Красная строка № 39 (261) от 22 ноября 2013 года

О строительных экзерцициях и неизбежных экзекуциях

Жизнь в Орле, на мой взгляд, определяется сегодня двумя главными настроениями, мощно транслируемыми вовне как из областной, так и из город­ской администраций. Первое «настроение» — это корысть. Второе, столь же мощное, — глупость. Особенно фундаментальные формы обе характеристики приобретают во всем, что имеет отношение к строительству. Иначе и быть не может, поскольку в этой сфере любое решение, по определению, монументально.

Так случилось, что в один день, совершенно неожиданно, в нашу редакцию пришли сразу два нерядовых человека, чтобы поговорить об означенной теме. Первый — Ю. Леонов, бывший при мэре А. Касьянове его заместителем по строительству и архитектуре. Второй — Б. Москалына, представитель собственника по доверенности, пытающегося воссоздать дом купца Селиверстова по адресу ул. Гостиная, 1.

Юрий Анатольевич говорил о корысти. Борис Михайлович — о глупости. Мне было одинаково интересно слушать обоих, поскольку и тот и другой описывали, по сути, единый процесс превращения города в архитектурно-планировочную кунсткамеру.

Отношения с Ю. Леоновым у нас давние и, хочется надеяться, дружеские, что позволяет в разговоре избегать ненужной дипломатичности.

— Чего пришли, Юрий Анатольевич? Что вам не дает спокойно жить?

— Пережитки, полученные от прошлого. И бардак, в который превращают Орел сегодня.

— А что это вы называете пережитками? Не культурное ли наследие?

— Нет, не наследие, а объекты, которые изуродовали город и лишают его перспективы развития. Торговый центр, выросший на месте часового завода. Парковки по периметру, мешающие проходу, проезду и вообще нормальной жизнедеятельности…

— А другое нехорошее слово?

— Девятиэтажное офисное здание, строящееся неподалеку, на улице Тургенева, без единого парковочного места, что дополнительно загрузит улицу и практически заблокирует пешеходную и транспортную зоны. Так называемая реконструкция «Ока-банка» с надстройкой одного этажа, пристройкой трехэтажной секции с нулевым количеством парковочных мест и уничтожением возможности расширения поликлиники № 1. Парковаться придется на перекрестке улиц Московской и Революции, больше некуда приткнуться.

Выделение участка в сквере перед «Атлантом» напротив завода им. Медведева. Я узнал, этот участок уже выделен, что, в общем-то нонсенс. Взяли и в нарушение генерального плана передвинули красные линии, уничтожив зоны общего пользования.

— Никак не привыкните к беззаконию?

— Самое интересное, что это не областной департамент, как прежде, выделил участок. Муниципальную землю теперь кроит, как хочет, сам муниципалитет. Городская администрация отдает под застройку земли общего пользования, лишая себя даже возможности планировать транспортные развязки.

Сужена, например, улица Старомосковская, которая в пер­спективе должна являться широким коридором с выходом на 1-ю Курскую. Теперь там будут проблемы.

Похожая история — на пересечении Михалицына и Московского шоссе, где тоже сужены красные линии. Из той же серии — разработка за 140 млн. «концепции» развития того же Московского шоссе, Комсомольской и Кромской улиц. За эти деньги можно через реку Оку мост построить. А мост, в свою очередь, заказали неизвестно у какой фирмы, хотя существует готовый проект, возьми и посмотри. Мост начали строить в 90-е, заложили фундамент под вантовые конструкции на правом берегу Оки на стыке Покровской и Набережной Дубровинского. Работы были, проект существует, в управлении коммунального хозяйства он имеется. Для чего новый проект заказали? В городе много лишних денег?

«Концептуальное» развитие транспортной системы… Оно ведь ни о чем. Вбухать 140 млн. в один объект — и что? Понятно, если б сделали рабочую документацию и получили транспорт­ную развязку, установили двустороннее движение, диверсифицировали транспортные потоки. Но ведь сейчас в Орле все наоборот — транспортные артерии сужаются, а объекты строятся без парковочных мест.

Если б до наших областных правителей дошло (такие законы на уровне субъекта принимаются), как в Москве, например, — переложить ответственность за обеспечение парковкой на предпринимателей, которые обязаны платить за парковку рядом со своими офисами и торговыми центрами, тогда бы наш город развивался по другому.

— Вы исходите из того, что власть есть.

— Я вижу, что власти как в Орле, так и в области все меньше, и меньше. А вопросы, которые эта власть должна решать, решаются в обратном «направлении» — городская среда уничтожается. И объекты, которые эту среду уничтожают, появляются чуть ли не каждый день.

На том же пересечении улиц Гагарина и Розы Люксембург по­строили здание, по сути, уничтожившее транспортную развязку. Причем, делается это в нарушение генплана и утвержденного проекта планировки территории. ППТ, в которых заложены красные линии, меняют на глазах по принципу: что хочу, то и ворочу.

— Давайте поговорим о тех, кто должен следить за соблюдением законодательства в этой деликатной сфере.

— За соблюдением законодательства должна следить администрация города Орла.

— А кто должен следить за администрацией?

— Глава администрации, главный архитектор или начальник управления архитектуры, зам. мэра по строительству, архитектуре и перспективному развитию. Вот трое, которые эту цепочку должны отслеживать.

— Предположим невероятное: трое собираются в одном кабинете и договариваются не следить. Кто должен следить за этими тремя?

— Интересно, что если раньше за всем очень пристально и педантично следила госэкспертиза, то теперь она, например, парковочные места практически не контролирует. Когда в связи с «ОКА-банковской» застройкой я поинтересовался, где будут парковаться машины, мне ответили буквально: «Мы прошли госэкспертизу». Оказывается, парковочные места выделили у завода «Стекломаш»! То есть люди, приезжающие в расширенный и надстроенный торгово-офисный центр «ОКА-банка», должны оставлять свои машины за два квартала от него, затем проходить эти два квартала и после идти обратно. Кто же поверит, что подобной парковкой будут пользоваться? Однако госэкспертиза подобные бумажки принимает.

Скверик рядом с банком исчезнет, на его месте появится трехэтажное здание.

— А чем лично вы объясняете подобные истории?

— Тем, что за счет городской среды, зон общего пользования люди получают сверхдоходы. Заказчики-застройщики решают эти вопросы в администрации города уже не таясь. Зоны общего пользования уничтожаются уже в открытую. Куда дальше-то? Если на ходу перекраивают ППТ, не глядя на документы верхнего порядка — правила землепользования и застройки, в которых указана обязательная ширина дорог, транспортная схема, и это сходит с рук, о чем можно говорить?

Самое плохое, что нет контролера за соблюдением закона как в муниципалитете, так и в субъекте федерации. В областной администрации в этом смысле вообще не делают ничего. Документы территориального планирования не контролируют, сами их не разрабатывают, что видно по тому, как застраиваются смежные с городом территории.

— О чем идет речь?

— О новом микрорайоне, который «Орелстрой» начал возводить на землях Орловского района. Все будет, как на «Заречке» — сначала они построят, что хотят, а затем с незавершенкой передадут городу.

— Егор Семенович больше не у власти, старая схема может не прокатить…

— А что изменилось? Окружная дорога (в дополнение), которая должна была формироваться по генплану за счет смежных территорий Орловского района и Орла, уже заужена, крест поставлен. Инфраструктура социальная? Пока не просматривается. Если будет создаваться, то по остаточному принципу, как в названной «Заречке». Планировались там две или три школы, осталась одна. Детских садиков обещали пять, осталось тоже два, причем, один из них оказался у черта на куличках, в самой дыре, на склоне оврага. То есть они все места, отведенные под социальные объекты, застраивают, а потом разводят руками — вот, дескать, все, что осталось под школы и детсады. На тебе, боже, что нам негоже. К тому же, строительство объектов социальной инфраструктуры — вообще муниципальная задача. То есть все делают только для себя. Сначала — на стадии проекта — красиво, а затем все перечеркивается ради извлечения максимальной прибыли. На «Заречке» школы и дет­ские сады сдвинули к очистным сооружениям… И так — во всем и всюду.

В 909 квартале, который разрастается, где увеличивается количество жителей, резервная площадка под школу уже застроена. Теперь, возможно, застроят и площадку, отведенную под дет­ский сад. Что дальше?

Это или полный произвол, или попустительство произволу. Власть или не соображает, или соображает в интересах тех, кто «делает бизнес».

Если говорить о транспортном аспекте, с чего мы начали, то совершенно очевидно: центр города забивается тромбами. Мало того, что Орел не освобождается от временных объектов, которые давно должны были исчезнуть, так возникают все новые тромбы, их количество увеличивается.

Планерная была превращена в тупик из-за того, что в зоне красных линий посадили целых пять жилых домов. Плюс коттеджи. Часть Приборостроительной, отданной некогда военному училищу связи временно, на период строительства, в аренду, — перегородили забором, который стоит и поныне. Это значит, что альтернативный проезд сделать в данном месте, как планировалось, не получится.

Улица Черкасская, временно отданная Центральному рынку под торгово-розничную сеть вместе с пешеходными зонами вокруг рынка, тоже переданными временно на период рекон­струкции, забаррикадирована и закрыта для прохода. Кто получает деньги с этой бурно ведущейся торговли? Городские улицы просто перекрываются, а потом не возвращаются городу. Застраиваются скверы. Мы наблюдаем непрекращающийся процесс уничтожения нормальной городской среды.

— Делаю вывод, что вы стоите далеко от денежных потоков, связанных с застройкой нашего любимого города.

— Даже если б я стоял близко, я бы не пошел на такие дела.

— Как вы думаете, чего больше в описанных вами управленческих решениях — глупости или корысти?

— И того, и другого достаточно.

— Я не столь оптимистичен. Иной раз смотришь — точно корысть! А повнимательнее приглядишься… Нет, тут что-то другое. По моему мнению, местные власти — что областная, что городская — переступили черту, за которой было возможно их мирное возвращение в русло цивилизации. Теперь требуются какие-то принудительные меры. Вообще, что-то промыслительное есть в том, что первой книгой, напечатанной в Орле в типографии при губернском правлении, если верить краеведам, был «Опыт наставлений, касающихся экзерциций и маневров кавалерийского полка», изданный его командиром-кирасиром, стоявшим вместе со своей конницей в нашем городе в начале 19 века.

Есть в этих экзерцициях какой-то мессидж…

Вопросы задавал
Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц