Ордер на бесправие

Когда Ольга Новикова со своим трехгодовалым сыном переселялась из одной каморки в более просторную комнатушку того же общежития, она и подумать не могла, чем это ей, сироте, обернется впоследствии, когда она решит в суде отстаивать свое сиротское право на полноценное жилье вне очереди.

История эта начиналась, как и сотни других подобных историй. Брошенная матерью еще в младенчестве, Ольга воспитывалась в детских домах и школах-интернатах Орловщины. Ее взрослая самостоятельная жизнь началась после окончания 1-го орловского профтехучилища. Получив профессию, О. Новикова начала работать в одном из подразделений «Орелагропромстроя». У предприятия на тот момент было свое общежитие. Там Ольгу и поселили. Сначала дали койко-место в комнате на четверых, позже, когда у Новиковой родился сын, — комнатку в 9,5 метра.

Злополучный ордер на комнату в 17 квадратных метров она получила уже из рук чиновников городской администрации в 2005 году — после того, как написала жалобу губернатору Е. С. Строеву о своем бедственном положении матери-одиночки. Не знала Ольга, что еще в 2003 году с дома № 13 по Наугорскому шоссе, где она жила все это время, был снят статус общежития и он оказался в муниципальной собственности. Не могла Новикова предположить тогда, что помещение, где она проживала с сыном по ордеру — с единственной кухней на несколько таких же комнатушек, с полуразрушенным туалетом без ванны, — впоследствии будет признано орловскими судьями благоустроенным жильем, лучше которого она, сирота и мать-одиночка, и желать не имеет права.

Но тогда, в 2005 году, все вроде бы складывалось благополучно. Вместе с ордером на новую «большую» комнату Ольга получила и заверения чиновников, что за ней как за сиротой сохранится право на внеочередное жилье. В февральском постановлении главы администрации Советского района С. А. Морозова так и сказано: «Предоставить гр. Новиковой О. В. с семьей 2 чел. (она и сын Новиков А. В.), очереднице, номер общей очереди 859, по списку воспитанников детских домов — 8… одну комнату № 87 жилой площадью 17 кв. м в д. № 13 по Наугорскому шоссе. Без снятия с очереди». Не думала и не гадала тогда Ольга, что вот эту последнюю фразу «без снятия с очереди», оказывается, можно понимать по-разному.

Периодически «обновляя документы» в подтверждение своего сиротского права на льготное жилье, Новикова получала известия из администрации. В 2010 году она получила два уведомления за подписью заместителя главы администрации города В. М. Бахтина. В официальных письмах указывалось, что она, О. В. Новикова, в районном списке детей-сирот значится уже третьей на получение квартиры, хотя по общегородскому значится десятой. Во втором письме Бахтина указывалась цифра семь. Ольга читала и радовалась: медленно, но все же двигалась ее сиротская, льготная очередь. Потом до нее и вовсе дошли слухи, что ей в числе некоторых других сирот вот-вот должны дать отдельную благоустроенную квартиру. Эту новость рассказал Ольге ее одноклассник Дмитрий Сергеев: список счастливчиков ему зачитывал сам руководитель муниципального отдела учета и распределения жилья А. А. Пчеленок.

Но квартиры Ольга Новикова так и не дождалась. В прокуратуре, куда она обратилась за помощью, ей посоветовали: «Судись!» Так начались ее мытарства.

Заместитель председателя Советского районного суда М. А. Старых отказала Новиковой в удовлетворении ее иска к администрации города о предоставлении ей внеочередного жилья. Тут-то Ольга и поняла, как опасно доверяться чиновникам и принимать из их рук ордера. Суд под председательством Старых, изучив материалы дела и выслушав возражения представителя администрации Л. А. Полосухиной, пришел к выводу, что сироте город уже предоставил благоустроенное жилье, и по тем нормам метража, которые на тот момент (в 2005 году) действовали на территории Орловской области.

Получалось, что по закону 17 квадратных метров с одним полуразрушенным туалетом и общей кухней на несколько других комнат вполне достаточно сироте, ставшей к тому же матерью-одиночкой. Суд не признал того обстоятельства, что 17 квадратных метров при норме 12 — это вовсе не достаточно для матери и ребенка, причем мальчика. Судья Старых при этом сослалась на нормы закона, который предполагает выделение пресловутых метров лично сироте без учета ее семейного положения. Дескать, положено тебе было, сиротинушка, по законам 2005 года не более 12 квадратных метров, ты их и получила. А то, что общежитие по адресу: Наугорское шоссе, 13 только на бумаге перестало быть таковым и лишь с 2003 года считается благоустроенным жильем, фактически оставаясь обшарпанной «общагой», — этого во внимание суд не принял. Не сочла убедительным судья и штамп в паспорте Новиковой, который вроде бы наглядно указывал, что прописана Ольга до сих пор именно в общежитии, то есть во временном жилье. Не помогли и фотографии, на которых была запечатлена вся «благоустроенность» этого брошенного одними и нехотя «подобранного» другими дома.

Позже, когда О. В. Новикова попыталась опротестовать в суде законность того самого ордера, который лишил ее права на нормальное жилье, она узнала, что власть, оказывается, вовсе не обманула ее, выдавая ордер. Ведь за ней сохранилось место… в общей городской очереди, в которой О. В. Новикова значится под номером 583! Однако остается непонятным, почему же тогда вплоть до февраля 2011 года Ольга числилась в городских списках сирот, имеющих право на внеочередное жилье? И только в феврале 2011 года, после того как О. В. Новикова начала судиться с администрацией, заместитель главы администрации В. М. Бахтин по существу сообщил сироте, что место в очереди за ней сохранено, но не в той, а в другой, и отрубил: «Законных оснований для предоставления квартиры вне очереди не имеется».

Как вспоминает Ольга Новикова, в суде это противоречие представитель администрации Л. А. Полосухина объяснила технической ошибкой. Кажется, скоро все наши оставшиеся права и льготы будут признаны «техническими ошибками».

Примечательно, что в подобной ситуации оказался и одноклассник Новиковой Дмитрий Сергеев. Свои мытарства он прошел чуть раньше Ольги. Также проиграв все суды в Орле, Дмитрий, как он сам выражается, взял власти измором. В многолетней борьбе за свои права Сергеев дошел до администрации президента РФ. И добился-таки своего. Администрация города Орла после всех выигранных ею судебных тяжб по искам Сергеева вдруг предложила ему мировую. То есть однокомнатную квартиру в строящемся новом доме, но… в обмен на ту жилплощадь в общежитии, которую, как и в случае с Новиковой, администрация города считала окончательным решением сиротского вопроса. При этом в договоре социального найма на новую квартиру в графе о членах семьи Дмитрию Сергееву, женатому человеку и отцу малолетнего ребенка, пришлось поставить прочерк.

— Я их (чиновников. — Ред.) спрашиваю: а куда мне семью девать, под елку на площади Ленина поселить? Ведь моим жене и ребенку по закону тоже положены квадратные метры жилплощади. Так, значит, меня после получения однокомнатной квартиры должны были сразу поставить на расширение. А вместо этого мне предлагают отказаться от занимаемой комнаты и от всех дальнейших претензий к администрации города. Да, по закону квартира положена только мне как сироте. Но я же уже не один, у меня семья! Разве закон не должен с этим считаться?

Но считаться с обстоятельствами жизни повзрослевших детей-сирот, похоже, в Орле никто не собирается. Суды, сталкиваясь со взрослыми сиротами, уже обремененными семьями, охотно ссылаются на те нормы законодательства, которые обязывают власти предоставлять сиротам внеочередное жилье сразу после окончания ими учебных заведений. Дескать, вот тогда — да, а теперь — извините! А госпожа Полосухина в своих возражениях на исковые требования Новиковой подчеркивает, что сиротам жилье должно предоставляться незамедлительно, а не в порядке какой-либо, пусть даже льготной, очереди. То есть по закону никакой особой очереди для сирот быть не может. На то оно и «жилье вне очереди». Однако в некоторых случаях это приходится доказывать прокуратуре в судебных спорах с администрацией города. А вот в деле О. В. Новиковой эта же сама логика взята на вооружение уже самой администрацией. И такая, в общем верная, трактовка закона вдруг «работает» против сироты. Ведь, как подчеркнула в своих возражениях представитель администрации города: «Список (то есть список детей-сирот. — Ред.) очередью не является».

А между тем в орловской действительности каждый из оперившихся детей-сирот, не имеющий жилья, ставится на учет именно как в особую очередь и ждет, пока власть осчастливит тех, кто оказался в этой «не очереди» до него. Так когда же городская администрация лукавит — в том или другом случае? В судебной практике Орла, кстати, уже были иски, поданные в интересах сирот, в частности, прокуратурой Заводского района, именно в связи с тем, что сирот «мурыжат» в тех самых «не очередях» годами.

История О. В. Новиковой убеждает в одном: чем старше становятся дети-сироты, тем труднее им добиться от властей законного жилья. А значит, молодые, только вступающие в жизнь сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не должны теряться и ждать милости от администрации, чтобы им не сказали потом: «А в какой льготной очереди вы стоите? Списки очередью не являются! А ваш общий номер теряется за горизонтом». Сама госпожа Л. А. Полосухина вооружает вас: «Отсутствие в законодательстве указания на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, свидетельствует о том, что жилье указанной категории граждан должно быть предоставлено незамедлительно после возникновения соответствующего субъекта права — права на получение жилого помещения вне очереди, а не в порядке какой-либо очереди (списка очередников)». Так что, уважаемые сироты, идите и требуйте, пока молоды! А начнут записывать в списки и просить подождать — сразу обращайтесь в суд.

Что же касается Ольги Новиковой, то здесь уместно напомнить об опубликованных недавно выводах западных социологов: именно при попустительстве властей и неверной социальной политике в современной России начался опасный процесс репродукции бедности. В основе исследования лежит теория А. Гидденса, согласно которой социальная жизнь в значительной степени носит повторяющийся характер: в частности, бедность порождает бедность. Оставляя таких людей, как О. В. Новикова, за бортом благополучной жизни — в обшарпанных общагах, без работы, достойного заработка, без социальной и юридической защиты и прочих элементарных условий нормального существования, власть обрекает на нищету и соответствующие психологические установки детей этих людей.

Это мина замедленного действия. Она, может, и не рванет, как в 1917-м, но уж точно помешает социальному обновлению, развитию человеческого потенциала в России, о которых с такой надеждой говорят нынешние руководители страны. Они-то говорят, да в Орле, похоже, не слышат?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц