Орел: конца депрессии не видно

За годы перестройки, строительства демократии, удвоения ВВП и внедрения  инноваций в России появилось много депрессивных городов, районов и целых областей. Это еще как-то можно понять, когда речь идет о далеких окраинах. Но подобное происходит и в областях, расположенных в нескольких часах езды от столицы.

«Власть в Москве вообще понимает, что происходит? Или всё делается специально?» — такой вопрос корреспонденту «АН» задавали в Орле несколько раз. Что же произошло на Орловщине за последние годы и откуда берутся такие настроения?

Земля Тургенева
и Фета любовью
Строева согрета

Орел — город Тургенева, Лескова, Бунина, Андреева; город первого салюта Великой Отечественной войны. За последнюю четверть века там почти 20 лет правил один губернатор — Егор Строев. Он пришел к власти вместе с М. Горбачевым — в далеком 1985 году. Область Строев держал крепко: местные остряки присвоили ему два говорящих прозвища — Удав и Дед.
 
Но в 2009 г. казавшееся вечным губернаторство закончилось — Строева с формулировкой «по собственному желанию» проводили на покой. Чиновники, близкие «к телу» бывшего члена политбюро ЦК КПСС, «дедушку» тут же и предали. Более того, они буквально вытерли о него ноги, а местные официальные СМИ «внезапно» прозрели.

Выяснилось, что промышленность области, руководимой первым в России полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством», — развалена. Добиться такого выдающегося результата было нелегко. В начале 90-х годов почти 40% жителей работоспособного возраста находили применение своим силам в промышленном производстве. Заводы и фабрики были в Орле, как говорится, на каждом углу: сталепрокатный, УВМ, «Промприбор», «Научприбор», «Малютка», им. Медведева, «Янтарь», «Продмаш», «Химмаш», «Дормаш» и т. д.

Кока-кола вместо
вычислительной
техники

Наиболее показательной является судьба знаменитого Орловского часового завода «Янтарь». Двадцать лет назад предприятие было на хорошем счету: производило будильники, настольные, напольные часы, которые пользовались большой популярностью и шли на экспорт. Завод получал серьезные спецзаказы на часы для зданий. Некоторые орловчане до сих пор вспоминают, как в своих поездках по социалистическому зарубежью они видели в магазинах продукцию родного предприятия. Всё это вызывало законную гордость.

Но после развала СССР ситуация резко изменилась. Прикрываясь лозунгами «Мы не выдерживаем конкуренции, Китай давит!», ушлые дельцы развалили и растащили завод. По сути, чиновники — за мелкие и крупные откаты — сдали своих производителей. Сейчас половину завода занимает большой торговый центр, а вторая часть отдана мелким фирмам и офисам. От легендарного некогда «Янтаря» осталась небольшая коллекция часов, которая, к счастью, сохранена в музее бывшего завода приборов.

Отдельного разговора требует и завод УВМ. В 1991 г. это было одно из самых современных предприятий в России, оно выпускало вычислительную технику и печатающие устройства. Сейчас кажется фантастикой, но в те годы производимая заводом головка для принтеров по надежности почти в два раза превосходила продукцию японской фирмы Epson. Она имела вольфрамовую иглу при направляющей из сапфира и выдерживала более 1,5 млн. ударов. Но даже такие выдающиеся достижения не помешали областному руководству разорить завод и разогнать коллектив.

Похожая судьба постигла и ОСПАЗ (Орловский сталепрокатный завод). В свое время на этом крупнейшем предприятии города работали 13 тыс. человек. А производственные площади завода «Промприбор» (ОРЛЭКС), выпускавшего продукцию для холодильной техники, систем кондиционирования и отопления, сейчас конкурсный управляющий распродает всем желающим.

Список убитых предприятий, от которых остались только сайты в Интернете, продолжать можно долго. Большинство орловчан сходятся в одном: промышленность города погибла. Это подтверждает и статистика: в 2006 г. промпроизводство области находилось на уровне 68% по сравнению с 1990 годом.

Что касается новых проектов и работающих предприятий, то жители города обычно приводят в пример завод по розливу кока-колы и предприятие по производству итальянской плитки. Что и говорить, потрясающий прогресс. Вместо конкуренции с японцами в области вычислительной техники — розлив по бутылкам американской газировки.

Новая метла не метет
Когда в Кремле наконец-то обратили внимание на Орловскую область, то даже не пытались искать кандидата для замены Е. Строева среди местных политиков и управленцев. Скорее всего, понимали, что это невозможно, — прогнило всё. Поэтому новым губернатором стал заместитель министра сельского хозяйства России москвич Александр Козлов.

В области к «варягу» отнеслись по-разному. Кто-то воспринял его как временного человека, а кто-то посчитал, что для расчистки «авгиевых конюшен» прислали «железную карающую руку». На взгляд из Москвы, новый губернатор выглядит значительно «продвинутее» Е. Строева. Он активно проводит всевозможные экономические форумы и в духе наших инновационных времен ведет свой блог. В нем губернатор лично поздравляет народ с Днем рождения российского Интернета и анализирует статистику поисковика Google. Вот только народ устал либо от «Твиттера», либо от виртуальных успехов. Все громче слышится недовольный ропот: «При «дедушке» было лучше».

