры снесённая застройщиком… Преднамеренное причинение невосполнимого вреда памятнику истории и культуры, на наш взгляд, имеет все признаки уголовного преступления. Куда же смотрят губернатор и правоохранительные органы области? И подобных примеров из практики управления культуры — выше головы!

В ст. 23 действующего област­ного закона имеется расшифровка понятия «архитектурный облик», который является обязательным предметом государ­ственной охраны всех без исключения недвижимых памятников истории и архитектуры. Оно хорошо согласуется с текстом ст. 26, где даётся определение предмета охраны исторического поселения. Нам понятно, в чьих интересах это важнейшее понятие не попало в текст нового законопроекта…

При желании очень многое можно скрыть за лукавой формулировкой «сохранение памятника истории и культуры и его приспособление под современное использование». Вспомните, как совсем недавно некто с упорством одержимого предлагал «приспособить» кинотеатр «Родина» под пресловутый «Макдональдс». Всё дело в том, что этот термин мошенники всех мастей трактуют без учёта обязательных требований ст. 52 ФЗ № 73: 1) безусловное сохранение архитектурного облика памятника истории и культуры; 2) сохранение режима использования земель историко-культурного назначения, установленного статьями Земельного и Градостроительного Кодексов. Почему же расшифровка понятия «приспособление памятника истории и культуры под современное использование» отсутствует в законопроекте? Кому подыгрывают депутаты? Кому устраивают удобные лазы для преодоления законодательных запретов?

В проекте закона более 5 (из 19) страниц текста занимают ст. 16, ст. 17, ст. 18, содержание которых по сути своей является служебной инструкцией для чиновника мэрии, оформляющего градостроительные документы. Они не могут быть статьями закона.

В проекте замаскирована возможность для коррупционеров на свой лад кроить неприкосновенные (см. ч. 2 ст. 99 Земельного Кодекса РФ) границы заповедных территорий и охранных зон памятников истории. Кто намерен, обойдя закон, сыграть на этом и хапнуть куш? К большому сожалению, сегодня это с помощью некоторых депутатов областного Совета может стать угрожающей реальностью.

И подобных «огрехов» в предлагаемом проекте предостаточно. Их перечисление займёт слишком много места. Пусть же этим ответственно займутся депутаты, отрабатывая свою «скромную» зарплату. Мы же, со своей стороны, пользуясь правом избирателей оценивать работу депутатского корпуса, скажем, что проект закона о культурном наследии, на наш взгляд, выполнен на редкость плохо. Следует отложить его принятие во втором чтении на осень и отослать на капитальную доработку, имея целью приведение его статей в соответствие с действующим законодательством и Генеральным планом города Орла.

Ю. Малютин,
депутат Орловского
городского Совета первого
и второго созывов.

самые читаемые за месяц