Неоправданные надежды мстят жестоко и бескомпромиссно

«Что для вас означает — быть гражданином России?» С таким вопросом обратилась к своим студентам преподаватель одного из вузов Орла. Какого именно, мы не будем называть. Тем более что и письменные ответы студентов были тоже анонимными. Увы, искренности в наше время и в нашем городе можно добиться только на таких условиях. За последние 14 лет областная власть очень постаралась, чтобы добиться такого результата: говорить и писать, что думаешь, стало не только опасным, но и даже вроде как неестественным.

Кстати, один из студентов так и написал: «Быть гражданином России, понимать, что делает правительство и прочие представители власти, и при этом не сойти с ума — значит быть героем!» Это явно просматривается в большинстве ответов — любовь к Родине, омраченная ясным пониманием ее политической, экономической, мировоззренческой и социальной ущербности. «Я люблю свою страну и очень уважаю ее. Я хочу и буду в ней жить и работать! Жаль только, что моя любовь и мое уважение пока безответны!» Безмолвный крик молодой души, ни больше, ни меньше! И еще — удивительный по силе упрек властям имущим.

«Быть гражданином России — это значит не стесняться ее, как это делают некоторые наши соотечественники, оказавшиеся за рубежом». «Гражданин должен гордиться своей страной, какой бы она ни была, во всех ее победах и поражениях». Сотрудники областной службы по делам несовершеннолетних рассказывали мне, что у трудных подростков, воспитывающихся в неблагополучных семьях, есть одна характерная и отличительная черта — они всегда готовы защищать свою непутевую мать, даже если ей грозит наказание за плохое обращение со своим ребенком, то есть с этим самым подростком. Инспекторы ПДН не могут до конца объяснить этот феномен. Но факт остается фактом: сытые, обласканные и избалованные вниманием дети легче предают своих родителей, чем дети из неблагополучных семей, которые быстро учатся дорожить даже проблесками родительской любви. Беда в том, что это быстро проходит. Детской преданностью и бескорыстной любовью нельзя долго злоупотреблять. И часто, вырастая, вчерашние подростки начинают мстить своим непутевым родителям за неоправданные надежды.

На мой взгляд, здесь просматривается некая параллель. Участники опроса, судя по всему, готовы любить свою Родину, как мать, не смотря ни на что, и даже без взаимности. А это значит, что не либеральный сытый индивидуализм, а нечто более глубокое и самобытное движет современными молодыми людьми, по крайней мере — теми их них, кто стал участником опроса. В их чувствах к Родине есть отголоски новозаветного, апостольского: «Любовь долготерпит, не ищет своего…»

Характерно и то, что в студенческих ответах не встречается словосочетание «бороться за свободу, против произвола и за свои права», хотя, казалось бы, до недавнего времени понятие «гражданин» было неразрывно связано в нашем сознании с понятием борьбы за светлые идеалы. Но не спешите упрекать молодых в бесхребетности. Они не употребляют слово «борьба», но зато говорят о жертвенности, верности убеждениям и самосовершенствовании: «Гражданин — это человек, готовый пожертвовать всем во имя процветания Родины, не терпящий лжи и предательства». «Для меня гражданин — это тот, кто может открыто заявить о своих правах». «Быть гражданином — это значит, что нужно стремиться сделать как можно больше для своей страны, ведь все начинается с малого, и если каждый задумается, что ему сделать, чтобы стало лучше, то шаг за шагом мы этого добьемся». «Для меня быть гражданином — значит стремиться сделать свою страну лучше, хотя бы путем улучшения самого себя».

Борьба предполагает наличие врага. Участники опроса, а в их лице и определенная часть нашей молодежи готовы противостоять злу, а не уничтожать злодеев. Как говорится, почувствуйте разницу. Наши дети, выросшие до студенческих лет, каким-то непостижимым образом прониклись самыми сложными и самыми мудрыми идеями человечества: изжить зло гораздо труднее и важнее, чем просто наказать его носителей, живущих в данную конкретную эпоху. У них, этих студентов, похоже, уже нет соблазна делить людей на своих и врагов, а есть стремление приумножать добродетель, чтобы меньше было в нашей жизни места для порока.

Но, как известно, Христа распяли именно те, кого он не считал врагами и о ком думал, что они просто не ведают, что творят. Сознание молодых людей, чьи взгляды на гражданственность приведены выше, тоже может оказаться распятым. Теми, кто, будучи при власти и деньгах, готов цинично эксплуатировать смирение и чистые порывы. Но тогда мирные люди могут снова вспомнить о бронепоезде, который стоит где-то на запасном пути, и образ врага снова станет актуальным и вполне конкретным. А вместо «чувства родины» «предчувствием гражданской войны» будут отличаться опросы наших молодых соотечественников.

Разрушительное «бесовство», о котором писал еще Достоевский, порождается беспринципностью правящих кругов. Сама тональность студенческих откровений доказывает, что человеческой природе оно, «бесовство», чуждо, но, как доказывает исторический опыт, вполне может быть спровоцировано властью.

Тревожные звоночки прозвучали и в проведенном студенческом опросе. Увы, не все из его участников готовы любить Родину без надежды на взаимность. Эти немногие еще не преисполнены отчаянного стремления разрушать, но уже считают себя вполне свободными от всяких обязательств перед Отечеством, от ответственности за его дальнейшую судьбу: «Гражданство для меня не имеет особого значения. Я не являюсь патриотом. С удовольствием уехал бы за границу, ведь в нашем государстве ни в чем нет порядка, одна лишь вечная проблема — «дураки и дороги». «Для меня быть гражданином РФ — не значит ничего. Я не уважаю ее политику. Я считаю, что страна, которая ничего не делает для людей, проживающих в ней, не заслуживает уважения». «В какой бы стране я ни жила, я душой все равно оставалась бы русской, но быть гражданином России — это, конечно, не внушает радости. И с материальной, и с правовой точки зрения это не доставляет удовольствия».

Подобные взгляды пока в меньшинстве. Но это тоже — настроения молодежи. И с этим нельзя не считаться: не за норму принимать в лучших традициях плюрализма, а в смысле — делать правильные выводы.

Созидательное отношение к жизни, которое проявляет молодежь в проведенном опросе, дорогого стоит. Его нужно беречь и холить как росток будущего крепкого и нравственно здорового общества, живущего без потрясений, классовых битв и цветных революций. Но чтобы сохранить драгоценный росток, прежде всего сама власть в России должна перестать быть языческой властью. То есть она должна отказаться от своей нынешней уверенности, что если на ее хамство, грубость и произвол общество не отвечает баррикадами, то, значит, можно помыкать людьми и дальше. Вчера власть под угрозой наказания согнала молодежь, скажем, на открытие какого-нибудь моста, чтобы создать видимость народного ликования, завтра заставила студентов голосовать «под присмотром» за партию власти, послезавтра вобьет еще один гвоздь в распинаемую юную душу — и что получится в итоге? Победить в себе протест и ненависть после таких истязаний — это, знаете ли, удел немногих. В большинстве же случаев затоптанный росток либо погибает, либо превращается в жесткое колючее растение.

Неужели «вечной истиной» для православной России останутся слова протестанта Фауста: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой!»? Не пора ли, наконец, усвоить слова русского классика, что «война — это не любезность, а самое гадкое дело в жизни», потому что тот, кого вынудили воевать и сопротивляться, будет драться жестоко и бескомпромиссно. До победы.

А. Грядунов.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»