Красная строка № 20 (242) от 14 июня 2013 года

Октябрьская школа: борьба продолжается

Поставили крест

Время тут словно остановилось. Летний ветер ласково шевелит пышную гриву лугового мятлика, заполонившего двор. Не слышно детских голосов, ни души вокруг — школа наглухо закрыта. Входная внешняя дверь выбита какими-то вандалами, через запылённое стекло видны сваленные в кучу библиотечные книжки, с фасада отлетела штукатурка… Осиротевшее здание смотрит на нас мутными глазницами окон, будто спрашивая с укоризной: как же так, люди? А перед школьными воротами установили православный крест. Что это значит — всё, отработала? Или же призвали Бога на помощь?..

Октябрьскую школу, как и десятки других на Орловщине, ликвидировали по отлаженной чиновничьей схеме, позволяющей обойтись без мнения сельского схода — изначально было ясно, что согласия на ликвидацию школы от местного населения не будет. В 2011 году её «реорганизовали», т. е. превратили в филиал и присоединили к Сетушинской школе. Тогда в филиале училось 26 детей. Год спустя он был вообще ликвидирован. На срочный капитальный ремонт, как указано в экспертном заключении о последствиях закрытия филиала, требовалось всего-навсего 1 млн. 600 тыс. рублей — починить кровлю, заменить оконные блоки, напольное покрытие и электропроводку. (Чуть больше стоит импортный внедорожник, на котором ездит по району глава Залегощенской администрации В. Брежнев). Само по себе одноэтажное здание — довольно крепкое, ему ещё служить и служить, но областной департамент образования таких денег не нашёл. Наверное, и не искал — малокомплектную школу просто-напросто закрыли, чтобы сэкономить бюджетные средства.

В советское время Архангельское было одним из крупнейших сёл Залегощенского района. Здесь располагалась центральная усадьба колхоза имени Свердлова, чьи плодородные земли простирались на многие километры вдоль трассы Орёл-Залегощь. Сегодня на землях вокруг Архангельского работает ООО «Ломовское», которое, говорят, в прошлом году обанкротилось. Известно, что там, где властвует инвестор, местное население потихоньку исчезает — нет работы, молодые уезжают в города. Ни местных руководителей, ни трудовых коллективов в Архангельском нет.

Борьбу за права детей с первых дней взяла на себя инициативная группа родителей во главе с председателем родительского комитета Т. Кузиной. Протест родителей поддержала районная прокуратура, общественность, коммунисты. Бои идут по сей день, и жители Архангельского уверены: Октябрьскую школу хоронить рано.

Цинизм «экспертизы»

Итак, Октябрьский филиал закрыли — содержать несколько маленьких школ дороже, чем одну большую. Но для любого совершаемого чиновниками деяния необходимо обоснование, зафиксированное документально. Посмотрим экспертное заключение о возможных послед­ствиях закрытия Октябрьского филиала Сетушинской школы. Проблема с кадрами: специалисты отсутствуют, учителя совмещают разные предметы, иностранный язык вести некому. Кто виноват? Надо думать, Залегощенский отдел образования, не укомплектовавший подведомственные школы учителями-предметниками. Что делали, чтоб привлечь молодых специалистов? На сайте департамента образования в отчёте о модернизации чёрным по белому написано: в 2012 году меры поддержки молодым учителям с целью их привлечения на работу в школы будут сохранены. Получается, недоработала начальник районного отдела образования И. Зубова?

В Октябрьской школе нет тёплого туалета, компьютерного класса, медицинской комнаты (ФАП, какой ужас, расположен аж в 500 м от здания), требует ремонта лаборантская химии, библиотека не имеет достаточного количества литературы. Спорить нечего, материальная база слабовата, хотя в области нашей сколько угодно школ с надворными туалетами… Вопрос: почему глава района В. Брежнев вовремя не позаботился о материальной базе? Косметический ремонт к началу учебного года всякий раз делали за счёт родителей. Почему областной департамент образования столько лет не выделял средства на компьютерный класс, приобретение учебников и методических пособий? Удобно, ничего не скажешь — довести до развала, а потом закрыть!

О плюсах индивидуального подхода к обучению в малом коллективе в экспертном заключении не написано, о необходимой психологической адаптации детей не упомянули. Зато обрисовали перспективы «улучшения образовательного процесса» при переводе детей в Залегощенскую школу № 2 — тут вам и компьютеры, и квалифицированный состав педагогов, и два спортзала, и выполнение норм СанПиНов, и кружки, и оздоровление…. Тот, кто бывал в Залегощенской школе № 2, грустно улыбнётся — здание ненамного новее, столовая в полуподвальном помещении, туалет один для мальчиков и девочек, актового зала нет. Естественно, Залегощенская школа находится в райцентре, на неё и денег побольше выделяют, и кадры в наличии, хотя и тут есть совместители (а где их нет?). Скажем так, условия получше. А вообще-то бедность школьная по всей Орловщине одинакова: чиновники у одних школ отнимают жалкие крохи и подсыпают другим, чтоб не умерли. И при этом сами получают более чем неплохие зар­платы — три таких школы, как Октябрьская, можно было отремонтировать на 4,8 млн. рублей годового дохода замгубернатора О. Ревякина.

Какие же «комфортные условия обучения» созданы для детей из Архангельского? Родители будят ребятишек ни свет, ни заря; школьники едут до Залегощи на ПАЗике, оборудованном системой ГЛОНАСС. А после занятий спешат домой, и какие там факультативы и кружки — успеть бы с последних уроков на автобус! Это называется «расширением спектра образовательных услуг». А вот как выглядит «оздоровление»: если ребёнок из Архангельского в школе почувствует себя плохо, то либо будет страдать до прихода автобуса, либо самостоятельно поедет домой на «попутке» или поезде, и такие случаи уже были. А ведь безопаснее добраться до ФАПа в 500 метрах от школы, чем до своего села в 20 км от Залегощи!

При всём том демографическая ситуация достаточно стабильна, о чём в экспертизе помалкивают. Да, средняя наполняемость класса — 4 человека. Но количество обучающихся по годам обучения с 2011 и до 2016 года устойчиво держится на одном и том же уровне — 23-22 ребёнка. Не так уж и мало! Выводы? Школа Архангельскому нужна, господа чиновники, а не ваши крючкотворные «экспертизы» и липовые отчёты о «модернизациях».

Рука руку моет?

Впечатление такое, что в Залегощи ветви власти прочно срослись и поддерживают одна другую, а простой народ окончательно выпал из поля зрения. Чиновники ополчились на родителей. Вопрос о реорганизации Октябрьской школы на сессиях районного Совета народных депутатов не обсуждался. Единственным органом власти, вставшим на сторону родителей, оказалась прокуратура Залегощенского района, обратившаяся в районный суд с требованиями признать незаконным решение главы администрации В. Брежнева о ликвидации школы и возобновить учебный процесс. Очевидно, что действиями администрации района нарушены права и интересы не только детей, лишённых возможности обучаться в школе по месту своего проживания, но и граждан, проживающих в Архангельском, а их более 350 человек. Однако суд отказался удовлетворить требования прокуратуры. Судья О. Рожко последовала букве закона, но не его духу и здравому смыслу. Вынесенное судебное решение заверяет несознательных родителей, что их детям вне стен родной школы будет лучше. Залегощенская прокуратура подготовила кассацию, которая в настоящее время находится на рассмотрении в президиуме Орловского областного суда. Точка в этом деле пока не поставлена.

Пример с полицией

Тамара Дмитриевна Кузина обратилась в отделение полиции Залегощенского района для установления подлинности подписей членов экспертной комиссии в заключениях по ликвидации школы. Доподлинно известно, что глава Октябрьского сельского поселения В. Сенин и директор Октябрьской школы Е. Малахова документы об уничтожении школы не подписывали. Такого и не могло быть, поскольку эти люди встали на защиту школы с первых дней возникновения угрозы. Но Залегощенская полиция отказывает в возбуждении уголовного дела «за отсутствием события преступления»!

А вот как полицейские вели расследование: «…Из объяснения бывшего директора МОУ «Октябрьская средняя школа» гр. Малаховой Е. В., следует, что подписей по экспертной оценке она не ставила. Согласно объяснения гр-ки Зубовой И. В., начальника отдела образования, следует, что гр. Малахова Е. В. подписывала данную экспертную оценку в её присутствии… В ходе исследования не представилось возможным установить принадлежность подписи в экспертной оценке гр-ки Малаховой Е. В., в связи с простотой исполнения подписи…». Чиновнику верим, директору — ни в коем случае, а подпись, увы, слишком проста. Смех сквозь слёзы!

«Временщики» у руля…

Говорят, чуть ли не ежедневно на планёрке глава администрации Брежнев «давит» на подчинённых: скорее продавайте здание Октябрьской школы. Ясно, что неотапливаемое пустующее здание через несколько лет неизбежно разрушится, а властный Брежнев любит называть себя хозяином района. Звучит красиво. Забота главы о своём имидже подтверждается изобилием его фотографий в районной газете «Маяк», частыми упоминаниями провластных СМИ о Залегощенском районе и личном вкладе Брежнева в его развитие. Воистину «хозяйский» подход демонстрирует глава: сэкономить на детях и пополнить местный бюджет за счёт продажи здания. При этом ему, видимо, неважно, что станет с Архангельским через несколько лет. Да и Брежнева, возможно, в ту пору в Залегощи уже не будет: ставленник А. Козлова, успешно «засветившись» в райцентре, запросто сможет уйти на повышение.

За последние годы на Орловщине ликвидировали более двухсот школ — там, где люди молчали… Сёл, где сопротивлялись, — единицы. Коллега Брежнева глава Покровского района Д. Романов от планов по закрытию шести школ в районе отказался. Просто жители Верхнежёрновского сельского поселения, придя на встречу, гневно закричали: мы не хотим закрытия школы, дети в селе есть, учителя прекрасные! Покров­ский глава услышал глас народа; школы пока целы, а Романов не войдёт в историю как уничтожитель сёл в районе. А вообще основным мерилом эффективности работы руководителей должен стать показатель — развиваются ли школы или закрываются. Вопрос этот имеет государственное значение.

Но большая беда, когда во власти находятся «временщики» — случайные люди, не желающие строить будущее вверенной им территории. А если их мотивация к работе — создание имиджа и личный карьерный рост, то ещё хуже: наворочают такого, что потом хоть трава не расти. Имей тот же Брежнев государ­ственное мышление, он бы понимал: политика закрытия сельских школ недальновидна и подрывает национальную безопасность. Село, в котором закрывается школа, рано или поздно умирает. Таким образом, Брежнев, подписав постановление о ликвидации, не оставил селу Архангельскому перспективы… Интересно, дадут, в свою очередь, «хозяину» шанс на ближайших выборах жители Залегощенского района?

Восстановить образовательное учреждение после ликвидации очень трудно либо вовсе невозможно. Но Тамара Дмитриевна Кузина и её соратники уверены: справедливость восторжествует, Октябрьская школа вновь оживёт. Ещё не поздно отремонтировать здание и наладить учебный процесс, есть маленькие дети в селе, и ещё родятся, и не исчезнет с лица земли село Архангельское, как сотни других… На Бога родители уповают, но и сами не плошают. Будем и мы надеяться!

Елена Иванова.

самые читаемые за месяц