Опер — это образ жизни

Разные люди служили и служат в милиции. Был бы рад, если бы после переаттестации в полицейские они все стали равными — как в отношении к служебному долгу, так и в смысле профессиональной компетенции. Пока же — что греха таить! — один бежит по макушкам, резво бежит, и оглянуться, остановиться ему некогда. Готов уже на следующий день рапортовать, что расставил все точки над «i». Мастер правильными словами и бумажной возней имитировать свою служебную активность, умеет вовремя угодить начальству. Глядишь, и звезд на погонах стало больше, и по должностной лестнице вверх пошел.

Другой же «копает» основательно, глубоко, 24 часов в сутках ему не хватает. Десятки раз перепроверит версии, сопоставит факты, посмотрит на них со стороны, выявит любопытные связи, закономерности. А тут — и до истины недалеко…

К такой категории оперативников, пожалуй, относился и Александр Михайлович Жидков, который о себе во время наших бесед в период его службы в милиции шутя говорил:

— Я должностью и характером не вышел, чтобы большие звезды получать. Люблю работать, от нечисти всякой общество очищать. Это и есть мой главный «недостаток»…

В уголовный розыск он пришел после окончания в 1985 году Калининградской средней школы милиции МВД СССР, считавшейся тогда настоящей кузницей кадров оперативных сотрудников для органов внутренних дел. Начинал с опер­уполномоченного угро отделения милиции по обслуживанию микрорайона ОСПАЗ, работал в Железнодорожном РОВД. Раскрывал преступления, связанные с автомототранспортом. Молодой лейтенант уже тогда внес свой вклад в ликвидацию преступной группы «Пожарника», совершившей в течение только одного года восемь краж автомашин.

Вместе со своим товарищем по службе Сергеем Барановым, два года назад безвременно ушедшим из жизни, они вычислили и задержали некоего Миллера, на счету которого было более 60 краж электросчетчиков из подъездов жилых домов. Вор потом их сбывал вьетнамцам.

Перспективного розыскника вскоре заметило начальство. И Жидков получил назначение на должность старшего оперуполномоченного областного управления уголовного розыска.

— Дальнейшему мастерству сыска пришлось учиться в Орловском РОВД, где я работал сначала начальником отдела уголовного розыска, а затем возглавил службу криминальной милиции, — рассказывает Александр Михайлович. — Это были лихие 90-е годы. Развал сильного государства, появление криминальных групп, разного рода «отморозков», несоответствие законодательства новым рыночным экономическим отношениям практически дали «зеленый свет» беспредельщине. А тут еще известный лозунг-призыв: «Разрешено все, что не запрещено законом», со всеми вытекающими из него негативными последствиями…

В сравнении с другими сельскими районами оперативная обстановка в Орловском была более сложной. В центре его — Орел с более чем 300-тысячным населением. В большей степени областной центр и делал нам «погоду» в росте количества преступлений — будь то «разборки» преступных групп или выяснение отношений во время загородных пикников с выстрелами и поножовщиной. А сыскарям пригородного ОВД вместе с коллегами из областного УВД потом приходилось выяснять, кого там нашли на обочине трассы, в лесополосе или в очистных сооружениях с простреленной головой или с ножевым ранением, а то и расчлененным. Или разбираться, кто позавчера пристреливал оружие в Карповском карьере, превратив его в стрелковый тир? Поэтому в то смутное время уголовному розыску приходилось перестраиваться, как говорится, на марше, и вместе с другими службами милиции, во взаимодействии с областными правоохранительными органами оставаться единственно реальной силой, способной, что бы там сейчас ни говорили о милиции, противостоять валу криминальной агрессии и чинившим беспредел «отморозкам» и «браткам».

Вот в такой непростой обстановке учился он сам, учил своих подчиненных работе с людьми, доверительному отношению к ним. А еще — умению собирать необходимую оперативную информацию. По большому счету, именно она во все времена являлась и является основой сыска. Необходимо уметь логически мыслить и анализировать полученные оперативные данные, выдавать следователям верную нить, которая выведет их к единственно правильной версии. «Нельзя в нашей работе и без смекалки, напористости, решительности и уверенности в себе», — убежден подполковник милиции в отставке Жидков.

…В тот день Полина (имя изменено) со своим женихом (на следующей неделе намечалась их свадьба) на его новенькой машине ИЖ-2126 уехала, как явствовало из заявления ее родителей, к своим знакомым в сторону поселка Докунинский. Домой они больше не вернулись. Был объявлен розыск. Оперативно-следственная группа, которую возглавил начальник СКМ Орловского РОВД А. М. Жидков, исходила прежде всего из того, что преступления совершаются, как правило, лицами из числа знакомых. Законы криминалистики вечны и отмене не подлежат. Был установлен круг общения пропавших молодых людей, а также лиц, привлекавшихся милицией за угоны и кражи автотранспорта к уголовной ответственности. Не исключалось, что основным мотивом преступления, если оно имело место, могло стать и овладение новеньким автомобилем. Вскоре в поле зрения сыщиков оказались трое молодых людей. Один из них уже имел судимость за угон…

«При раскрытии любого преступления нужно идти и разговаривать с людьми, — убежден ветеран уголовного розыска А. М. Жидков. — Это только Шерлок Холмс раскрывал преступления дедуктивным методом, покуривая трубку. У нас не так — довольно часто разгадку нам подсказывают люди. Только нужно умно и грамотно с ними работать».

«Хождение» оперативников в народ оказалось небезрезультатным. Оказалось, что парни из этой троицы были знакомы с владельцем ИЖ-2126 и его невестой. Работали розыскники и по другим направлениям. Установили несколько водителей автомашин, проезжавших в тот день по дороге Орел—Знаменское. Кто-то из них вспомнил, что на обочине дороги при повороте в сторону населенного пункта Докунинский видел стоявшую автомашину ИЖ-2126 и двух разговаривавших возле нее парней. На предъявленных оперативниками фотографиях водитель грузовика опознал двух парней из той троицы, которой интересовалась милиция. Ну а дальше — дело техники. В раскрытии преступления активную помощь сотрудникам угро оказал тогда прокурор Орловского района М. П. Алешин. Через некоторое время один из членов этой преступной группы заговорил…

К машине жениха Полины они присматривались давно. Ждали только удобного случая. Узнав каким-то образом о поездке будущих молодоженов и маршруте их движения, выехали несколько раньше их. ИЖ-2126 тормознули как раз на том, как оказалось, роковом для молодой пары повороте. Узнав своих знакомых, они остановилась. А нелюди в человечьем обличье сначала убили на глазах Полины ее жениха, а затем лишили жизни и ее… Трупы убийцы закопали в лесополосе на 22-м километре автодороги Орел—Знаменское, за деревней Бакланово.

Через неделю нашли и задержали второго участника этой кровавой трагедии. А вот за организатором жестокого убийства самому А. М. Жидкову и его товарищам–оперативникам пришлось побегать. Длительное время тот скрывался в заброшенных домах и на дачах Орловского района. Но через некоторое время и он оказался на скамье подсудимых вместе со своими подельниками.

В списке раскрытых преступлений, вызвавших большой общественный резонанс, значатся и уголовные дела, связанные с убийством в пригороде Орла известной в области спортсменки, а также с беспрецедентным актом вандализма на Наугорском кладбище в 1996 году.

На православный праздник Троицу памятники двух аллей — почти сто надгробий — лежали буквально в руинах. Уголовный розыск Орловского РОВД был поднят в ружье. Непосредственное руководство оперативно-розыскной работой по раскрытию преступления было возложено на начальника отдела Н. Д. Фомина и его заместителя А. М. Жидкова. Они сами и оперативники П. Костиков, И. Митрохин, Н. Самохвалов работали в тесном контакте с сотрудниками УФСБ по Орловской области.

— Раскрытие этого преступления стало тогда не только профессиональным, но и гражданским долгом всех, кто участвовал в розыске осквернителей могил, — вспоминает Александр Михайлович. — Была проделана огромная работа. Запущенная машина розыска просеивала всех, кто представлял для нас оперативный интерес. Отрабатывались различные версии. На четвертый день нам удалось выйти на группу молодых людей, которые увлекались учением церкви сатаны, и задержать их.

— Оглядываясь назад, на свою двадцатилетнюю службу в розыске и других оперативных подразделениях милиции, осознаешь: все эти годы ты находился в постоянном поиске, — задумчиво говорит Александр Михайлович. — Это довольно большая часть моей трудной и интересной жизни. Знаешь, я уже по прошествии многих лет сделал вывод: настоящий опер — не только профессия, но и образ жизни.

Угро всегда был элитой милиции. График работы сотрудников уголовного розыска сложный. Часто приходится работать ночами. Это «издержки производства». Говорят, что нашим женам нужно ставить памятники при жизни. Действительно, это просто немыслимо, как они выдерживали и выдерживают такой образ жизни своих мужей! Но если не будешь напрягаться, переступать через все личное, через себя, то преступление останется нераскрытым. А это уже не в правилах и традициях настоящего сыщика и уголовного розыска в целом.

Валерий ЗОРИН.

Лента новостей

самые читаемые за месяц