Область не встала, потому что вожаков мало

Руководство регионального отделения «Справедливой России» провело пресс-конференцию, вызванную, по словам руководителя орловских «эсеров» Н. В. Варламова, необходимостью поделиться информацией о том давлении, которое оказывает на отделение «партия власти».

— Массированное наступление на региональное отделение со стороны «партии власти» началось осенью прошлого года, когда меня уволили с должности заместителя председателя комитета по аграрной политике без законных на то оснований, — начал Н. В. Варламов. — Как изложил на суде инициатор попытки увольнения Д. М. Пониткин: «Вот мы перед заседанием областного Совета собрались фракцией «Единая Россия» и решили Варламова с должности убрать».

«Проголосовали и убрали», — обрисовал схему борьбы с неугодными организатор пресс-конференции.

Н. В. Варламов не производит впечатления злопамятного человека, однако он не преминул напомнить, что его, Варламова, судьбу повторил экс-спикер областного Совета Иван Мосякин.

— В апреле, когда областной суд восстановил меня в должности, я предложил включить в повестку дня облсовета вопрос об отстранении от должности председателя И. Мосякина как человека, нарушившегося закон, — рассказал об эффекте бумеранга Николай Васильевич. — Через два месяца мое предложение было реализовано. С должности Мосякина убрали свои же единороссы.

Рассказал об этой истории выступавший исключительно для того, чтобы показать: справедливость существует.

— Несмотря на то что мы были инициаторами снятия И. Я. Мосякина, — пояснил Н. В. Варламов, — наша фракция была против процедуры, которую навязала депутатам исполнительная власть.

Комедия, с успехом сыгранная недавно в облсовете, объясняется, по мнению впавшего в немилость руководителя орловских «эсеров», решением областной исполнительной власти прибрать к рукам областную законодательную власть. «Справедливая Россия», подчеркнул Н. В. Варламов, потакать этим планам не намерена.

Строптивость справедливороссов, видимо, и послужила причиной начавшихся на них гонений. Н. В. Варламов их перечислил в хронологическом порядке.

Партийную газету «Мы — за справедливость» не печатала областная типография «Труд». Несколько номеров пришлось печатать в Курске и Брянске.

В подконтрольных областной исполнительной власти средствах массовой информации появилось сообщение, что начался массовый выход орловцев из «Справедливой России». Упоминались 150, 180 и 200 человек. Н. В. Варламов рассказал, что за комментариями и точными цифрами к нему никто не обращался. Цифры же публиковались со слов Е. А. Юдина, исключенного из партии и освобожденного от должности руководителя Малоархангельской партийной организации.

Кампания, по мнению Н. В. Варламова, напоминает ту, которая сопровождала исключение из числа «справедливых» М. Е. Ивашиной. Тогда говорили, что вместе с Мариной Евгеньевной «Справедливую Россию» покинут 2 тысячи человек.

— Ничего не случилось, — напомнил Н. В. Варламов. — Из партии вместе с Ивашиной вышло порядка 8 человек. И всё. Люди разобрались, кто есть кто. Партия существует, борется, за это нас и не любит власть, — подытожил он.

Выступавший конкретизировал, за что именно власть не любит «справедливых».

— Мы даем принципиальные оценки положению, в котором находится сегодня Орловщина. Мы заявляем, что наша область не развивается, что уровень реальной безработицы высок и многие люди трудоспособного возраста вынуждены уезжать из региона.

Не стал руководитель принципиальных «эсеров» щадить и последний резерв главного командования — сельхозпроекты, о которых время от времени рассказывает губернатор А. Козлов.

— Назовите хоть один комплекс, заложенный при помощи действующей исполнительной власти, — обратился к присутствующим Н. В. Варламов. Поскольку все молчали, он продолжил: — Все это закладывалось еще при Е. С. Строеве, а новая власть пользуется старыми проектами. Ничего нового нет, и мы говорим об этом. Поэтому исполнительной власти и не нравятся высказывания членов нашей фракции в облсовете.

В разряд информационных атак на региональное отделение «Справедливой России» его руководитель отнес и «историю с Михаилом Александровичем Межневым, раздутую некоторыми средствами массовой информации».

Речь идет о том, что Михаила Александровича застукали на мероприятии, где местные активисты, всегда готовые откликнуться на очередной призыв очередной власти, подписывали документы о вхождении в «Народный фронт». М. А. Межнева тут же «слили» начальнику партии С. М. Миронову. В результате вспыхнул скандал и начались неприятные разбирательства.

Ситуацию прояснил сам герой «репортажа» М. Межнев.
Михаил Александрович начал с обидой.

— В газетах, — сказал он, — сегодня пишут, по-моему, в двух вариантах: или когда ты сам платишь деньги и про тебя пишут хорошо, или когда ты или та организация, в которой ты работаешь, неугодна, и тогда тоже за определенные деньги пишут то же самое, но наоборот.

То бишь следовало сделать вывод: в газетах пишут или за деньги, или наоборот, но очень плохо. Жаль, что Михаил Александрович не назвал адреса, где процветает столь гнусный порок. По крайней мере следовало сделать оговорку и пояснить, что данный приговор не распространяется на партийную газету регионального отделения «Справедливой России» «Мы — за справедливость», а то, честное слово, обидно за нашу коллегу, редактора этого издания Елену Годлевскую. Мы ей симпатизируем.

Если же господин М. Межнев походя решил обидеть женщину, то стоило хотя бы позаботиться о репутации партии, в которой он состоит. «Мы — за справедливость»? Или еще за что-то? Лена, не обижайся, мы воспитываем г-на М. Межнева.

С появлением Михаила Александровича на «фронте» тоже не все ясно. Если он слился с «фронтовиками» с разведывательно-парламентерскими целями, как сам утверждает, не в качестве члена партии, на дух не переносящей «Единую Россию» и ее проекты, а как руководитель общественной организации Объединение работодателей «Объединение промышленников и предпринимателей Орловской области», входящей в РСПП — Российский союз промышленников и предпринимателей, — то возникает законный вопрос: где заканчивается член партии и начинается общественный деятель?

Михаил Александрович утверждает, что был обязан пойти на «фронт», поскольку А. Шохин — президент РСПП туда вступил вместе с головной структурой. Ну так это классический пример попытки усидеть на двух стульях. Если партийная совесть — против инициативы «Единой России», то ходить туда не надо ни в каком качестве.

Правда, М. Межнев рассказал, что в орловском «Объединении промышленников и предпринимателей» представлены разные политические силы: «Кто отражает интересы «Единой России», кто — «Справедливой России», есть у нас и коммунисты». Тут же, однако, выяснилось, что из «справедливых» в объединении — один М. А. Межнев.

Так кто послал Михаила Александровича на «фронт» — «едросы», таинственные коммунисты? Или М. А. Межнев, член партии «Справедливая Россия», сам себя туда послал? Во всех случаях вновь выходит скандал: или «едросы» управляют статусным «эсером», или Михаил Александрович сам ведет двойную игру, отправившись по собственной инициативе щупать «народных фронтовиков». Представить, что он пошел туда по просьбе коммунистов? Ну, разве в качестве прикола от КПРФ.

М. А. Межнев заявил, что под «фронтовыми» документами он не подписывался, печатями их не скреплял и в любом случае агитацией за «Народный фронт», зная отношение к нему С. Миронова, заниматься не будет. Скорее всего, сообщил Михаил Александрович, этим займется кто-нибудь из членов областного объединения промышленников и предпринимателей с партбилетом «Единой России». Опять вопрос: почему бы этого партийца, коль выбор более чем велик, сразу на первое сборище «народных фронтовиков» не отослать?

В общем, не убедил Михаил Александрович.

Последней по времени попыткой дискредитации регионального отделения «справедливых» вновь взявший слово Н. В. Варламов назвал скандал, случившийся в том самом зале, где проходила пресс-конференция. Пересказывать подробности рукопашной, в результате которой сотрудница штаба «эсеров» получила сотрясение мозга, нет смысла, поскольку версий происшедшего много, а обстоятельства тщательным образом, хочется надеяться, изучаются правоохранительными органами. Очевидно, когда сопоставляешь рассказы разных лиц, одно: случайно ли так совпало или было организовано, но скандал, в эпицентре которого оказалось бы местное отделение «справедливых», кому-то очень был нужен.

Впрочем, устроители пресс-конференции сразу расставили акценты и в этой истории.

— Приближаются выборы, — напомнил Н. В. Варламов. — Областная исполнительная власть проводит различные опросы, и партия «Справедливая Россия» не совсем плохо в них выглядит.

От непосредственно партийных дел руководитель
регионального отделения перешел к такой застарелой орловской проблеме, как опасность обладания точкой зрения, отличной от официальной.

В качестве иллюстрации Н. В. Варламов воспроизвел диалог, состоявшийся, по его словам, «на планерке» между ним, Н. Варламовым, и А. Лабейкиным.

А. Лабейкин говорит Н. Варламову, что звонил руководитель хозяйства «50 лет Октября» Бородин из Ливенского района, и добавляет:

— По вашей милости у него теперь столько проверок! Просит помощи. Просто завалили проверками.

— А при чем здесь я? — спрашивает Н. Варламов.

— Ну вы же озвучили его выступление на комитете, когда он сказал…

Выяснилось, что на комитете руководитель ливенского сельхозпредприятия заявил следующее: «Скажу правду…» И сказал, что одно его хозяйство, имея площадь 3,5 тыс. га, производит столько мяса, сколько 13 районов Орловской области. А молока — сколько 10 районов Орловской области.

То есть развеял, не подумав, миф о процветающей Орловщине. И тут же начались проверки. Это, как известно, лучший способ укрощения строптивых. Найти, если постараться, всегда что-нибудь можно.

— И так с каждым, кто имеет смелость высказывать собственное мнение, — подытожил Н. В. Варламов.

Далее он обратился к народу в несколько пессимистическом тоне. Рассказал, что в рамках всероссийской акции региональное отделение партии провело митинг, собрав в его поддержку всего-навсего 211 подписей. Акция же, проинформировал руководитель отделения, преследовала цель вынудить федеральную власть уменьшить налог, которым обложили малый и средний бизнес (власть подняла его с 14 до 34 процентов).

— Из оборота выведено 20 процентов дохода предпринимателя, которые бы он направил на развитие своего бизнеса или на улучшение материального положения работников, — обрисовал ситуацию Н. В. Варламов. — На митинге протестовали еще и против повышения цен на бензин. Почему только 211 человек? Почему вся область не встала и не сказала свое «нет»?

Так, может, потому и не встала, что вожаков настоящих нет?

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

«Студия РАНХиГС»