Красная строка № 37 (303) от 5 декабря 2014 года

Особенности ручного управления

Процесс ликвидации местного самоуправления в Орловской области и г. Орле идет полным ходом. Полномочий у городской власти остается так мало, что Совет и администрация скоро будут напоминать старшего по подъезду. Его функционал — сноситься с властью реальной и напоминать жильцам очередность дежурства. Сдача полномочий проходила по неведомому до этого алгоритму — городская администрация (по официальной версии) сама попросила областное правительство взять на себя значительную часть городских работы и денег. Далее — по логике — должны были последовать отставка администрации г. Орла и самороспуск Орловского городского Совета как не справившихся со своими обязанностями.

Обоснование: Берников, его замы, чиновники мэрии брались на работу для решения определенного круга задач. Депутаты исполнительную власть контролируют. После того, как и те, и другие признались в неполном служебном соответствии, отказавшись от своей работы, город должен отказаться и от услуг непрофессионалов.

Однако в отставку никто не ушел. Корабль, превращенный командой в баржу, тащится по чужой воле на буксире, но по-прежнему укомплектован как первоклассный лайнер. Долго это не продлится. «Реформы» не для того затевали, чтобы надрываться, волоча за собой довесок. Областная власть будет бремя уменьшать — до почти полного его исчезновения.

Логика понятная, поэтому на утлой посудине наблюдается активность. Одни пассажиры, бывшие когда-то рулевыми, показно работают веслами, делая вид, будто облегчают областному кораблю ход, — в надежде, что усердие оценят и возьмут на борт — большой, теплый и красивый; другие, лишенные таких пер­спектив, преданно глядят прямо по курсу, проложенному не ими, ожидая, что за покорность их оставят хотя бы там, где они есть. Третьи спрашивают: «Что за дела?!», но эти — глубоко в трюме, поэтому их голосов почти не слышно.

Как водится, есть исключения. Депутат горсовета В. Симонов, значительно прибавивший в известности после того, как потребовал разобраться с областным коллегой В. Рыбаковым, возглавлявшим еще недавно муниципальную «Лесоторговую» базу, бузил всегда, никогда не соглашаясь ходить за кем-то на поводке. Этот выбрался из трюма, и его голос слышен.

В. Симонову мы предоставляем возможность свободно высказываться в нашей газете, поскольку понимаем, что со свободными площадками в Орле и Орловской области напряженно. Депутат пришел в очередной раз, чтобы рассказать о том, как команду баржи, пока формально она на плаву, заставляют выдавить из себя очередной «одобрямс» новым правилам застройки города, землями которого отныне распоряжается область.

Это увлекательная тема, иллюстрирующая степень одичания города Орла. Мы внимательно выслушали Владимира, но прежде, чтобы избежать кривотолков в отношениях, объяснили, почему не поддержали его антирыбаковские акции. Во-первых, призывать правоохранительные органы «разобраться и посмотреть» после того, как в отношении В. Рыбакова возбуждены три уголовных дела, — значит ломиться в открытые двери. Во-вторых, покупателей муниципальной собственности может быть много, но продавец один — сам муниципалитет. Поэтому, приветствуя все проявления «антикоррупционной борьбы», мы задаемся вопросом, почему «коррупционер Рыбаков», купивший муниципальные земли «дешево», не идет к следователю в одной связке с муниципальными чиновниками, не продавшими эту землю дорого. Почему вместо фамилий (помимо рыбаковской), которые на договорах «купли-продажи» имеются, в деле значатся «неустановленные лица»? Почему администрация города Орла, не имевшая к «фигуранту» претензий на протяжении четверти века, уволила директора самого успешного муниципального предприятия «без объяснения причин»? Почему, если тема сохранения и умножения муниципального имущества вдруг — ко всеобщему удивлению — взбудоражила городскую администрацию, — она не исследуют судьбу всех без исключения муниципальных предприятий? Почему не рассказывается, кому, кем и за сколько были проданы муниципальные предприятия хотя бы за то время, в течение которого В. Рыбаков успешно руководил «Лесоторговой»? Почему на выемку документов в организации, куда за покупками хоть раз приходил, наверное, каждый орловец, пригоняют ОМОН? И взрослые вооруженные мужики, «окружив» продавщиц и бухгалтершу, чертыхаясь, не знают, куда глаза от стыда деть.

В деле Рыбакова экономики, возможно, не больше, чем в работе любого предприятия города. Но этот человек, в отличие от команды баржи, готовой плыть куда угодно, отказался безропотно подчиняться и считать решение начальства по определению единственно правильным. В Рыбаков не скрывает, что не ставит знак равенства между экономическими интересами губернатора В. Потомского с его странной командой и экономическими интересами орловцев и региона. За что, по нашему мнению, и поплатился. Помогать В. Потомскому разбираться с его личными врагами мы не собираемся. Итоги подобной борьбы «за муниципальную собственность» очевидны — ОАО «База строительных товаров» как успешное предприятие больше не существует.

