О работающих неработающих лифтах

Месяц назад, а именно 26 июля, во время так называемого промежуточного голосования (праймериз), к губернатору Орловской области А. П. Козлову при всех обратилась одна из участниц предвыборной игры. Женщина пожаловалась Александру Петровичу, что в здании, где располагается Орловское управление Федеральной миграционной службы, не работают лифты и все многочисленные посетители — и больные, и старые — вынуждены подниматься пешком по лестнице на четвертый и пятый этажи. Губернатор отреагировал решительно, как и следует кандидату в депутаты Госдумы. Тут же, в зале, в присутствии избирателей Александр Петрович дал строгое указание Игорю Юрьевичу Гармашу разобраться и в течение трех дней навести порядок. Это было так трогательно, что мы решили обязательно проверить, как будет исполнено публичное распоряжение губернатора. И вот через месяц, 26 августа, корреспондент «Красной строки» отправился на Московское шоссе, 120.

Едва я переступил порог пустого вестибюля, как услышал где-то в его глубине характерный звук открывающихся лифтовых дверей. Из кабины вышли люди. А мне вахтер неожиданно горячо посоветовала поторопиться: «Скорее, скорее, а то закроется!» В тот момент я не понял смысла этого предостережения: ну закроется и закроется, кнопку нажму и снова вызову. Однако, подчиняясь тревожному тону вахтерши, я ускорил шаг и успел задержать руками уже сдвигающиеся двери. Большой и пустой лифт по­слушно впустил меня. Можно было сочинять благодарность Александру Петровичу и Игорю Юрьевичу. Но чисто журналистское любопытство влекло меня дальше.

На пульте кабины было всего две кнопки — с цифрами 1 и 5. Значит, лифт останавливается только на конечных пунктах. Секунды — и я уже на пятом этаже. Народ толпится у застекленных кабин в ожидании новых паспортов. Кто-то, приткнувшись, заполняет бланки. Но почему-то все посетители входят на этаж и выходят через двери, ведущие на лестницу. К дверям лифта никто не подходит. Похоже, что им воспользовался только я один. А это что за дверь? Кадастровая палата! Значит, она делит пятый этаж по-соседски с миграционной службой. А как же попасть на четвертый этаж? Выходит, только пешком по лестнице. Может быть, это и явилось поводом для недовольства женщины, которая жаловалась губернатору? Конечно, не совсем удобно сначала подниматься на лифте на самый верх, чтобы потом спускаться пешком этажом ниже. Но, с другой стороны, так все же лучше, чем пешком с первого этажа. Во всяком случае, лифт работает. Ай да Игорь Юрьевич!

Размышляя таким образом, спускаюсь на четвертый. Там, я знаю, сидит девушка — дежурная, которая отвечает на все вопросы. Надеюсь, удовлетворит и мое любопытство.

Но дежурная вызывает специалиста по связям со СМИ, и мне объясняют, что лифт в здании работает последний месяц исправно, но ни посетители миграционной службы, ни сотрудники им пользоваться не могут, потому что он находится в распоряжении кадастровой палаты.

Вахтерша на первом этаже дорисовала мне картину: сотрудники кадастровой палаты открывают двери лифта специальными ключами, которые имеются только у них. Если кто-либо из посетителей оказывается в тот момент рядом (как, например, оказался я), его, конечно, подвезут на пятый этаж. Но вызвать лифт простым нажатием кнопки в здании на Московском шоссе, 120 невозможно. Поэтому все и топают по лестнице на четвертый или пятый этаж в миграционную службу. Кадастровая палата в этом здании хотя и занимает определенные площади, но прием посетителей ведет лишь частично на первом этаже, а основной поток клиентов принимает по другому адресу — на ул. Салтыкова-Щедрина. Вот и получается, что лифт на Московском шоссе, 120 хотя и работает, но исключительно для служебного пользования, и то лишь специалистов одного из учреждений, разместившихся здесь.

И это еще не главный сюрприз. Здание на Московском шоссе таит в себе еще одну тайну. Как рассказали мне по секрету очень компетентные товарищи, там есть еще один лифт, который вполне мог бы служить во благо клиентов миграционной службы. Но его не запускают, потому что… строение по адресу: Московское шоссе, 120, оказывается, не сдано в эксплуатацию. Вот ведь как у нас бывает в Орле: здание есть, пять лет как заселено, а официально оно вроде еще и не готово. При этом один лифт в нем все-таки работает, а другой, при этих же самых условиях, — нет. Кадастровая палата, въехавшая сюда одной из первых, смогла как-то договориться с балансодержателем, а управление миграционной службы до сих пор пишет письма.

И та, и другая службы являются государственными, и здание, что примечательно, — тоже государственная федеральная собственность. То есть не какой-нибудь частный проект, а государственный объект, за который несет ответственность власть. В том числе и правительство Орловской области. А значит, и губернатор, и его заместители. Но вопрос с принятием «новостройки» в эксплуатацию в течение пяти лет не решается, потому что у балансодержателя — Орловского аграрного университета, видите ли, нет денег на эту процедуру. Но ведь если речь идет о государственной собственности, то, стало быть, все должно быть в наших руках. То есть в ваших, уважаемый губернатор! Тем более что сын ректора аграрного университета господин Ю. Н. Парахин является вашим же заместителем, руководителем блока финансово-экономического развития в правительстве Орловской области.

А так что же получается? Объект государственной собственности не сдан в эксплуатацию, и под этим предлогом в нем не работают лифты для людей. А законный представитель этой самой государственной власти губернатор А. П. Козлов узнает об этом случайно, во время предвыборного общения с народом. И, чтобы поддержать свой авторитет, разыгрывает роль строгого хозяина и отдает популистские распоряжения, которые, как мы убедились, все равно остались невыполненными, поскольку для людей в пятиэтажном корпусе на Московском шоссе лифты как не работали, так и не работают.

И это не мелочь, как может показаться на первый взгляд. Ведь если губернаторская власть не может разобраться с проблемами государственной собственности на территории области, тогда что рассуждать о более широком и более сложном спектре проблем, который, как принято говорить сейчас, «характеризуется разнообразием форм собственности и социальными противоречиями».

…Покидая миграционную службу, я чуть было не попал под машину. Не потому, что очень уж переживал за имидж Александра Петровича и Игоря Юрьевича. Просто на подступах к зданию, не принятому в эксплуатацию, практически нет пешеходной зоны. От остановки общественного транспорта сначала приходится пересекать территорию заправки, а потом идти через автостоянку, устроенную в ограде самого дома № 120. В общем, на всем протяжении пути пешеход вынужден двигаться среди машин. А ведь в миграционную службу ходит очень много людей!

На очередных промежуточных выборах (праймериз) обязательно скажу об этом лично Александру Петровичу. Пусть опять при всех отдаст строгое распоряжение Игорю Юрьевичу: право, так приятно видеть, как власть реагирует на прямые обращения граждан…

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц