Красная строка № 16 (282) от 30 мая 2014 года

О роли одной запятой для репутации губернатора

Нужно ли «оптимизировать» (то есть ликвидировать) бюджетные учреждения социальной направленности? Либерал скажет: «Конечно, надо!». А коммунист? Или, на худой конец, — сочувствующий?

«В целях рационального использования средств областного бюджета… приказываю… подготовить проект распоряжения правительства Орловской области «О ликвидации бюджетного учреждения «Болховский межрайонный социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Доверие». Это «ответ» совсем свеженький, от 25 апреля. И подписал сей приказ новоиспеченный и. о. руководителя департамента здравоохранения и социального развития Орловской области А. Артемьев, человек из команды нового врио орловского губернатора члена КПРФ В. Потомского. Так и непонятно до сих пор: то ли это инерция чиновничьего мышления, продолжающего то, что начали предшественники, то ли в команде врио губернатора–коммуниста «сочувствующих» меньше, чем «иных»?

Болховский социально-реабилитационный центр «Доверие» возник 12 лет назад не от хорошей жизни, а именно что — от либеральной! Была работа для всех в Болхове и Болховском районе — было социальное и семейное благополучие. Но не стало ни того, ни другого. Многие семьи оказались за бортом новой жизни. Нищета и пьянство оказались уделом многих.

Сотрудники центра могут рассказать массу историй, похожих одна на другую. Вот, например, Андрюшке — 6 лет, его сестре Жене — три года. Когда спасатели из «Доверия» пришли к ним в дом, старший разводил «болтушку» — воду с мукой, чтобы испечь себе и сестре лепешки. Мать в это время была в загуле. Детей привезли в центр. Утром воспитатели обнаружили, что мальчик спит на голом матрасе, сбросив простыни на пол. Всё объяснилось очень просто: ребенок не знал, что такое постельное белье, и не привык к нему.

А вот ещё история. 13-летняя Лиза не могла учиться в школе. Она не слышала учителя, потому что даже на уроках думала о младших — сестре и брате. Забота о них стала привычной для девочки-подростка. Настолько, что вернуться в своё собственное детство без помощи психолога и воспитателей «Доверия» ей было трудно.

Или вот такая картинка из современной жизни старинного русского городка. Малолетняя девочка долгое время, уже поселившись в центре, не отпускала от себя ни на шаг воспитателей. Даже когда ребенок спал, с ним рядом должен был находиться кто-то из взрослых. Девочка просто боялась оставаться одна. Её забрали из пустого дома, который родители вместе с собутыльниками однажды вечером покинули, даже не выключив свет и телевизор. Видно, рассчитывали — не надолго, а отсутствовали больше суток. Всё это время их малолетняя дочь рыдала от страха, забившись в угол.

Есть и истории со «счастливым» концом. Такие, как вот эта, например. Пятнадцатилетняя Надя уже учится в Болховском педагогическом колледже, хотя живет по-прежнему в центре. У её мамы ещё семь детей, мал-мала меньше. Многодетную пьющую женщину сотрудникам центра удалось вернуть к нормальной жизни. Ей помогли собрать документы на получение губернаторской субсидии, выделяемой многодетным родителям. На эти деньги в доме был сделан ремонт. Раньше здесь, по выражению сотрудников центра, был настоящий «клоповник», все дети болели педикулезом.

Расскажут в центре и о ночных тревогах — поисках беглых подростков. И о том, как дети сами уходят из семей и приходят в центр «Доверие», чтобы пожить хоть какое-то время в человечески условиях…

В центре два отделения: социальной диагностики и социальной реабилитации. Первое — выявляет неблагополучные семьи, работает с родителями, второе — принимает меры к нравственному, психологическому, а зачастую и физическому восстановлению детей от 3 до 18 лет — вместе с органами опеки, комиссией по делам несовершеннолетних и полицией. Детей забирают на время, на родителей пытаются влиять. Кому «досаждают» реже, кому — чаще, в зависимости от вменяемости. Проходит время, и специальная комиссия решает: можно ли детей вернуть в семью или им так и предстоит расти под опекой чужих взрослых?

В общей сложности центр обслуживает таким образом более 3 тысяч семей, 3196 детей. 2800 семей относятся к категории малообеспеченных, то есть еле-еле сводят концы с концами. В этих нищих семьях растет 2892 ребенка. В 67 семьях — дети-инвалиды. 55 (103 ребенка) находятся в социально опасном положении. За год в режиме круглосуточного пребывания в центре «Доверие» проходят социальную реабилитацию в среднем около 300 детей. За 12 лет он стал важным звеном в системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Всё в соответствии с вызовами времени и положениями соответствующего федерального закона.

Возникший как муниципальное учреждение, центр «Доверие» в декабре 2009 перешел в областное подчинение и стал финансироваться из областного бюджета. А в мае 2010 года получил статус межрайонного, то есть взял на себя ответственность за семьи не только Болховского, но и Знаменского, Залегощенского, Корсаковского и некоторых других районов области. В марте 2014 на базе «Доверия» прошел очередной семинар: коллеги со всех концов Орловской области приехали в Болхов за опытом… А в апреле пришла весть о ликвидации учреждения.

Вопрос об этом уже поднимался пару лет назад, когда возникла острая нехватка мест в детских садах. Ведь центр расположен в старинном купеческом особняке, предпоследним «квартирантом» которого был небольшой детский сад. Но даже при таких обстоятельствах руководитель областного управления соцзащиты Т. Воробьева решительно отстояла право «Доверия» на жизнь. Сегодня управление не проявляет такой решимости, хотя проблема детсадовских мест, как утверждают и глава администрации Болховского района М. Дорофеев, и ответственные лица районного управления образования, в Болхове уже не стоит так остро. Никаких других видимых причин для закрытия Болховского социально-реабилитационного центра нет. По крайней мере, другие причины никто не называет. И тем не менее, приказ о ликвидации есть, и установлены сроки — уже к июлю дети должны быть розданы по семьям или переведены в другие интернаты области, а сотрудники — отправлены на биржу труда. Психологические травмы, изломанные души детей — не в счет. Всё ради «рационального» использования бюджетных средств.

Что ж, вполне по-рыночному, в духе времени. В Орле, например, предшественники Потомского вот так однажды взяли и закрыли районную стоматологическую поликлинику. Тоже «за ради» оптимизации. Уж сколько там денег сэкономили, неизвестно. Зато освободили вместительное и, кстати, тоже старинное здание на центральной ул. Ленина. (Вот ведь совпадение — и в Болхове социально-реабилитационный детский центр расположен в особняке на ул. Ленина!) Для чего, для кого освободили? Интрига сохраняется и по сей день. Но даже если предположить, что новое правительство Орловской области в ситуации с болховским учреждением не имеет в виду ничего иного, кроме как искреннее намерение сберечь бюджетные рубли, всё равно хочется спросить: да стоит ли экономить на детях и их душевном здоровье? Кстати, в самом Болхове реакция горожан на новость о ликвидации центра была именно такой: «А детей-то куда?». Естественная реакция нормальных людей.

Болховскому центру помогают богатые люди из Орла, Москвы и Санкт-Петербурга. Помогают просто потому, что хотят помочь, не преследуя при этом никаких выгод, даже чисто рекламных. Потому что делать добро — это нормально! И чем больше будет подобных учреждений в наших городах, чем шире будет сеть социальной помощи, тем лучше, тем быстрее преодолеем мы последствия разрушительных либеральных реформ. В нормальном обществе не должно быть опустившихся взрослых и брошенных детей. И кому как не государству в первую очередь тратить деньги ради этой цели! Это же прямая защита своих граждан — от нравственной гибели, от деградации. Это забота о будущем, наконец!

Да, за последние пять лет бюджетные расходы на содержание болховского «Доверия» возросли примерно вдвое и на 2014 год составляют 6,5 миллиона рублей. Но, во-первых, это не так уж и много, особенно, если учесть географию деятельности межрайонного центра. А, во-вторых, задача оптимизации расходов вовсе не означает безоговорочной ликвидации социально-значимого учреждения. Тем более, что речь в данном случае идет ещё и об обеспечении занятости 33 человек — таков штат «Доверия». Где найдут работу эти болховские женщины, если его закроют? Или для правительства Орловской области 33 бюджетника с небольшими зарплатами — это обременительно, а 33 безработных — так, мелочь, существенно не портящая общие показатели региона по безработице?

«…Проблемы семейного неблагополучия, жестокого обращения, насилия в семье остаются актуальными и, более того, становятся всё острее с каждым днем, — пишут в письме на имя врио губернатора В. Потомского работники центра «Доверие». — В связи с ростом наркомании и алкоголизма, нежеланием родителей воспитывать своих детей и нести за них ответственность профилактическая работа с семьями социального риска является приоритетной. Мы полагаем, что наличие в Болховском районе межрайонного центра для несовершеннолетних является объективной необходимостью. Ведь Болховская земля — это колыбель терпения, милосердия и сострадания. Недаром в 18-19 веках здесь были созданы приюты для обездоленных детей-сирот: в 1740 году — священником Иоанном был основан приют для мальчиков, в 19 веке священником Георгием Косовым — приют для девочек-сирот. Мы надеемся, что культурно-исторические традиции попечения над безнадзорными детьми не уйдут бесследно в историю, и мы сможем с вашей поддержкой сохранить наш дом, в котором согреваются детские сердца».

Увы, в 21 веке наша земля опять полна сирот и нищих, за судьбы которых кто-то снова должен подать свой голос. Благополучный период был недолгим. И был он советским, социалистическим. Есть на что ровняться губернаторам в своих усилиях, так сказать, и устремлениях…

Призыв работников центра «Доверие» был услышан, но прежде всего не в правительстве Орловской области, хотя письмо было адресовано его главе, а во фракции КПРФ Орловского областного Совета. Депутат В. Остроушко подняла вопрос о намеченной ликвидации болховского учреждения на сессии облсовета, которая проходила 23 мая. Первый заместитель губернатора А. Бударин обещал приостановить действие приказа о ликвидации. Но приостановить не значит — отменить. Фраза «ликвидировать нельзя сохранить» остается недописанной, в ней не хватает самой малости — правильно поставленной запятой. И как для пионера Виктора Перестукина в Стране невыученных уроков, так и для коммуниста Вадима Потомского в убитой либеральными правителями Орловской области этот знак пунктуации может оказаться судьбоносным.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

самые читаемые за месяц