Владимир Симонов с доводами согласился, не растеряв антикоррупционного настроя, и заметил, что его позицией по В. Рыбакову уже пытались манипулировать. Делается это по известной схеме (опустим персоналии): «Ты начал, ты и продолжай, а мы, поддерживая морально, посмо­трим, что из этого выйдет, поскольку сами мараться не хотим». Такова примерно позиция «группы товарищей», они себя узнают, баржа по размерам невелика.

Но В. Симонов пришел говорить на другую тему. Одно дело — вырваться из трюма и совсем другое — суметь своим голосом что-то изменить. Предыстория, уже описанная в СМИ, такова: несколько застройщиков с благословения областной власти, получившей от команды утлой лодки право распоряжаться городскими землями, вышло на городскую администрацию, а та — на городской Совет — с предложением измененить правила застройки городской территории. Суть проста, как пожелание личного счастья или урчание в голодном желудке — застройщики хотят на одном и том же земельном участке строить больше. То есть сданный дом — это ведь не только подъезд, стены и крыша. Это еще и прилегающие к дому парковочные места, детские, спортивные площадки и обязательное озеленение. Всему требуется место, все рассчитывается исходя из количества жильцов дома. Так вот суть предложения сводится к тому, чтобы жильцы и нормы потеснились. Это позволит… строить. Это действительно позволит строить многоэтажные жилые башни в историческом центре Орла, а областной власти — гордо и радостно отчитываться перед строгим федеральным центром о рекордном количестве «введенных» квадратных метров. Никто же не будет говорить при этом, что город уродуется, теряет мало-мальски приемлемый, обусловленный историческими традициями и элементарным вкусом архитектурный облик, а машины новоселов и их гостей вынуждены парковаться на пешеходных тротуарах и зеленых (бывших когда-то зелеными) газонах, потому что больше парковаться негде — новые нормы такой роскоши не предусматривают. То есть город Орел все больше погружается в хаос и градостроительную безвкусицу, но теперь этот кошмар предложено оформить законодательно.

Больше всего депутата В. Симонова, по его рассказу, поразила готовность многих его коллег с закрытыми глазами поддержать предложение, одобренное лично губернатором В. Потомским и его первым замом А. Будариным. Последствия (если говорить о последствиях для города) игнорируются, а руководство Совета, по словам того же рассказчика, беззастенчиво идею «уплотнения застройки» лоббирует. Внести вопрос в повестку дня для голосования, итоги которого в свете последних событий предугадать нетрудно, помешало только заключение прокурора Советского района Н. Н. Петрухиной, указавшей, что проект решения об изменении правил застройки не может быть Советом рассмотрен и принят, поскольку в нем находятся предложения, ранее направленные комиссией на доработку.

Однако стремление продавить новые нормы, считает В. Симонов, так велико, что, не исключено, заключение прокуратуры окажется вскоре обойденным. Депутат сообщил еще один интересный факт, поделился поразившими его наблюдениями.

Заместитель главы админи­страции г. Орла по архитектуре, строительству и перспективному развитию города А. Муромский на одном из нескольких «тематических» заседаний заметил, что в Орле уже не менее трех домов, построенных (но не сданных) по измененным правилам — ПЗЗ.

— Так вот, по моим данным, таких домов в г. Орле семнадцать! — делится более точной информацией В. Симонов. — Считаю это мошенничеством в чистом виде. Строительные фирмы заключают с людьми договоры о долевом участие, где прописаны одни нормы, строят по другим, а затем задним числом пытаются их узаконить!

Депутат горсовета намерен обратиться в прокуратуру, чтобы та понудила городскую админи­страцию поподробнее осветить данную тему, сообщить адреса, по которым дома с измененными ПЗЗ уже стоят. Тогда многое в активности сторонников «реформ» прояснится.

Мы пожелали В. Симонову удачи. Трудно человеку, ставшему председателем «антикоррупционной» — для простоты — комиссии горсовета, которую родитель — Совет — так любит, что едва не сделал бездомной.

— Три часа дня, а мы не можем найти помещение для заседания. Заместителей мэра (четыре человека) на месте нет, мэра тоже — все, не иначе, вершат судьбы мира; набились в кабинет к архитектору — общественность, журналисты, члены комиссии, кое-как втиснулись за два стола, — рассказывает об антикоррупционных буднях В. Симонов.

Говорили и о других темах. Но одна — «ручное управление», которое губернатор В. Потомский ввел в регионе — похоже, становится главной.

Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц