Орловский облизбирком против Василия Ивановича

У власти — истерика. По сообщению влиятельного журнала «The New Times», в некоторых регионах России уровень доверия партии власти едва превышает 20%.

Всё меньше и меньше тех, кто верит в честные выборы. Еще в августе на вопрос: «Пройдут ли предстоящие в конце этого года выборы в Государственную Думу России честно?» — 38% опрошенных отвечали, что выборы пройдут с манипуляциями и подтасовками, а 11% считали, что с очень большими манипуляциями и подтасовками. А спустя два месяца, увидев происходящее, уже 54% граждан России считают, что без махинаций и фальсификаций думские выборы не обойдутся.

Заклинания руководства обл­избиркома: «Мы не руководствуемся эмоциями, речь идет о строгом следовании избирательному законодательству» — практически никого не обманывают. Даже председатель Центральной избирательной комиссии России Владимир Чуров заявляет: «Мне непонятно, на какой норме закона основывают свои решения орловские коллеги!»

Но иногда очень полезно поподробнее взглянуть на те приемы, которыми руководствуются избиркомовцы, для того чтобы вытянуть результаты голосования хотя бы на минимально приемлемый уровень.

Итак, город Орел, территориальная избирательная комиссия Заводского района. Наряду с партийными кандидатами пройти предвыборный марафон по избирательному округу № 6 по выборам депутата Орловского областного Совета решает Алексей Гулякин.

Алексей Валерьевич — человек в городе достаточно известный, он является руководителем управления по физической культуре, спорту и туризму мэрии Орла. Однако, скорее всего, молодому, но достаточно опытному чиновнику и в страшном сне не мог привидеться тот откровенный цинизм, с которым его будут «снимать» с избирательной гонки.

Первые претензии начались сразу после представления документов в избирком. «А чью трудовую книжку вы принесли? — удивились в избирательной комиссии. — Вы — Гулякин. А в принесенной вами копии вкладыш оформлен на Гулянина!»

Кадровики горадминистрации долго качали головами, разглядывая трудовую книжку: «Это ж какую фантазию надо иметь, для того чтобы увидеть «н» в букве «к»?». Тем не менее Алексей Валерьевич не стал спорить: он счел, что гораздо проще упросить сотрудников отдела кадров оформить ему новую «трудовую» и представил в избирком новый документ, к которому было уже трудно прицепиться.

«Не примем! — решительно заявили в избиркоме. — Слишком поздно принесли!»

«Мы вас уведомили, что заседание избирательной комиссии состоится 28 октября в 18.00? Уведомили! Мы вам предложили принести нужные документы не позднее чем за день до заседания комиссии? Предложили! Вы когда принесли? 27-го? А мы считаем, что за день до 28-го — это 26-го!!!».

А на предвыборной дистанции перед главным спортсменом города встал новый барьер — проверка подписей.

Вообще-то, в соответствии с законом подписные листы для проверки определяются методом случайной выборки: на столе раскладываются картонные плашки, на обратной стороне которых написаны номера листов.

Однако, когда эти плашки были разложены, кандидат обратил внимание: на некоторых из них имеются хорошо заметные белые пятна. И именно эти картонки с пятнами в силу какого-то случайного совпадения выбирали члены рабочей группы по проверке подписей. На просьбу изменить алгоритм выбора, выбирая хотя бы частично картонки без пятен, последовало решительное «Нет!». Даже поданную тут же жалобу на странную методику выбора избиркомовцы категорически отвергли.

И началась проверка подписей. Ее результат кандидата почему-то не удивил: из проверенных 154 подписей, отобранных для проверки путем странно-случайной выборки, 25, т. е. 16,2%, были признаны недействительными. Этого более чем достаточно для отказа в регистрации Алексея Гулякина в качестве кандидата в депутаты.

Претензии были оч-ч-чень серьезные. Например, в одном месте избиркомовцы увидели неверную дату: указано, что подписи собирались в 204 году. Попытка доказать, что это не «4», а написанная скорописью цифра «11», к успеху не привела: специфическое коллективное видение избиркома перевесило даже здравый смысл.

Более половины подписей были признаны недействительными по одним и тем же основаниям: сведения об избирателях не соответствуют действительности. И тут избиркомовцы подстраховались: в своих выводах они ссылаются на письмо УФМС России № 6/15481 от 25.10.2001 г.

Вообще-то, надо отметить, что роль Федеральной миграционной службы в избирательной кампании оказалась весьма значимой: абсолютному большинству кандидатов в нашем регионе отказывали в регистрации именно на основании писем Управления ФМС по Орловской области. Как тут не вспомнить скандал, когда избирательная комиссия обнаружила нарушения в оформлении паспортов почти у трети кандидатов оппозиционных партий. Заявления председателя обл­избиркома Вадима Соколова о том, что, дескать, комиссия не собиралась никому отказывать в регистрации, а написала претензию просто так, «справедливости для», выглядят, если пользоваться молодежным сленгом, как «дешёвый отмаз». Уж кто-кто, а Вадим Вячеславович прекрасно знал, что к тому времени ниже­стоящими комиссиями уже были вынесены решения об отказе в регистрации именно по этим основаниям. А все эти претензии предъявлялись именно на основании писем Управления ФМС, сотрудники которого и оформляли паспорта…

Но вернемся в Заводской район. Неожиданно для всех возникает скандал: в избирательную комиссию приходят избиратели, поставившие подписи, — и предъявляют паспорта. А из них следует, что сведения в подписных листах действительности соответствуют, а чепуха написана именно в УФМСовском письме (забегая вперед, сообщу, что орловские ФМСовцы тут же накатали в избирком новое письмо: да-да, по тем, кто принес свои паспорта в ТИК, — все в порядке!). Но сама ситуация напрягла: вдруг Гулякин пойдет в суд, вдруг докажет недействительность иных выводов избиркома.

И в ход идет тяжелая артиллерия: через два дня после составления протокола проверки подписных листов в избирательную комиссию поступает письмо члена рабочей группы Екатерины Фурса о том, что ею выявлена дополнительно еще масса нарушений в подписных листах Гулякина.

Следует отметить, что, хотя Екатерина Андреевна и является членом рабочей группы всех окружных избирательных комиссий Заводского района, основное ее место работы — менеджер избирательной комиссии Орловской области. Для тех, кто мало разбирается в «табели о рангах», следует пояснить, что менеджер — это один из самых низших статусов в чиновничьей иерархии. Это много ниже статуса члена избиркома и даже государственного служащего из избиркомовского аппарата. Проще говоря, менеджер — это технический работник, стоящий на несколько ступеней выше уборщицы, но чуть ниже бригадира сантехников. Впрочем, у Екатерины Фурса есть все шансы подняться вверх: она имеет определенные заслуги перед российской избирательной системой. В частности, была замечена и отмечена ее работа весной этого года на выборах в городе Владимире, где она помогала находить формальные основания для снятия неугодных власти кандидатов.

Не подвела Екатерина Андреевна облизбирком и сейчас. Ее выводы столь показательны, что их нельзя не привести.

«Сведения о месте жительства избирателя не соответствуют действительности: наименование улицы в строке подписного листа «Чапаива», а правильно указывать «Чапаева».

Да, герой Гражданской войны, пожалуй, переворачивается от такого внимания облизбиркомовской менеджерши.

«Сведения о фамилии избирателя не соответствуют действительности: фамилия избирателя в подписном листе указана «Ставуева», что не подтверждается ответом УФМС России по Орловской области — «Ставцева».

«Сведения об адресе места жительства избирателя не соответствуют действительности: в сведениях об адресе места жительства указано «д. 24-32». Из ответа УФМС России по Орловской области следует, что адрес места жительства «д. 24, кв. 32». Таким образом компетентным органом указано, что такого дома как 24-32 не существует».

«Сведения об адресе места жительства избирателя не соответствуют действительности: в сведениях об адресе места жительства указано «Карачевское шоссе 8, к. 6». Из ответа УФМС России по Орловской области следует, что адрес места жительства Карачевское шоссе, д. 8, кв. 6). Таким образом, компетентным органом указано, что адреса, указанного в подписном листе (с нумерацией улицы и комнатой/корпусом 6) не существует».

А вот тут, если встать на позицию госпожи Фурса, может получиться полная фигня. Екатерина Андреевна, ссылаясь на письмо УФМС России, указывает, что существует «адрес места жительства Карачевское шоссе, д. 8, кв. 6)». Однако, как нам удалось установить, подобной квартиры под номером «6)» не существует: на шестерке никакой скобки нет. Непорядок, госпожа Фурса: что ж вы вводите избирком в заблуждение? Если цепляетесь к каждой букве, запятой и тире — так сами хотя бы за собой следили.

«Сведения об адресе местaа жительства избирателя не соответствуют действительности: в сведениях об адресе места жительства указано «д. 1-21». Из ответа УФМС России по Орловской области следует, что адрес места жительства «д. 1, кв. 21». Таким образом, компетентным органом указано, что такого дома как 1-21 не существует».

Но, судя по всему, разглядывания точек и тире показалось избиркомовскому менеджеру недостаточно. И — ура! — она находит основания для признания недействительными всех подписных листов. «Прошу обратить внимание избирательной комиссии на следующее, — пишет в своем письме Фурса. — Согласно п. 8 ст. 37 Федерального закона № 67-ФЗ форма подписного листа определяется приложением № 5 к федеральному закону. Согласно которой в подписном листе указываются сведения о наименовании места работы кандидата и занимаемой должности». А ведь действительно: Александр Гулякин в каждом подписном листе указал, что работает начальником Управления по физической культуре, спорту и туризму администрации города Орла. А вот где он работает — не указал. И разумеется, не могло не нарушить избирательные права граждан то, что никто из избирателей, включая менеджера облизбиркома, не мог понять, что Гулякин работает в администрации города Орла…

Словом, после недолгого обсуждения избирательная комиссия приняла абсолютно неэмоциональное и «строго следуемое избирательному законодательству» (© Председатель избирательной комиссии Орловской области В. В. Соколов) решение об отказе в регистрации кандидата Гулякина Алексея Валерьевича.

А теперь серьезно. Известный российский политолог Дмитрий Орешкин в своей статье «Как спасти выборы» пишет: «Уже не вызывает сомнения, что масштаб электоральных манипуляций увеличивается, их география становится шире, они становятся фактом общественного мнения, общее раздражение от дискредитации избирательного процесса растет. О фальсификациях говорят открыто, но с безнадежными интонациями. Негативизм будет нарастать по мере дальнейшего расхождения конкретного опыта граждан с лучезарными докладами электоральной администрации. Приписки превратились в допинг, без которого… выдохшийся бегун уже не может показать нужный результат. Отказ от допинга ведет к провалу. Дальнейшее использование допинга ведет к скандалу. Цугцванг. Раздувается фальсификационный пузырь. Раньше или позже он лопнет. Конечно, в самый неподходящий момент, на фоне социального, экономического или иного обострения, снизившего уровень социальной инертности и терпимости. В долгосрочных интересах государства и общества остановить инфляцию электорального доверия и стравить давление в пузыре». К сожалению, это отнюдь не в краткосрочных интересах «партии власти» и ее лидеров, которые идут на всё более грубую дискредитацию электоральных механизмов. А значит, и самого государства.

Многие эксперты уже открыто выражают опасения, что попытка партии власти «переломить через колено» общественное мнение может спровоцировать социальный взрыв, что именно демонстративно-топорные действия власти (в том числе встроенных во власть избиркомов) создают социальную напряженность в стране.

Увы, власть этого не понимает и на полной скорости мчится к обрыву. И самое страшное — падение власти может утянуть в пропасть нашу страну.

Дмитрий Краюхин.

самые читаемые за месяц