Орловский сапожник в зоне Ж-1. Ахтунг!

Всюду — охрана
и коммуникации

Захотел орловский житель Олег Иванович Бабкин, сведущий в сапожном деле, открыть сапожную мастерскую — обувь согражданам чинить. Зарегистрировал ИП, чтобы налоги государству платить и быть чистым перед законом, чтобы с самого начала деятельности всё было чин-чинарём, и отправился по городу подходящее место для киоска искать.

Сапожник должен быть на виду, чтобы люди с рваными подметками и стоптанными каблуками видели, к кому за помощью обращаться. В подвал какой-нибудь прятаться — сразу сапожный бизнес губить, решил для себя Олег Бабкин.

Густо клиентов в районе многоэтажек. Присмотрел Олег местечко в 909-м квартале, на улице с крылатым названием Планерная. Хлебный киоск есть, газетный. Пойдет «планерист» за газетой или хлебушком, заодно и к сапожнику заглянет. Удобно.

Оформил начинающий предприниматель заявку. Дело это непростое. Потыркался сначала туда, потом сюда, ушла бумага в нужное место, к правильному, ответственному за землю чиновнику.

Получает Олег ответ от заместителя главы администрации города Н. С. Лякишева. И говорится в том ответе, что испрашиваемый земельный участок под сапожную мастерскую площадью 18 кв. м находится, к великому сожалению просителя, в территориальной зоне Ж-1 (в зоне застройки многоэтажными жилыми домами.Да еще — в охранной зоне инженерных сетей (где теплотрасса и электрический кабель) — всё согласно СНиПу. Градостроительным же регламентом киоск по ремонту обуви, согласно ПЗЗ, вообще «не включен в основные виды использования недвижимости для данной территориальной зоны».

Погрустил Олег Иванович, что потратил время на такую сложную «зону», с пониманием отнесся к теплотрассе, электрическому кабелю и пошел дальше искать. По соседству как раз еще одна Ж-1 имелась — улица Машкарина. Осмотрелся сапожник — подходяще! Написал бумагу.

В декабре 2009 года он получил ответ на просьбу о месте на Планерной. В феврале следующего 2010 года ответ пришел на запрос о местечке на Машкарина. Говорилось в том ответе, подписанном уже знакомым О. И. Бабкину Н. С. Лякишевым, что градостроительным регламентом ПЗЗ испрашиваемый вид — киоск — в основные виды использования недвижимости не включен и на улице Машкарина, поскольку это тоже Ж-1. Дополнительно в письме сообщалось, «что испрашиваемый земельный участок расположен в охранной зоне подземного водопровода Д-300 мм…

Содрогнулся
Олег Бабкин…

Куда ни совался он — всюду подземные коммуникации и охрана… Активность подобного рода подозрительна… Но деньги зарабатывать как-то надо. Проснулся в Олеге Бабкине спортивный интерес. В городе — тыщи народа, все обуты, где-то же они чинятся! Должен быть спрос на сапожника!

Может, подумал, много квадратных метров под киоск просит? Ужался с 18 до 7 кв. м испрашиваемой мастерской, подобрался тихонько к Наугорскому шоссе, в район «орелстроевских» новых кварталов. Там — вообще ничего, ноль сапожного сервиса, чини — не хочу! Отослал бумагу по уже известному адресу. В июне 2010 года пришел ответ за подписью заместителя главы администрации города Н. С. Лякишева. Говорилось в том ответе назойливому просителю, что «размещение оборудованных площадок для временных объектов торговли по… Наугорскому шоссе ухудшит градостроительную ситуацию, сложившуюся на данный момент времени».

О. Бабкин загрустил. Мало того, что он упорно покушался на орловские подземные коммуникации, так он еще поднял руку на «градостроительную ситуацию» в целом, которая, судя по ответу зама мэра, «в настоящий момент времени» и без того плачевная. Сапожник был окончательно добит, когда узнал из того же письма, что «…в соответствии с приложением № 6 постановления администрации города от 19.11.2009 г. № 3671 Наугорское шоссе» вообще «включено в перечень улиц и площадей города Орла, на которых запрещено размещение мелкорозничных объектов».

То, что испрашиваемый участок под сапожную будку находится «в зоне подземных инженерных сетей (электрокабель, канализация, ливневая канализация), имеющих охранные зоны», О. Бабкина уже не удивило. Видимо, это был его рок, его проклятие. Высокотехнологичный, индустриально развитый Орел, нашпигованный чудесами цивилизации, не принимал сапожную будку, отторгал ее решительно и категорично. Олег Иванович задумался о нанотехнологиях, чтобы модной этикеткой попытаться пробить глухую оборону ответственных, несговорчивых чиновников, но плюнул и пошел дедовским способом — записался на прием к начальнику.

Песня
про начальников

То — отдельная песня. Во-первых, начальников было несколько. Во-вторых, не так-то просто к ним попасть на прием. К мэру Орла О. Бабкин — как житель города — пошел к первому. К В. В. Сафьянову сапожника не пустили, объяснив, что запись к Виктору Викторовичу на прием ведется уже на 2013 год, а потому, если желаете… Бабкин ответил довольно резко, что к 2013 году он успеет пять раз умереть. «А какой у вас вопрос?» — спросили у посетителя сочувственно. Он объяснил, что по сапожному делу.

Его записали к Т. И. Степиной. Идя к заместителю мэра Т. И. Степиной, Олег Бабкин размышлял так: «Если киоск нельзя здесь, нельзя тут, нельзя там, объясните, где можно!».

Т. И. Степина, по словам настойчивого ходока, желающего заниматься малым бизнесом, приняла его радушно. Было обещано всевозможное содействие в открытии сапожного бизнеса.

«Бабкину О. И. Администрация Советского района администрации города Орла сообщает, что в администрацию г. Орла направлено письмо с предложением о размещении палатки по ремонту обуви в районе остановки «Технический университет» по Наугорскому шоссе (четная сторона). И. о. главы администрации А. И. Чижмин».

Было ли это письмо отправлено до встречи О. Бабкина и Т. И. Степиной или после нее, не суть важно, да и помнить уже трудно. Было это в августе прошлого года, а инстанций сапожник обошел столько, что точную хронологию событий восстановить весьма непросто. Письмо, как бы там ни было, пришло. Вот оно, счастье! Казалось бы…

Проситель не терзал себя вопросом, как примирить это разрешение (предложение о разрешении) с категорическим указанием зама мэра Н. С. Лякишева, что «в соответствии с приложением…» размещение мелкорозничных объектов по Наугорке запрещено. А ведь остановка «Технический университет» вроде бы как находится там же? Может, в Советской администрации не знают о «приложении»?

Шут с ним, с приложением. Вот интересное письмо. Заместитель главы администрации города Орла Т. И. Степина — Бабкину О. И. Цитата (на дворе уже сентябрь 2010 года): «На личном приеме заместителя главы администрации города Орла Степиной Т. И. по вопросу предоставления земельного участка для размещения палатки по ремонту обуви было принято решение поручить администрации Советского района подготовить предложения по данному вопросу…».

А, стало быть, встреча с Т. И. Степиной у О. И. Бабкина до письма была. Значит, в письме — рассказ о том, как сложный сапожный вопрос решен. Читаем… Так: остановка, четная сторона. «…Полномочия по распоряжению неразграниченными земельными участками переданы в Департамент имущества, промышленности и информатизации Орловской области. На основании вышеизложенного…» туда и следует обращаться.

Ну, это нормально, как в одном фильме говорили. Туда О. И. Бабкин и обратился.

Продолжение
песни
про начальников

Суть существования департамента касательно неразграниченных земель заключается в том, что там получают письма из мэрии, ставят на них штамп и отсылают обратно в мэрию. Мэрия, получив, должна с заявителем разбираться, а департамент уведомить о принятом решении. Зачем нужен целый департамент для перекладывания почты из одного кармана в другой — большая космическая загадка. Сапожник О. И. Бабкин побывал и в департаменте.

С «Техническим университетом» — не будем утомлять — не срослось. Но Бабкин не сдавался. Он по-хорошему разозлился. Что за ёлки-палки, в самом деле? Что за сложность — поставить в городе сапожную будку? Сложность, оказывается, да еще какая!

Вообще, анализируя все мытарства нашего героя, волей-неволей приходишь к выводу, что начинающий орловский сапожник должен быть, как минимум, квалифицированным юристом. Или иметь многолетний опыт скитания по инстанциям разветвленного чиновничьего мира. Иначе из этих лабиринтов не выбраться. Вариант — можно сойти с ума.

За год «работы» своего ИП — написания бумажек и разведок городских кварталов — Олег Иванович Бабкин кое-какую психологическую устойчивость приобрел, поэтому не очень сильно удивился, получив от зама мэра Т. И. Степиной, принявшей его некогда столь радушно, письмо следующего содержания. (К этому времени упертый О. Бабкин успел разослать в районные администрации запросы о ВОЗМОЖНЫХ земельных участках под треклятую сапожную мастерскую). Читаем ответ о возможностях амбициозных орловских сапожников, желающих открыть собственное дело.

Цитата: «Администрацией Советского района не предложено место для размещения в районах новостроек киоска по ремонту обуви в связи с тем, что свободные (не обремененные правами третьих лиц) земельные участки отсутствуют. Основная часть земель является общей долевой собственностью жильцов многоквартирных домов либо предоставлена строительным организациям на правах аренды или в собственность».

Администрация Заводского района, сообщалось далее, предлагает место для будки в микрорайоне «Ботаника», да вот незадача — земля в собственности «Орелстроя». Чего тогда предлагать, спрашивается? А того и предлагать, пишет далее Т. И. Степина, «что в настоящее время решается вопрос о передаче данного участка в собственность» города. Передадут — вернемся к вашему вопросу.

«Приходите завтра» — не худший из ответов. В качестве утешения или дружеского совета Т. И. Степина посоветовала заявителю покопаться на сайте администрации, где вывешена информация о свободных нежилых муниципальных помещениях.

Стоящий совет. О. И. Бабкин покопался и найденным вдохновлен не был. К тому же, честно предупредила Т. И. Степина, «свободные от арендных отношений нежилые муниципальные помещения предоставляются в аренду по результатам проведения торгов». Начинать новую бодягу с непредсказуемым концом слегка утомленному уже и несостоявшемуся пока сапожнику не хотелось. Не хотелось лезть и в муниципальные помещения огромного, совершенно избыточного метража в далеко не самых людных районах города.

Песня
про начальников — очень длинная

Вы не поверите, но Олег Бабкин пошел к Д. А. Орлову — заместителю председателя правительства Орловской области, руководителю блока инфраструктуры. Вопрос вполне инфраструктурный — сапожное дело. Хвала демократичному стилю руководства руководителя блока инфраструктуры — Д. А. Орлов принял настойчивого горожанина О. Бабкина дважды!

О чем же они говорили? И тут мы переходим к очень интересному моменту. На примере Олега Ивановича Бабкина — человека, мечтающего открыть в Орле сапожную мастерскую (посложнее будет только золотую жилу на отмели застолбить), — мы можем наблюдать, как бытовые вопросы плавно, по закону перехода количества в качество, становятся проблемой не бытовой, а политической. Дело в том, что Олег Бабкин, помыкавшись по кабинетам, начитавшись очень грамотно составленных отказов, поразмыслив, а не сумасшедший ли он, предлагая городу открыть еще одну сапожную мастерскую, и придя к выводу, что ничего ненормального в работе сапожника нет, задался вопросом: а на кой ляд нужна власть, которая не может помочь в элементарном деле?

Вот с этим вопросом он и пошел к демократичному руководителю инфраструктурного блока областного правительства Д. А. Орлову. Задавать вопрос столь прямо и неконструктивно было бы неправильной затеей, поскольку ответ напрашивается сам собой, за ним и в кабинеты ходить не нужно. Поэтому героический сапожник, надеясь в глубине души, что руководитель инфраструктуры поможет, запасся еще одной загадкой из орловской реальности. Звучит она так: «Почему мне нельзя, если Будагову, например, можно?». О. И. Бабкин хотел знать: у нас все равны перед законом или есть исключения? А если есть, то на основании какого закона?

Подвинула его к этому вопросу короткая — с разведывательными целями — экскурсия по микрорайону «Зареченский», где жители новостроек в беседе с гостем высказали настойчивое желание иметь где-нибудь по соседству с собой сапожную мастерскую. Чуть позже сапожник получит письма из разных инстанций, объясняющие, почему киоски в этом месте стоять не могут. Но там же, в «Зареченском», О. И. Бабкин сфотографировал два убогоньких, жутко портящих наш урбанистический пейзаж, торговых вагончика. Один — «родно-сельский», другой — хлебокомбинатовский. Нужное дело — торговать продуктами питания. Но почему сапожный киоск оказывается в пасынках?

Пошел. Изложил проблему. Задал вопросы. Д. А. Орлов, по словам рассказчика, ответил, что разрешения на новые киоски не даются, а отношения с хозяевами старых будут разрываться по окончании арендных договоров. «А как же палатки «Родного села», растущие тут и там?» — поинтересовался визитер из народа. Руководитель блока инфраструктуры не смог ответить на этот вопрос. А что на него ответишь? Решения принимались не на уровне Д. А. Орлова. По поводу жутких вагончиков в «Зареченском» пояснения тоже не последовали.

Песня уйдет
по электронке
главному начальнику

— Как принимали-то? — поинтересовался я. — Не хамили, не мурыжили?

— Нет, — честно ответил О. Бабкин. — Все — сама вежливость. Из приемной названивали домой, приглашали. Советовали, сочувствовали даже, а толку все равно никакого.

Чиновничья машина, некогда бывшая скрипучей и крайне непривлекательной, поменяла облик. Она тиха и хорошо смазана, работает почти неслышно, граждане засыпают по убаюкивающий шум ее шестеренок. Задача — подпустить и заставить уйти восвояси без жалоб.

Но Бабкин закусил удила. Есть такой редкий тип людей, идущих до конца, если чувствуют свою правоту. Он размышляет: «Если одним нельзя, а другим можно, то это беззаконие. Если можно, но я не могу воспользоваться своим правом, то что делают и зачем нужны чиновники, которые могут, но не хотят мне помочь? Нельзя ставить киоски — нельзя должно быть для всех. Можно, но я не знаю как, — нарисуйте. Сделаю один в один, даже цветочками обвешаю, если нужно, для дополнительной красоты».

Отчаявшись открыть сапожную мастерскую, наш герой понял, что вопрос этот, ребята, точно политический, и пошел за разъяснениями в одну из структур партии «Единая Россия». Её сердобольные активисты, чьи имена мы называть тоже не станем из того же человеколюбия, дабы карьеру людям не портить и жизнь не осложнять, выслушав обратившегося, посоветовали ему, чтобы зря времени не терять, идти в «Красную строку». Авось, дескать, там помогут — достучаться до справедливости.

Олег Бабкин пришел, рассказал, оставил документы.

Занимательное чтение. Вот это мне особенно нравится. Реакция на последнюю попытку получить земельный участок под будку сапожника на ул. Алроса в «Зареченском».

Ответ и. о. заместителя главы администрации города Орла В. Л. Осипова. Любой сапожник поймет, что написано. Цитата без стилистической правки: «Решение вопроса о размещении испрашиваемого объекта возможно при условии согласия собственника на продажу земельного участка испрашиваемой площадью и проведения соответствующих мероприятий по изменению вида разрешенного существующего разрешенного использования на испрашиваемый вид «киоск» путем проведения публичных слушаний, так как зонирование в границах МР «Зареченский» в настоящее время не установлено».

О. И. Бабкин, «наблатыкавшийся» в этом чиновничьем жаргоне, безусловно все поймет и перейдет к следующему абзацу, который гласит: «Расходы, связанные с организацией и проведением публичных слушаний, несет заинтересованное лицо».

Поскольку сапожник, вою­ющий с неведомыми силами, и есть заинтересованное лицо, то он, безусловно, обрадуется, поскольку во имя победы и справедливости теоретически готов нести любые жертвы. Однако радуется он рано, поскольку следующий, завершающий, абзац сообщает: «В тоже время постановлением от 31 января 2011 года № 130 утвержден проект планировки территории микрорайона «Зареченский», который не предусматривает наличие подобного объекта».

О. И. Бабкин, два года (!) состоявший в переписке с городскими и областными властями по поводу возможности открытия сапожной мастерской, человек не только активный, но, как следствие, и продвинутый. В успех своего «малого бизнеса» он уже почти не верит, но сдаваться не собирается и хочет напоследок хлопнуть дверью.

— Отошлю, — говорит, — всю эту историю по электронке Путину.

Олег Иванович надеется, что местным по башке настучат и что-то сдвинется. Или кто-то. Честно говоря, вряд ли… Но посмеяться Владимир Владимирович, если будет свободное время, сможет.

Ваше Сколково — семечки. Вы попробуйте сапожную мастерскую в Орле открыть.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц