Красная строка № 20 (242) от 14 июня 2013 года

Опять покопались…

С осени прошлого года в правом приделе Троицкой церкви — мерзость запустения. Напомним, что тогда, почти год назад бригада орловской фирмы ООО «Реставрация» по заданию областного управления культуры и его руководителя А. Егоровой вскрыла полы над фамильным склепом Ермоловых и вычистила весь строительный мусор, обнаруженный там. А заодно — фрагменты костей и проволочный каркас эполета с генеральского мундира. Обнаружены были и дыры в сводах склепа.

Разразился скандал. Работы приостановили. Придел завесили полиэтиленом, и за этой завесой стал дежурить полицейский. Рядом с оскверненным захоронением продолжали славить и молить Бога.

Власти растерялись: что делать дальше? Ко всем напастям, вылезшим из-под вскрытых полов церковного придела, добавилась еще одна, непреодолимая — останков самого Алексея Петровича Ермолова в склепе, в одном из его отделений, не оказалось. Точнее, во вскрытом кем-то и когда-то гробу были обнаружены лишь отдельные кости.

Казалось бы, вывод напрашивается единственный: если уж взялись реставрировать фамильный склеп Ермоловых к 450-летию Орла и если уж так случилось, что захоронение оказалось оскверненным и разоренным, нужно искать останки или, как минимум, выяснить их судьбу. Тем более, что в Орле есть человек, который давно уже ведет собственное расследование по этому делу и который уверен: останки А. П. Ермолова лежат на том же Троицком кладбище. Вот бы объединить усилия, подключить московских специалистов, поднять архивы и восстановить историческую справедливость, чтобы к 450-летию Орла с чистой совестью отчитаться перед его жителями: прославленный генерал лежит там-то, и вот мемориал над его могилой. А, может быть, и сделать нечто большее: вернуть останки Ермолова в фамильный склеп.

Но областная власть и её управление культуры руковод­ствуются какой-то иной логикой, которая очень похожа на поиски легких путей в решении непростой проблемы. Упустив время, власти вновь возобновили работы в склепе. И что же там делали «уполномоченные изыскатели»? Они копались в соседнем отделении фамильного захоронения, где, по всем данным, лежат останки Клавдия Алексеевича Ермолова — сына нашего прославленного земляка. Вскрыли — убедились: это захоронение в порядке. Всё на месте. Ну и что теперь? Клавдий лежит. Но тайна исчезновения останков А. П. Ермолова так и остаётся тайной.

Более того, наше областное управление культуры во главе с А. Егоровой, похоже, опять попало в историю. В историю конфузов, если не нечто более серьёзное. Получив в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультуре) так называемый открытый лист, то есть документ на право производства раскопок и разведок археологических памятников, местные чиновники решили, что это право распространяется на все захоронения фамильного склепа в церковном приделе. Между тем, есть ещё один документ — паспорт исторического памятника. И в нём чёрным по белому записано, что таковым, то есть памятником, на раскопки которого и был получен открытый лист, является «одиночная могила героя Отечественной войны 1812 года генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова». Следуя логике документа, можно сделать вывод, что ни захоронение сына Ермолова, ни могила отца и невестки Алексея Петровича не являются памятниками истории, хотя и расположены тут же, в Троицкой церкви.

Так что же получается? Орловские специалисты по заданию областного управления культуры влезли в частное захоронение? Но тогда это уголовное преступление, квалифицируемое статьей 244 УК РФ: «Надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений… наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев. Те же деяния, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой… наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет».

Разумеется, окончательную юридическую оценку действиям официальных и уполномоченных лиц, которые покопались в фамильном склепе Ермоловых, могут дать только правоохранительные органы и суд. Но даже простое сопоставление двух упомянутых документов — не в пользу инициаторов совершенной акции.

Вся эта июньская история похожа на старые, прошлогодние грабли. Но дважды наступать на них — это уже, извините, повод задуматься, а точнее — усомниться в профессионализме областных чиновников от культуры. В таком деле, как сохранение исторического наследия, нужно работать чисто — без сучка и задоринки. А тут — сплошные поводы для сомнений: а способны ли вы вообще на что-либо созидательное, господа?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц