Красная строка № 5 (227) от 15 февраля 2013 года

Непреодолимая забота о людях…

Эта история о человеколюбии, оперативности и неординарности решений произошла совсем недавно в одном из многочисленных городов нашей необозримой страны. В каком именно — мы уточнять не будем, чтобы, как сказал классик отечественной комедии, не обидеть другие города, в которых подобная история не только могла произойти, но и, скорее всего, обязательно происходит, и довольно часто.

Итак, в некоем городе много-много лет стоял дом. Хороший такой дом, большой. Жили в нём люди, рождались, взрослели, старели. И дом вместе с его жильцами жил и старел. Стали на нём проявляться следы этого старения. Где-то обсыпалось, что-то отвалилось, местами перекосилось, даже что-то треснуло. И перестал он радовать проживающих в нём. Люди стали с опаской поглядывать на стены, потолки, оконные проёмы. Входили в подъезды не как когда-то, радуясь встрече с жилищем, а невольно приостанавливаясь, как бы призадумываясь: стоит ли входить. Может быть, уже и не надо?

И настал такой день, когда появилась первая робкая жалоба в жилконтору от одной скромно проживающей бабушки. Ну перестали ей нравиться отстающие обои и появляющиеся следы некоего грибкового образования на стенах. В жилконторе отреагировали оперативно. На пороге бабушкиной квартиры появился, точнее сказать, появилась, инженер. Быстро и профессионально осмотрела жилище. Так же, очень быстро, был вынесен вердикт.

— Что же это вы так запустили квартиру, — строго спросила инженер бабушку, — когда это вы делали последний раз ремонт? Нельзя же, в самом деле, доводить до такого состояния помещение.

— Да как же? — робко пробормотала хозяйка. Ведь и соседи…

— Соседи не жалуются, — перебила бабушку инженер, — у них всё хорошо, а вот вы подумайте, а то ведь можно и ответить за такое поведение. Вы что же, хотите чтобы ваша плесень распространилась на весь дом? Не можете ремонтировать сами, обратитесь в ремонтную компанию.

И ещё раз строго обведя квартиру профессиональным взглядом, инженер покинула ничего не понявшую и ничего не успевшую возразить бабушку.

Но инженер жилконторы оказалась не права. Прошло совсем немного времени, и жалоб стало поступать много. Очень много. Практически от всех проживающих в доме. Поскольку инженеров в конторе было мало, и на все квартиры большого дома их никак не хватило бы, поступили очень даже привычно и просто: никаких инженеров никуда не посылали. Главное для всех жилконтор сегодня — это собрать с проживающих платежи. На всякое прочее не остаётся никакого времени. Ну вот скажите, пожалуйста, как такие простые вещи объяснить этим назойливым, вечно чем-то недовольным жильцам?

А тем и в самом деле невдомек, чем и как заняты работники жилконторы. Поэтому нашлись-таки бездельники, которые написали свои жалобы в городскую администрацию.

Бабушка в очередной раз протёрла заплесневелый угол, с тоской посмотрела на отставшие во множестве мест обои и поспешила к своей единственной отраде — телевизору, по которому должен был начаться её любимый сериал. Уж там-то всё хорошо. Какие бы проблемы героев не одолевали, но уж точно не коммунальные. Всякие там Хосе да Андрео, должно быть, и понятия не имеют, что это такое. Хоть за них порадоваться.

Экран засветился. Сериала ещё не было, зато бабушка увидела знакомое лицо главы администрации города. Он говорил как раз про их дом.

— Мы внимательно, я бы даже сказал, тщательно рассмотрели все поступившие жалобы от жильцов указанного дома, — говорил глава. — Компетентная комиссия в ближайшие дни будет направлена на место, чтобы во всём разобраться. Также дано соответствующее указание, я бы даже сказал, предписание управляющей компании теснее работать с людьми, внимательнее относится к их нуждам, я бы даже сказал, проявлять заботу о них.

На экране появилось симпатичное лицо молоденькой журналистки:

— Мы беседовали, — сказала она, — с главой администрации нашего города. Мы хотим поблагодарить этого занятого человека и выражаем надежду, что ещё не раз у нас появится возможность пообщаться на разные темы. Большое спасибо. Уважаемые зрители, мы непременно расскажем вам о работе комиссии.

По экрану побежали рекламные зазывалки, а бабушка подумала о том, что вот теперь, должно быть, их дело сдвинется с мёртвой точки.

Но, как давно известно, быстро сказка сказывается. Прошло сколько-то дней, а может быть и недель. Но никто из членов «компетентной комиссии» не осчастливил своим визитом жильцов разрушающегося дома. Граждане, естественно, заволновались. Стали раздаваться предложения провести пикет у мэрии. Нашлись и активисты. И даже несколько человек действительно появились у здания городской администрации. Но главу увидеть не удалось. Зато удалось пообщаться с уже известной журналисткой. Граждане наперебой рассказывали ей о своих опасениях, о том, что они боятся оставлять дома детей, уходя на работу. Да и ночь вызывает немало страхов.

Вечером бабушка вновь поспешила к источнику сериального счастья — телевизору. Но опять, к своему удивлению, увидела на экране главу администрации города.

— Это безобразие, — гневно произнёс он, — я бы даже сказал, возмутительно так относиться к людям. Мне доложили о пикете. К сожалению, я был сегодня в деловой поездке и не смог принять пришедших. Но я повторяю, это возмутительно, что никто из моих заместителей не вышел к людям. Я обещаю, я бы даже сказал, категорически обещаю в следующий раз встретиться с каждым, кто этого пожелает, и мы самым тщательным образом обсудим любые интересующие людей проблемы. Я всегда говорил и говорю, что люди для нас, их избранников, — главное. И мы не допустим, чтобы их нужды забалтывались или замалчивались. А сейчас, извините, я должен торопиться на совещание к губернатору.

И опять по экрану побежали зазывалки — «возьми деньги», «купи», «только у нас»…

— Правильно, — произнесла бабушка, — нужно сообщить губернатору, уж он-то точно разберётся.

И бабушка, забыв про своих Хосе и Андреа, достала листок бумаги, устроилась и начала писать. «Уважаемый товарищ», — по привычке вывела она, но остановилась и задумалась, а кто же он — товарищ, как она привыкла, или, как теперь слышится с экрана — господин? Бабушка представила холёное лицо губернатора. Ну, на господина он не то чтобы не тянул, просто видеть его в таком качестве как-то очень не хотелось. И, сменив листок, бабушка уверенно вывела: «Уважаемый гражданин губернатор…». Вот так — годится.

Как оказалось, губернатору написала не только бабушка. Ещё несколько соседей также решились обеспокоить его своей проблемой. Так, с помощью телевидения и писем отчаявшихся граждан, вопрос стал известен и губернатору.

Вечером бабушка привычно включила своё окно в красивую жизнь — телевизор. Но поймала себя на мысли, что с нетерпением ожидает увидеть не Хосе, а какие-либо новости о своём доме. И не ошиблась. Как раз работало местное телевидение. Диктор сообщила:

— Сегодня состоялось расширенное совещание у губернатора нашей области. Обсуждались различные вопросы экономического развития области, инвестиций и культуры. Отдельно был поднят вопрос о жалобах жильцов одного из домов, который, по мнению проживающих в нём граждан, является аварийным. Вот что, в частности, по этому поводу сказал губернатор…

И экран заполнила упитанная фигура:

— Я хочу затронуть ещё один очень важный вопрос. Это вопрос вопросов. Он касается отношения к людям. Мне хотелось бы спросить всех причастных к проблеме граждан, которые, как мне доложили, неоднократно обращались в различные ин­станции по поводу плохого состояния их дома.

— Ага, получите сейчас, — чуть не закричала бабушка, — узнаете, что такое твёрдая рука, побежите исполнять!

И бабушка ещё внимательнее стала вслушиваться в грозные слова губернатора. А он продолжал:

— Я хочу сказать всем присут­ствующим, а вы, в свою очередь, передайте другим, что я не допущу такого отношения к народу. Мы, власть, призваны стоять на страже людских интересов, решать их проблемы.

И бабушка уловила что-то знакомое…

— Вы посмотрите, какое безобразие, — говорил губернатор своей аудитории, — люди обращались в управляющую компанию, в городскую администрацию, теперь мы вынуждены обсуждать эту застарелую проблему здесь. Столько инстанций! Скажите мне, разве это нормально? Когда же мы научимся более внимательно относиться к избравшим нас людям? Надо поручить городской администрации немедленно разобраться в вопросе, кто конкретно волокитит проблему, кто у нас такой бездушный. Если это необходимо, выделим людей в комиссию из областной администрации. Я лично беру этот вопрос под контроль. У нас здесь сегодня присутствует телевидение. Пользуясь этим случаем, говорю всем смотрящим нас людям. Мы во всём разберёмся, волокитчики будут строго наказаны. И пусть это будет назиданием другим любителям гонять людей по кабинетам.

Губернатора сменили зазывалки… но бабушка их уже не видела. Её посетило то неопределённое чувство, которое можно описать огромным множеством слов, пространных сравнений, но суть их всё равно сведётся к коротенькому — ступор.

…Вечернее телевизионное пространство было заполнено странными фильмами с непонятными американизированными названиями, нелепыми сюжетами и громкими взрывами. В большинстве домов нашей изрядно обкусанной, но всё ещё пока большой страны, телевизоры были включены. Так, по привычке, для шумового оформления. Но вдруг все услышали:

— Мы прерываем наши передачи для экстренного выпуска новостей…

Прозвучала музыкальная заставка и на экране появилась известная ведущая.

— Как нам только что сообщили, в одном из областных центров обрушился жилой дом. К сожалению, есть пострадавшие. Их количество сейчас уточняется. Была выдвинута версия взрыва бытового газа. С места происшествия сообщает наш корреспондент.

— Здравствуйте, — сказал включившийся молодой человек, — как вы правильно сказали, сегодня здесь обрушился жилой дом. Однако версия о взрыве бытового газа не подтвердилась. Несколькими часами раньше мне удалось поговорить с руководителем управляющей компании, а так же с главой администрации города и губернатором. Вот записи этих бесед.

На экране появился директор управляющей компании.

— Скажите, пожалуйста, что произошло? — задал вопрос корреспондент.

— Понимаете, — начал директор, — дом старый, мы получали сигналы от жильцов о его неудовлетворительном состоянии. Дом неоднократно осматривался, мы постоянно мониторили его состояние. Но, сами понимаете, недостаток финансовых средств не всегда позволяет принимать достаточно эффективные меры. Да и сам проживающий контингент не всегда с должным тщанием относится к жилому фонду. Но мы стараемся в рамках своих возможностей. Работаем с людьми.

Далее зрители увидели главу администрации города.

— Какое нехорошее, я бы даже сказал, печальное происшествие.

— Скажите, пожалуйста, — вновь задал вопрос корреспондент,— из беседы с директором управляющей компании я понял, что обрушение произошло по причине старости и ветхости дома, а также и то, что граждане обращались в инстанции по этому вопросу. Была ли какая-то реакция городских властей по этому поводу?

— Совершенно верно, обращения были. И мы очень быстро, я бы даже сказал, немедленно реагировали. Компетентная комиссия должна была провести тщательную проверку состояния жилого фонда города. В настоящее время полный анализ практически готов и будет опубликован для всеобщего ознакомления. Мы и далее будем внимательно, я бы даже сказал, очень внимательно, отслеживать и принимать вовремя правильные решения. А теперь, извините, я должен спешить на важное совещание.

Мэра сменил губернатор.

— Да, мы обсуждали эту проблему на одном из расширенных совещаний. Были даны соответствующие указания и управляющей компании, и городской администрации.

— Простите, — вклинился корреспондент, — а как же дом, ведь, говорят, люди обращались. Какие меры по предотвращению аварии были приняты конкретно?

— К сожалению, к нам обратились слишком поздно. Но мы примем все необходимые меры по выявлению ответственных за происшедшее и, будьте уверены, они понесут соответствующее наказание. В настоящий момент уже формируется соответствующая комиссия.

…Программа «Время» также началась сообщением об обрушении дома. Был повторен уже знакомый сюжет и показаны кадры, на которых видно, как спасатели и добровольцы разбирают кирпичи.

Далее все увидели за столиком периодически меняющихся местами президента и премьера. Последний докладывал о происшествии.

— Есть ли пострадавшие? — спросил президент.

— Да, — ответил премьер, — к сожалению есть, но принимаются все меры к оказанию помощи.

— Спасатели задействованы? — озабоченно спросил президент.

— Да, — ответил премьер, — благодаря их слаженным действиям пострадавших меньше, чем могло бы быть.

— Необходимо не прекращать работы, пока не будет полной уверенности, что все найдены, и сделать всё необходимое для людей. Они не должны испытывать недостатка.

— Конечно, — согласился премьер, — работы не будут прекращаться ни на минуту. Мы хотим выйти к вам с предложением о компенсации пострадавшим.

— Да, необходимо срочно проанализировать размеры ущерба и организовать выплаты компенсаций.

Далее ведущая программы переключилась на сообщения о подготовке к Олимпиаде, о коррупции, о скандалах…

Вечером бабушка пришла к тому месту, где раньше стоял её дом. Ей повезло: в момент крушения она была у своей старой подружки. Неподалеку суетились уже немногочисленные люди. Кто-то совсем рядом всхлипывал. Кто-то пробежал мимо с большим пакетом. Ну и что дальше? Вроде бы, кругом жизнь, но почему такая пустота? А в голове гудело: «Необходимо заботиться о людях. Люди, они для нас — главное. Мы примем все необходимые меры. Люди… люди… люди…».

Г. Смирнов.
г. Орел.

самые читаемые за месяц