Орловские корсары и их шумовое сопровождение

Горсовета очередная сессия

Рядом с номинально орловским универмагом стоит маленькая изба, которая кажется мне современным символом Орловщины. Стилизованную избушку венчают две пиратские сабли. А называется заведение «Корсар». Появилось оно, как и положено корсару, без разрешения. Нагло вылезло за красную линию, бросая вызов городской цивилизации, и с тех пор так здесь и стоит. Городская власть — что администрация, что депутаты Совета — солидарны: свершился произвол. «Корсара» быть не должно. Это редкий случай, когда обе ветви власти едины. Но с «Корсаром» они сделать ничего не могут. Пошумели, пошумели и успокоились.

Я очень люблю смотреть на «Корсар», его разбойничьи сабли, когда проезжаю мимо. Этот домик, построенный без разрешения, — материализованное бессилие власти. Когда топаешь на очередную сессию горсовета, чтобы послушать, как нами управляют, этот образ возникает сам собой. Законодательная власть все больше напоминает шумовое сопровождение процессов, от нее совершенно не зависящих и не считающихся с ней.

Владимир Соболев — генеральный директор «Орелстроя», самого мощного городского застройщика, — вдоволь посмеявшись над авторами генерального плана г. Орла, поднялся и предложил план все же одобрить. Не успел сесть Владимир Владимирович, как поднялся с места его коллега депутат А. Я. Коровин — генеральный директор трамвайно-троллейбусного предприятия. Специфика работы Александра Яковлевича, а также свойства его характера приучили нас видеть в депутате Коровине человека цельного, уверенного в оценках. Но на этот раз мы видели другого человека. И это было понятно. Только что коллега Соболев не только высмеял притихших разработчиков, но и рассказал, что в его студенческой юности за такую работу ставили «неуд». Коровин поднялся и поинтересовался: так принимать генплан или нет? Соболев, как всегда, невозмутимо ответил коллеге, что мнение профильного комитета однозначно: генплан нужно принимать. А. Я. Коровин, как мне показалось, с большим интересом, даже как-то весело, что Коровину совершенно несвойственно, посмотрел на В. В. Соболева, после чего, благодарно кивнув, сел на место и больше уже не поднимался.

Когда выступает Владимир Владимирович, депутатами овладевает какое-то оцепенение — при том, что глава комитета по строительству, архитектуре и землепользованию в высшей степени мягок и интеллигентен в своих замечаниях и манере говорить. Над депутатами довлеет незримое: мы говорим Соболев — подразумеваем Егор Семенович. Поэтому руководителю «Орелстроя» нет нужды ораторствовать — эффект достижим с меньшими эмоциональными затратами.

Но наблюдателю, не обремененному сложной политической игрой, нельзя не прийти в недоумение. Только что зам. председателя горсовета М. В. Вдовин, не открывая авторства документа, очень четко, по пунктам, зачитал те положения, которые поставили под сомнение профессионализм разработчиков генплана г. Орла, и заставил от души посмеяться весь депутатский корпус вместе с приглашенными. Ну как тут не смеяться вместе с депутатами, судите сами. «Наибольший объем сточных вод, — цитирует Вдовин, — производят завод УВМ им. Руднева, «Химмаш» и кирпичный завод». Их в помине уже нет! — бросает он сконфуженным разработчикам. — «Проектировщики предлагают защитить население от вод в районе Гати путем откачки этих вод насосами», — продолжает цитирование очевидных нелепиц М. В. Вдовин.

Зал смеется. Ой, «Химмаш»! Ой, завод им. Руднева! Ой, кирпичный завод! Ой, откачивать насосом! Председатель комитета по строительству, архитектуре и землепользованию даже на стуле раскачивается, смеется, недоуменно, с сокрушением качает головой. В его студенческие годы да за такое… Смеются, улыбаются, неодобрительно крутят головами все. Постойте, господа, так текст генерального плана «городского округа «Город Орел» для вас новость? Что же вы пришли обсуждать? Похоже, что, кроме авторов аналитической записки, которую теперь старательно озвучивает М. В. Вдовин, этот объемный труд вообще никто внимательно не просматривал.

«Состояние радиационной безопасности на территории Ярославля», — рождает новую волну веселья М. В. Вдовин, продолжая список откровенных ляпов разработчиков.

«Ой, Ярославля!» — смеются депутаты, радуясь, как дети, такому смешному и обидному проколу московских товарищей, сочинявших план развития, конечно, не Ярославля, а Орла. Но встает зам. мэра Н. С. Лякишев и сообщает депутатам, что недоработки и ошибки в генплане, как во всякой работе, конечно, есть, но от этого документа не требуется стопроцентной верности в деталях, генплан только разрабатывает схему, концепцию, а главное — позволяет развиваться городу дальше. Без генплана федеральный центр с орловскими властями попросту не будет иметь дела, мы «пролетаем» мимо большинства федеральных программ. Ошибки ошибками, но без этого документа у города не будет денег.

Депутаты притихли. «Масла в огонь», раздутого его замом, подлил и сам мэр:

— Можно не понимать французского языка и на этом основании отказаться считать «Войну и мир», где множество страниц написано по-французски, русским романом.

Резкое вступление заинтриговало собравшихся. Молчавший до того А. А. Касьянов явно ставил под сомнение теперь уже профессионализм самого М. В. Вдовина — главного критика генплана г. Орла — и авторов озвученной М. В. Вдовиным аналитической записки, так и оставшихся неназванными.

— Завод УВМ, «Химмаш», — беспощадно переводил с «французского» мэр, — это названия не только заводов, которых давно нет, а принятые обозначения ныне действующих промышленных зон, объемы производства в которых превосходят те, что имелись прежде.

Голос А. А. Касьянова приобрел металлическое звучание.

— На «Химмаше», например, действует литейка, — озадачил он народных избранников, которые, возможно, этого не знали.

Получается, что смеяться в этой части генплана было особенно не над чем, а анекдот, рассказанный В. В. Соболевым про шалости в студенческие годы, когда он в свои курсовые, которые никто не читал, вставлял «деревянные подшипники», оказался не очень уместным. И «Химмаш», и УВМ оказались не деревянными подшипниками.

Грустно как… Но удивительно, что депутаты одинаково спокойно восприняли как разоблачительный доклад М. В. Вдовина и сокрушительные, ему в тон, реплики некоторых других своих коллег, так и «оправдательный приговор» мэра. А молчание московских разработчиков, присутствовавших в зале, вообще превращалось в символ стоицизма и высокого профессионализма, которые никогда не размениваются на дешевую пикировку. С Ярославлем они, конечно, того, загнули, но в итоге, оказалось, выкарабкались.

Депутаты дружно проголосовали за предложенный генплан после того, как мэр еще раз сказал о главном: не будет генплана, каким бы он ни казался сырым, — не будет денег из центра. То есть генплан нужно было принимать при любом раскладе. И его приняли. И чего тогда было сотрясать воздух?

— Прошло одиннадцать публичных слушаний, — добивал недавних насмешников А. А. Касьянов, — было учтено 684 замечания…

Этим самым мэр как бы спрашивал законодателей, проявивших критический настрой на финише: «А где вы раньше-то были?». И в самом деле…

Генплан нужен был городу как некий документ, от которого требовалось не столько совершенство исполнения, сколько соблюдение формы. Вот тут-то процедура обсуждения сильно удивила. М. В. Вдовин — последовательный критик документа — спросил разработчиков: «Генплан может быть утвержден только в том случае, если его одобрила Коллегия области. Коллегия его одобрила?». Разработчики поднялись с места и с некоторой растерянностью сообщили, что, как и положено, направили генплан по указанному адресу, однако по минованию трех месяцев, отпущенных законом на рассмотрение этого вопроса, из Коллегии — ни ответа, ни привета. М. В. Вдовин почему-то не потребовал призвать к ответу зарвавшихся членов Коллегии Орловской области, грубо нарушающих федеральное законодательство. А по логике, такое обращение напрашивалось. Да и генплан под угрозой. Вдруг Коллегия даст письменное заключение, что этот план никуда не годится и она, Коллегия, его не одобряет?

Но это не самое интересное. Депутаты пошумели, пошумели и план приняли. Самые большие дискуссии разгорелись по поводу того, что по формальным признакам вообще не имеет никакого отношения к Орлу. Парадокс, но «хорошеть» город Орел по указанному генплану (оставляем за скобками то, насколько он плох или хорош) будет в основном за счет сооружений, которые «Орелстрой», руководимый депутатом городского Совета В. В. Соболевым, намерен возводить не на городских землях, а в Орловском районе, на черноземах бывшего хозяйства «Пробуждение». Там «Орелстрой» намерен создать микрорайон, в котором со временем поселится «до 50 тысяч человек» — цитата из Соболева. В чем парадокс ситуации? Да очень просто: а при чем тут Орел?

Частная строительная фирма, каковой «Орелстрой» и является, занимается бизнесом где-то за границами города. Ну и пусть занимается. Однако этот частный бизнес-проект рассматривается на сессии так, будто Соболев получил от города заказ на строительство. Да ничего подобного. Ничего город «Орелстрою» в «Пробуждении» не заказывал. Да он и не может этого сделать: территория Орловского района — вне городской компетенции. Соболев, точнее «Орелстрой», строит там то, что хочет.

Более того, депутат городского Совета, председатель комитета по строительству, архитектуре и землепользованию заявляет: «Это хорошо, что земли «Пробуждения» не вошли в состав Орла. «Орелстрой» будет там создавать автономный микрорайон вне зависимости от того, что происходит в городе». «Вне зависимости от того, что происходит в городе»! Это заявление депутата городского Совета, председателя его профильного комитета!

Как минимум, интересы города В. В. Соболев учитывать не намерен. Тогда какие интересы он намерен учитывать? Такие же, какие учитывал всегда, — интересы своей строительной организации.

Представьте ситуацию: на окраине Орла возникает микрорайон, по сути — город, сопоставимый по количеству населения с Мценском. Все его жители будут так или иначе связаны с Орлом, ориентироваться на него и его возможностями стимулироваться. Не тучные же черноземы «Пробуждения» будут тем аргументом, который заставит инвесторов вкладывать деньги в строительство многоэтажек. Но при этом Орел, городские власти никак не смогут повлиять на то, что именно строит на окраинах города депутат городского Совета В. В. Соболев. Темы для обсуждения даже нет: территория чужая и организация частная. В результате через некоторое время на периферии Орла вырастет город-спутник. Каким он будет, не знает никто. Но проблемы, которые в этом городе-спутнике появятся, станут неизбежными проблемами города Орла. Некоторые из этих проблем можно назвать уже сейчас.

В. В. Соболев, не оставшись глухим к критическим замечаниям в свой адрес со стороны «оппозиционной прессы», одним предложением пообещал, что в его автономном микрорайоне будет вся социальная инфраструктура, включая детские сады, школы, а система очистных сооружений будет столь совершенна, что канализация города Орла не испытает ни малейших дополнительных нагрузок. Из этого следует вывод, что «Орелстрой» и в самом деле собирается создать за границами г. Орла второй город, совершенно «автономный микрорайон», иначе куда Соболев собирается сбрасывать изумительно очищенные воды «автономии», если орловская городская канализация в качестве приемника даже не рассматривается?

Можно ли верить таким обещаниям — еще один вопрос. Моя точка зрения — верить этим обещаниям нельзя. Во-первых, В. В. Соболев все свои обещания не держит, а от строительства соцкультбыта не только за границами областного центра, но и за долгую практику зодчества в границах г. Орла бегает как черт от ладана, вообще ничего из этой категории не построил. Во-вторых, сегодня «Орелстроем» руководит Соболев, завтра — неизвестно кто. И этот неизвестно кто подтверждать делом слова своего предшественника не обязан. В-третьих, вообще смешно относиться к словам как к форме осуществления серьезных намерений. Чего Владимир Владимирович за свою бытность главным городским застройщиком только не наобещал! На поверку же выходило, что одна, но пламенная страсть «Орелстроя» — это получение прибыли, а достигается она полным исключением из своих строительных планов всех издержек, связанных с возней по возведению этого самого соцкультбыта. Соболеву удавалось полностью исключить этот самый соцкульт-быт из своей строительной политики, даже когда он строил многоэтажки в черте города. Чего же говорить о «Пробуждении», к которому городские власти вообще не имеют никакого отношения и на территорию которого полномочия городской власти не распространяются?

Не видно ровным счетом никаких симптомов, указывающих на то, что в подходах «Орелстроя», его формального руководителя и истинных хозяев что-то поменялось. Есть сильное опасение, что со стороны Карачевского шоссе, но за границами города, вырастет гигантский спальный район, школы и детские сады для которого, а также развитую инженерную инфраструктуру придется создавать г. Орлу за счет своих бюджетных средств. Знаете, как это бывает? Наверняка знаете: «Ведь люди же там! Что ж мы их бросим?». Не бросаем же бедолаг с Наугорского шоссе, застроенного «Орелстроем», где ни детских садов, ни школ, а только панельные «доходные дома», дающие максимальную прибыль с каждого проданного метра. Глядь — и построит город школу в этом районе вместе с «Орелстроем» даже. Но структура Соболева поучаствует «на паритетной основе», оплатит только часть издержек. В самом деле, зачем оплачивать все, как и полагается, если можно оплатить часть? А можно и вообще ничего не оплачивать, примеров в деятельности того же «Орелстроя» достаточно.

Интересно даже не это, а то обстоятельство, что ни один депутат не поднялся во время вялых споров, достаточно или недостаточно хорошо «Пробуждение» в качестве нового гигантского микрорайона, и не сказал, что логично было бы произнести: «Господа, чего спорить, если повлиять на этот процесс мы все равно не можем?». И депутат городского Совета В. В. Соболев подтвердил бы: «Это точно!».

Никто не поднялся, никто не сказал. Да и что в самом деле тут скажешь? С саблями «Корсара» справиться не смогли, а здесь целый «Орелстрой»! Даже подумать жутко, чтобы вякнуть что-то поперек, правда? Говорим Соболев — подразумеваем…

Словом, жалкое зрелище представляют собой дебаты, за которыми нет ничего, кроме слов, а отсутствие возможностей заменяется легко просчитываемыми «парламентарскими» амбициями, трудно искоренимым желанием прозвучать при явном не-умении что-то изменить.

Остальные вопросы рядом с «пробужденческим» мелки и неинтересны, даже такой, казалось бы, масштабный, как реализация в Орле нацпроекта «Здоровье». Да и чего сложного: из федерального бюджета идут деньги, мы их осваиваем. Начальник управления здравоохранения г. Орла
В. В. Омелюсик рассказывал, как мы их осваиваем, депутаты слушали. Радостная такая картина, если по орловским больницам не ходить. Депутат Н. М. Лазарев слегка подпортил идиллию, рассказав, как умер многим известный ветеран Великой Отечественной В. Д. Аникеев. Его привезли с сердечным приступом в больницу им. Семашко, а очень скоро дети его оттуда забрали — ветерана положили «выздоравливать» в коридоре, больница, как известно, переполнена. В коридоре старик несколько раз падал с кровати на пол. Лучше дома, чем так, рассудили дети. Ветеран и умер дома от обширного инсульта.

— Да, безобразие, — отреагировал председатель городского Совета В. И. Уваров. — Для ветерана руководство больницы могло бы найти место в палате. Но и мы на Семашко сколько выделили? Чесались, чесались — два, три миллиона?

Понурили головы депутаты. О чем говорить? Что может Совет? Да почти ничего. А в некоторых случаях и вовсе ничего.

В разделе «Разное» обсуждались многострадальные бани. «Разное» интересно тем, что по вопросам, в него внесенным, решение не принимается, что само по себе — показатель. Еще раз обсудили бани. Совсем этим баням наступает, по всему, кирдык. Городу они уже, по сути, не принадлежат, руководит ими внешний управляющий, который выводит, проживая в Санкт-Петербурге, орловские бани из кризиса. Часть имущества уже продал, часть пока нет. На горсовет чихать хотел, поскольку закон теперь — внешнее управление. Посудили депутаты, порядили и никакого решения не приняли, как бани спасать, что и было обусловлено повесткой дня, разделом «Разное». Зам. председателя Совета М. В. Вдовин только обидел мэра А. А. Касьянова, заметив, как об отсутствующем, что исполнительной власти скоро не будет, а перед избирателями придется отвечать им, депутатам. В свою очередь вскипел и мэр, показав, что исполнительная власть есть и никуда уходить не собирается, и посоветовал М. В. Вдовину «остыть на полградуса» или сходить в баню.

Предложение нелогично. В баню ходят париться, а не остывать. Остывать ходят в бар, хотя бы «Корсар», например. Туда можно сходить. Как еду мимо него, всегда горсовет вспоминаю, всю орловскую власть. Хотя чего я к этому «Корсару» привязался? Это же не исключение, это правило.

С. ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц

Sorry. No data so far.