Вряд ли это ностальгия. Скорее протест против того, что на деле ничего не меняется. Как пишут некоторые орловские газеты, «иногда создается впечатление, что народ и власть живут в параллельных, несоприкасающихся мирах. А по ТВ показывают: представитель президента вручает благодарность губернатору Козлову. Так и хочется спросить: за какие такие заслуги?»

«Питерский»
мэр

Орловский мэр генерал-майор Виктор Сафьянов в отличие от губернатора прожил в Орле почти 9 лет — с 1993 по 2003 год. Затем был отправлен на службу в Санкт-Петербург — его назначение на должность начальника Главного управления МЧС нашей Северной столицы одобрил В. Путин. В феврале 2010 г. В. Сафьянова выбрали мэром Орла.

Широкую всероссийскую известность он получил после того, как назначил победительницу конкурса «Мисс Орел» своим пресс-секретарем. Эта должность была введена в мэрии специально для красавицы.

У «варягов»
нет «Родины»?

Губернатор вроде бы старается: пытается привлечь в город и область инвестиции. Но по данным Независимого института социальной политики (НИСП), в 2010 году, по сравнению с 2008 годом, они упали на 45%. А те деньги, что удается найти, иногда вкладываются в сомнительные проекты: недавно А. Козлов озаботился строительством ресторана быстрого питания «Макдоналдс». Предполагается, что американская закусочная будет находиться в крупном торгово-развлекательном центре «Виктория-Плаза» — в самом сердце старинного русского города. В целом дело хорошее: рабочие места, пусть даже не инженеров, а подавальщиков гамбургеров, городу нужны.

Мешает самая малость: комплекс решили возвести на месте кинотеатра «Родина». Его здание, построенное в Орле перед самой Великой Отечественной войной, официально признано памятником архитектуры и градостроительства 1930-х годов и включено в Свод памятников истории и культуры Российской Федерации. Поэтому общественность Орла возмущается: многие заводы уже разрушены, теперь «варяги» добрались и до культуры. Свое мнение люди пытаются донести до губернатора: «Кинотеатр «Родина» так удачно вписался в городской пейзаж, так сросся с Орлом, разделил с ним за несколько десятков лет столько исторических событий, что снести его — все равно как вырвать часть плоти из живого организма. Нужно сберечь памятник, отреставрировать его и использовать в культурной жизни современного города».

Но в ответ подконтрольные власти СМИ начинают черный пиар. Даже то, что здание кинотеатра уцелело во время кровопролитных боев, ставится ему в вину: «в годы оккупации здесь было «зольдатен»-кино. В нем для увеселения солдат германской армии крутили фильмы с любимой актрисой фюрера Марлен Дитрих». Натиск продолжает лично А. Козлов: «Честно скажу, на мой взгляд, у нас такого «архитектурного наследия» — на каждом углу. Я уже город изучил и видел много «памятников», на которые без слез нельзя смотреть. Стоит одна стена, и в ней зияют окна… Украшение города…»  

Судя по этим словам губернатора, получается, что работы по сносу — непочатый край. Благо ни главный архитектор города, ни областное отделение общества охраны памятников перечить ему не решаются. Какой же все-таки Орел богатый на памятники город, если там за последние годы уже разрушены дома Л. Толстого, М. Бахтина, главврача губернской больницы Пущина (потомка друга Пушкина), смотрителя тюремного замка; изуродовано здание ТЮЗа и Торговых рядов (орловская улица зодчего Росси) и многое другое. Но, видимо, для губернатора-«варяга» это мало что значит: «Есть инвестор, готовый вложить миллиард долларов. А строить будут турки».

Такое отношение к проблеме наводит орловчан на серьезные предположения, которые они излагают в своем письме к президенту Дм. Медведеву: «В обществе существует подозрение о наличии коррупционной заинтересованности властей в «освоении» земельного участка, где расположен памятник истории и культуры. Поэтому считаем целесообразным подключить к расследованию обстоятельств этого дела Генеральную прокуратуру РФ».

Нерадостные
перспективы

Неудивительно, что в ситуации, когда нет достойной работы, разрушается культурное наследие города, талантливая молодежь покидает родные места. Орловское село, как грустно шутят социологи, уже стало «домом престарелых». Да и доля детей от общего числа жителей области с 1990 г. сократилась с 21 до 15%.

Не выдерживают и некоторые бизнесмены: коррупция, откаты превышают «болевой порог». А в убыток работать никто не будет. Оставшиеся предприниматели активно пользуются большой безработицей — платят мизерную зарплату. Все это порождает огромную текучку кадров: не нравится — уходи. Происходящее уже никого не пугает, никто с этим не борется. Но самое страшное — многие орловчане не видят даже намека на улучшение ситуации. Большинство смирились с существующим положением вещей, у некоторых просто опустились руки.

А наиболее активные радикализируются. Причину своей неустроенности они видят в высоком московском руководстве. К  тому же относительное благополучие столицы вызывает у людей нескрываемые раздражение и злость. На столь близкую Москву в Орле уже смотрят как на другое государство. Вот и получается: допуская существование таких депрессивных регионов, федеральная власть способствует развитию центробежных тенденций. Понимают ли это в Кремле?

Виктор КРЕСТЬЯНИНОВ.
«Аргументы Недели». 7.09.2011. www.argumenti.ru/society/n305/123676.

Лента новостей

самые читаемые за месяц