Красная строка № 29 (210) от 5 октября 2012 года

«Орлец» в Эквадор пока не едет

3 октября в Советском районном суде закончились слушания по делу интернет-сайта «Орлец», который прокуратура Советского района призывала признать экстремистским. Суд, внимательно выслушав все стороны, в этой части иска отказал.

Казалось бы, и истории конец, однако в заявлении прокурора В. Д. Миронова есть место, не ставшее предметом судебного разбирательства, но тем не менее представляющее большой интерес и заставляющее шире посмотреть на дело «Орлеца». Вот этот текст.

«Кроме периодического размещения на сайте www.orlec.ru информаций экстремистской направленности, значительное число публикаций носят откровенно провокационный характер, содержат высказывания, направленные на возбуждение национальной вражды, клевету в отношении конкретных граждан, подрывают авторитет органов местного самоуправления, органов власти Российской Федерации в целом, формируют резко негативное отношение населения к органам власти г. Орла и Орловской области, содержат некорректные, презрительные высказывания, носящие оскорбительный характер.
Многочисленные призывы и оскорбительные высказывания, имеющиеся в текстах статей, направлены на повышение активности читателей и на привлечение к движению против политики Российской Федерации, органов власти».

Обвинение в стремлении повысить активность читателей выглядит комично, однако все остальные места обширной цитаты заставляют серьезно относиться к создателям сайта, поставившим перед собой, если верить прокурору Советского района, задачу никак не ниже свержения всей существующей власти на территории Российской Федерации. Не встретиться с такими людьми — большой журналистский прокол. Мы побеседовали с одним из идеологов сайта «Орлец» Виктором Зыряновым.

— Виктор, а что вы сами скажете про «Орлец»?

— Сайт по своей технологии такой же, как и любой другой, таких в интернете сотни. На них можно свободно регистрироваться и размещать любую информацию. Администрирование происходит стихийно. Некоторых модераторов (редакторов) мы даже не знаем. Теоретически на таких сайтах могут появиться и экстремистские материалы. Админы могут удалить статью и заблокировать информацию, если сочтут ее противозаконной.

— Вы узнали, откуда пришли тексты, которые вам вменяли в вину как экстремистские?

— Да. Они пришли через анонимные «прокси». Если не ошибаюсь, из Гамбурга был IP-шник — это в одном из трех случаев. По истории правок проследили. Материал появился в статье про Мценск. Рассказывается про город, и вдруг внезапно появляется откровенно экстремистская текстовая вставка — про кавказцев, которые «расплодились» и которых нужно «подымать на вилы». С какого именно компьютера она пришла, установить невозможно. Если используют анонимайзер, который делает IP невидимым, определить компьютер нельзя технически. Он соединяется с другим, скажем, в Америке, Америка — с Германией, и информация приходит с немецкого IP. Это стандартная практика для анонимов.
Любой нормальный человек поймет, что это экстремизм, поэтому текст был убран через пять минут после того, как он появился.

— Когда это было?

— В апреле.

— Текст провисел пять минут?

— Да, наши модераторы оперативно отреагировали. Видят, что бред. Зачем он нам нужен? Этот текст практически никто не видел, но в суде нам предъявляют скриншот — снимок материала. Кто за пять минут в совершенно рядовом материале мог что-то отследить и даже сделать снимок экрана? Только те, кто этот текст нам забросил. Люди откровенно «спалились». Но материал скриншотят и приобщают к делу.

— Модераторы работают круглые сутки?

— Да нет, конечно. Бывает, что напиваются и сутки после этого не работают.

— То есть трудятся в «Орлеце» бесплатно, из одного энтузиазма?

— Да. Просто веселое сообщество образовалось — и все.

— Когда у вас начались проблемы с властью?

— Власть всегда была недовольна. Статьи, которые появлялись на «Орлеце» про губернатора, депутатов и прочих…

— Какова идеология сайта?

— Свобода. На самом деле мы не изобретали велосипед. Есть же Всероссийская энциклопедия, там намного качественнее, чем у нас, намного лучше. Про Путина, про Медведева там очень жесткие статьи. И мат встречается.

— Это большой недостаток. К счастью, ваш сайт от него избавился.

— Нам многие ставили в упрек, что мы использовали нецензурные выражения. Справедливые упреки. Мы их учли. Первоначально сайт создавался для себя, для выплеска эмоций, вызванных орловской реальностью. Идея оказалась востребованной. Когда на «Орлец» зашли первые сто человек, мы думали: «Во, вот это успех!».

— А сейчас какая посе­ща­емость?

— Вчера было 2700 уникальных посетителей. То есть считаются компьютеры, с которых смотрелись материалы. В некоторых организациях один IP-адрес, а компьютеров в сети может быть пять или десять. То есть смотрит нас еще больше народа.

— 2700 уникальных посетителей сайта в день — это потолок?

— Нет. Было больше — по 6 тысяч в день, но это когда на нас давали ссылки другие ресурсы, причем не орловские, а московские и даже федеральные.

— Какова география посещений, кто смотрит, откуда?

— География вся открыта. Процентов 60—70 — это Орел и область, затем — Москва, Воронеж, другие.

— Когда какой-то ресурс становится очень популярным и опасным, его либо давят, либо покупают…

— Предложения были. Но у нас все коллегиально. Мы подумали и решили, что сайт потеряется, если его купят. И отказались.

— Кто приходил с предложением, если не секрет?

— Приходили разные люди, не хочу всех оглашать. И от власти были предложения.

— Какого рода предложения?

— Спрашивали, сколько денег нам нужно, чтобы мы перестали про них «гадости» писать. Мы ответили, что миллион долларов. Жалко сайт, для себя делали. Пусть отстанут.

— Оперативные разработки УФСБ и судебная история не изменили ваши взгляды на жизнь?

— Нет, приемы достаточно предсказуемы. Мы отслеживаем все, что связано с преследованием свободных СМИ и просто независимых людей. Методика проста и даже примитивна. Реальная история: стоит женщина на одиночном пикете. Ее пытаются прогнать полицейские. Говорят ей: «Уходи!». Та: «Нет, пикет разрешен». Тут старичок мимо идет. Ему предлагают: «Слушай, подержи плакат, пока мы с ней поговорим». Тот подержал. Обоих сфотографировали и оштрафовали на двадцать тысяч за несанкционированный митинг. Подобное — сплошь и рядом. Вброс нам экстремистских материалов — лишь один из примеров.

— Как сайт по решению суда может быть закрыт технически?

— Сайт вносят в список запрещенных и сообщают всем провайдерам. Никто в Орловской области и в России на него больше не зайдет.

— Но так проблема не решится. На следующий день та же команда создаст новый сайт с прежним контентом, стартуя с еще более высокой ступеньки благодаря полученной рекламе.

— Именно. Лично я был бы совсем не против, если б наш сайт закрыли, потому что все поймут, что это заказное дело. Мы бы еще посудились, и дело оказалось бы громким. А весь контент уже перенесен и новый (запасной) сайт создан. Захотим — откроем еще одно «зеркало». Физически наш нынешний сайт находится в Лондоне, принадлежит фирме из Нью-Джерси, а «зеркало», например, зарегистрировано на жителя Эквадора Хулио Ибанеса. Так его зовут.

— То есть из коротких штанишек вы так полностью и не выросли, норовите похулиганить?

— Нет, просто нам интересно, как нас начнут искать, если снова захотят прикрыть. Пусть вызывают его — Хулио Ибанеса. Самое главное, что к эквадорскому сайту мы формально отношения не имеем, мы обычные админы, а админом может стать любой.
Например, перед выборами Сафьянова к нам обратилась мэрия: «Боимся, что через ваш ресурс будет вброс негативной, антисафьяновской информации. Что нам делать, как нам с вами быть?». «Какие проблемы, — отвечаем, — дадим вам все админовские права, и делайте, что хотите, будете такими же, как и мы, администраторами сайта». «Ну давайте…». Дали им админовские права, они бдили, чтобы Сафьянова на сайте никто не обижал, вбросов никаких не было. Но Сафьянов и без нас победил, в общем-то.

— А областная власть чем вам не угодила?

— Она нам всем угодила, она нас распиарила, она нам помогла. Если серьезно, то власть должна бы самокритичной и, как минимум, адекватной. Коммунисты, антикоммунисты — нам все это неинтересно. Все эти идеологии в XXI веке глупо смотрятся. Доведенный до абсолюта коммунизм, как в Северной Корее, — это глупость. И доведенный до абсолюта капитализм, как в России сегодня, — такая же глупость. Должен быть баланс интересов. В том, как улучшить образование и построить дороги, не должно быть идеологической подоплеки. Должно быть нормальное общество, в котором людям хорошо живется. И я хочу, чтобы у нас была нормальная власть. Когда она ненормальна, мы об этом говорим.

— Каково количество ваших постоянных корреспондентов?

— Ядро — это человек двадцать. Множество людей пишут разово или по нескольку раз, но не постоянно. Сайт демократичен и саморегулируем — любой может внести правку и удались какой-то текст. Но и любой может этот текст восстановить. Конечно, если кто-то вандализмом занимается, администратор его «забанит».

— Власть предлагала вам денег, чтобы вы заткнулись…

— Да.

— Создать какое-то молодежное издание с вашим участием не предлагала?

— Нет. Мы бы, честно говоря, и рады были такому предложению — делать веселый проект и при этом зарабатывать. Но интересные проекты сопряжены с большой долей самостоятельности, а это в Орловской области власти неинтересно, это ее пугает. Мы бы могли создать хороший молодежный проект: ходили бы на те же заседания горсовета, делали какие-нибудь ехидные замечания, показывали бы жизнь без ангажированности и скуки — чтобы люди читали. Но с такими предложениями к нам не приходят, а сами пороги обивать мы не станем, да и не умеем.

— Может, вы в чем-то не правы?

— Наверное, в чем-то не правы. А в чем конкретно?

— Не знаю, я вопрос задаю. Если вы раздражаете систему, значит, есть причина.

— Пусть власть меняется, делается адекватной, тогда и раздражение исчезнет. Посещаемость нашего ресурса говорит о том, что очень многие думают как мы.

— Закончи каким-нибудь сло­ганом.

— Можно закрыть наш сайт, но мир от этого лучше не станет. Просто власть показывает в очередной раз, что боится независимого мнения.

* * *
Подведем итоги без Виктора Зырянова. Сайт не закрыт, переезд в Эквадор откладывается, но свою порцию рекламы «орлецы» все равно получили. Оперативные разработки УФСБ по Орловской области в отношении «Орлеца» говорят о том, что ресурс более чем востребован и представляет, по мнению власти, серьезную угрозу если не для ее выживания, то, по крайней мере, для ее репутации.
Методы, которыми воспользовались оперативники, заслуживают оценки не выше двойки. УФСБ, однако, не главный игрок на этом поле. Есть смысл говорить о системе вообще, которая не способна интегрировать в себя элементы, хоть немного отличающиеся от идеологии серости. «Орлец» — самый популярный электронный ресурс Орловской области. И то, что власть не смогла привлечь на свою сторону ребят, шутки ради создавших головную боль для целой системы, говорит не в пользу власти. Отсекать самое яркое — проигрышная тактика. И самоубийственная стратегия. Такая власть рано или поздно вырождается. Не исключено, что уже выродилась.
Хоть немного креативным и думающим чиновникам не составило бы никакого труда найти для «орлецов» нишу в молодежном русле официальной политики. Договоренность о минимуме обязательных ограничений при сохранении творческого поиска и возможности самовыражения — при поддержке официальных структур — если и не разоружила бы молодых карбонариев полностью, то наверняка настроила бы их на поиск компромиссов. Власть, протягивая руку интересному ресурсу, показала бы, что она если и не самокритична, то, как минимум, адекватна.
Этого, однако, не прои­зо­шло.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц