Он говорил здесь вслух стихами…

До недавнего времени я не думал и не гадал в лице знаменитого русского писателя, критика, стиховеда, философа, одного из ведущих представителей русского символизма Андрея Белого — встретить своего земляка. Не припомню, чтобы в школе мне и моим сверстникам говорили о том, что в Новодеревеньковском районе (ранее — в Судбищен­ском) есть деревня Серебряный Колодец, в которой когда-то располагалось имение родителей Андрея Белого.

Дело, очевидно, кроется в том, что и мой глухой и отдаленный сельский угол, и Серебряный Колодец до середины 20-х годов прошлого века значились в Тульской губернии. Вторая причина, по-моему, кроется и в том, что многие из нас не знали: настоящее имя, отчество и фамилия теоретика символизма — Борис Николаевич Бугаев, Андрей Белый же — это литературный псевдоним.

Надо заметить, что в соседней Тульской области средства массовой информации широко сообщали своим читателям о давних связях Андрея Белого с Ефремовским уездом, но литературного обмена между регионами, как ни странно, сегодня нет, и потому вся информация (кроме электронной) оставалась и остается, мягко говоря, за границей нашей области.

Правда, в интернете, в разделе «История Орловского края в лицах» я обнаружил однострочное сообщение о том, что нынешний орловский Серебряный Колодец в начале прошлого века в течение почти десяти лет каждое лето посещал Андрей Белый — робкую попытку неизвестного автора «прописать» Белого на Орловщине.

…В далекие семидесятые годы я не раз бывал здесь. Зеленый луг, родник, хорошо обработанные, довольно старые блоки известняка на его «пороге» и стекающая с них вода — прозрачная, как стекло. Невдалеке от источника — большие и очень красивые валуны темно-коричневого песчаника. Голыши выглядели какими-то «домашними». Кроме того, что они пылали жаром, камни были как бы искусственно отшлифованы. Так бывает, к примеру, когда о «тело» валунов десятки, а то и сотни лет трутся овечьи бока. Но этот камень овцы не могли «обработать» целиком, он был огромен и в высоту достигал не менее полутора метров. Нет прекраснее постамента для мемориальной плиты…

К сожалению, сведений о самой деревне у меня не было. Я только начал изучать этот северо-восточный край Орловщины, история которого меня целиком и полностью захватила. Когда же сел за компьютер и стал обрабатывать собранные летом материалы, то отыскал две редкостные (в электронном варианте) книги: П. П. Кеппена — «Города и селения Тульской губернии в 1857 году» и В. Левшина и др. — «Списки населенных мест Российской империи. Тульская губерния» за 1862 год. Вот в них-то и нашел данные о деревне Серебряный Колодец. Статисты середины позапрошлого века отмечали, что Серебряный Колодец — сельцо владельческое, от уездного города Ефремова располагается в 31 версте: в нем 12 дворов, жителей — 102 женского и 104 мужского пола.

Считаю необходимым указать также еще одну подобную книгу, в которой я обнаружил короткую, но очень важную информацию, связанную с Серебряным Колодцем и его владельцами Бугаевыми. Она называется «Тульский край в литературе и искусстве» (2001). Вот что в ней говорится: «Серебряный Колодец — деревня — имение Бугаевых. Здесь в имении своего отца проводил летние месяцы русский советский писатель, поэт Белый Андрей».

Когда же я внимательно ознакомился с некоторыми произведениями А. Белого, работами его биографов и критиков, то у меня сложилось убеждение, что родительское имение Серебряный Колодец для Андрея Белого стало таким же дорогим и плодотворным, как для А. С. Пушкина — села Болдино и Михайлов­ское. Константин Васильевич Мочульский в книге «Андрей Белый» (1997) пишет: «В селе Серебряный Колодезь Белый прожил три летних месяца: оброс бородой, бродил по полям без шапки, загорел и окреп; он говорил вслух стихами…». Этот всплеск творчества я связываю с большими и серьезными переживаниями поэта в связи с недавней смертью отца. 1903 год для него не только стал продуктивным, но и запомнился Борису Николаевичу на всю жизнь. В то же время почти весь поэтический цикл был создан им в Серебряном Колодце. «Даль — без конца. Качается лениво…», «Я шёл домой согбенный и усталый…», «Вечный зов», «Суждено мне молчать…», «Осень». Третье лето ХХ столетия отразится через 20 лет и в мемуарах писателя «Начало века» (1933).

В моих руках книга А. Белого «Лирика» (2000). В книжке немногим более 400 страниц, а стихотворений с пометками «Серебряный Колодец» и «Ефремов» — более пятидесяти! И в сборниках «Незнакомый друг» (1997), «Петербург. Стихи» (2001), «Проза поэта» (2000) и других тоже немало произведений, созданных Андреем Белым в Серебряном Колодце.

В книге «Записки чудака» (1922 г.) сам А. Белый приписывает деревне Серебряный Колодец огромное влияние на свою судьбу. Говорит о том, что постоянно вспоминает старый дом с девятью окнами, окруженный тополями, который стоял на холме; под холмом протекала речка; темная липовая аллея шла от дома вбок; сад кончался канавою; за ней начинался склон, на противоположной стороне которого высились дикие скалы. Дальше расстилались поля золотой ржи…

Поэт то рвется в деревню, то убегает из нее, искалеченный убогостью, пьянством и нищетой, но во всем этом чувствуется его озабоченность положением народной кормилицы, которая гибнет под «капиталистическим игом». Начало умирания сел и деревень сто лет тому назад смог увидеть Андрей Белый: «…Картина растущих оврагов с бурьянами, деревеньками — живой символ разрушения и смерти патриархального быта. Эта смерть и это разрушение широкой волной подмывает села, усадьбы, в городах вырастает бред капиталистической культуры», — писал Андрей Белый.

Сегодня в моей родной сторонке сотни домов стоят заброшенными. Они сиротливо и с опаской жмутся к бурьяну, беспрестанно хлопая дверьми, которые не закрываются…

Помните, выше я писал, что возле Святого источника в Серебряном Колодце стоят валуны. Посмотрите, сколько «каменных» строк в произведениях Андрея Белого: «На камень упал бел-горючий…», «Он молот кидал на кремень…» — это из «Каторжника», написанного в Серебряном Колодце (1906–1908 гг.). Или: «Тяжелый камень стекла бьет…» — Серебряный Колодец (1906 г.). Или: «Многодробные, тяжкие камни…», «Я сел на могильный камень…», «Средь каменьев меня затерзали…» — из цикла «Безумие», Париж (1907 г.), «Куст возносился бок о бок с камнем», «Мал-репейник с шипом выметнулся из-за камня» и т. д, и т. п.

Есть у Андрея Белого роман «Серебряный голубь» (1909 г.). В этом произведении озвучены названия селений, очень схожих с именами деревень в окрестностях Серебряного Колодца. По моему мнению, содержание романа было навеяно тайнами и мистикой, прежде всего, страшного древнего пути, пролегавшго рядом с Бугаевским поместьем, — Муравским шляхом, а также окружающими населенными пунктами и урочищами с «экзотическими» именами: Мертвый Хутор, Поганец, Шутиковы Дворы, Погибелка, Могилки, Лысая Гора, Кудеяровка, Заклятье и пр.

И сегодня ощущаешь бег мурашек по спине, произнося эти названия, а каково же было жителям этих селений и, тем более, приезжим! Каждый здешний человек хорошо знал легенды и были родного края. Ведь недаром, считаю, Андрей Белый назвал своего героя Кудеяром-плотником — в честь главного действующего лица всех здешних мифов и легенд военно-пиратской дороги — разбойника Кудеяра.

Мне рассказывала Н. С. Каткова о том, что лесной массив Заклятье, расположенный от Серебряного Колодца в пяти верстах по Ефремовскому большаку, пользуется дурной славой и в наши дни: то в нем человек пропадет, а то, бывало, и целый табун лошадей сгинет. «Мы опасались ходить в этот лес даже за грибами», — заметила Нина Сергеевна.

Я не спорю, может быть, и в Подмосковье, где был написан роман, существовали подобные деревни и места (скорее всего, так оно и есть), но уж очень созвучны литературные названия с именами наших деревень, правда, все эти селения, перед тем как кануть в небытие, успели поменять имена…

Имя теоретика символизма Андрея Белого и сегодня не забыто. Как я уже говорил, в Москве вот уже более десяти лет функционирует Мемориальная квартира Андрея Белого — единственный в мире музей, посвящённый этому поэту и писателю. Не забывают Андрея Белого и в подмосковном городе Железнодорожный (бывшее Кучино), где с 1925 года он проживал.

И в Орловской области, в Новодеревеньковском районе, в деревне Серебряный Колодец хорошо бы создать мемориальную площадку имени Андрея Белого. Здесь все располагает к этому: прекрасное название местечка, зеленый луг, Святой источник, живая вода речушки Гоголь, есть даже камень, на котором, как я уже писал, можно установить мемориальную доску примерно с таким текст­ом: «В Серебряный Колодец — имение Бугаевых (1898–1908 гг.), каждое лето, кроме 1907 г., приезжал Борис Николавич Бугаев (Андрей Белый) (1880–1934 гг). — поэт, писатель, философ, теоретик символизма».

Полагаю также, что админи­страция Новодеревеньковского района к очередному юбилею поэта и прозаика Андрея Белого (2015 г.) не только откроет в районном краеведческом музее выставку, посвященную гениальному земляку, но и станет организатором проведения литературных чтений в Хомутове или в Серебряном Колодце.

Григорий Лазарев.

самые читаемые за месяц