Памятников уже два…

Памятник А. П. Ермолову в Орле — особая тема. Хотя бы потому, что возраст у нее — более ста лет (когда впервые собирались, да так и не поставили). Потому, что новой попытке обзавестись таким памятником — больше десятилетия. Потому, что Орел для А. П. Ермолова — город, как минимум, не чужой, здесь упокоены его останки. Потому, что обязан областной центр воздать, наконец, должное одному из самых выдающихся своих земляков… Причин называть эту тему особой — много.

Еще и потому, что всё в этой теме делается как-то не так — не так, как следовало бы. Рассказано много про неудавшийся, окончившийся, по сути, ничем конкурс проектов, проводившийся еще при Е. С. Строеве. Еще больше вопросов вызывают попытки нынешних «отцов» увековечить память героя.

В спор о том, каким быть монументу, вступали журналисты, искусствоведы, неравнодушные обыватели, даже те, кому просто делать нечего, а говорить охота. И в этом нет большого греха. Но теперь, в юбилейном 2012-м, когда памятник должен быть, поскольку так говорил если не Заратустра, то все равно важный и ответственный человек — губернатор А. П. Козлов, первое лицо в иерархии областных чинов, тема эта — памятника А. П. Ермолову — приобретает просто-таки драматическое звучание.

Абы как сделанный памятник — вряд ли кому-нибудь из нормальных людей нужен. А хорошо и качественно, судя по всему, не получается, как не получалось и ранее. В спор по теме вступили не просто специалисты. Свое заинтересованное, профессиональное мнение начали высказывать даже участники процесса — скульпторы, претендующие на то, чтобы А. П. Ермолов именно их исполнения украсил городское пространство.

В мартовском выпуске «иллюстрированной газеты изящных искусств» «Галерея», в числе учредителей которой — Российская академия художеств и Московский фонд культуры, опубликован материал «Защитим Героя Отечества» — всё на ту же тему. Автор, Мария Байкова, связалась с А. Н. Бургановым, который в бытность мэром В. В. Сафьянова безвозмездно передал Орлу своей проект монумента. В расчете, надо полагать, что проект воплотится в бронзу.

Затем эта история забылась. Областные власти заказали скульптуру другому человеку. Однако, как пишет М. Байкова, эта новость просто-таки ошарашила названного А. Н. Бурганова, пребывавшего в полной уверенности, что договоренности, достигнутые с ним, остаются в силе.
Приведем текст полностью.

«Защитим
Героя Отечества
В связи с 200-летием победы русской армии в Отечественной войне 1812 года в различных городах России устанавливаются памятники героям нашего Отечества.

Выдающийся московский скульптор, народный художник России, действительный член Российской академии художеств А. Н. Бурганов, чье творчество давно связано с Орловщиной, принял участие во Всероссийском конкурсе на сооружение памятника генералу Ермолову в городе Орле.

Модель памятника, изготовленная Бургановым, была представлена широкой общественности в Орловском историческом музее. Его работа была также одобрена экспертно-художественным советом Министерства культуры.

А. Н. Бурганов торжественно объявил, что свою работу он выполнит бесплатно — как благотворительный дар городу. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что памятник генералу А. П. Ермолову поручили делать никому не известному скульптору без обсуждения его проекта с общественностью. По опубликованным фотографиям и комментариям видно, что вся композиция — это дурно скопированный петербургский памятник Петру I скульптора Фальконе.

В этой связи мы решили не пользоваться слухами и обратились непосредственно к Александру Николаевичу Бурганову с просьбой прокомментировать эту ситуацию:

«О том, что памятник генералу Ермолову для Орла, над которым я работал пять лет, стал не нужен, я узнал из «Орловской правды». Это потрясло меня до глубины души. Мой проект был публично представлен, обсужден, и его принял Художественно-экспертный совет по монументальному искусству Министерства культуры Российской Федерации. Если люди собирали деньги на этот памятник, то они ориентировались на выставленную в орловском музее модель монумента. Мне сказали, что собранных средств не хватит, и я отказался от автор­ского гонорара, чтобы успеть открыть памятник в юбилейном году. Этот благотворительный жест был поддержан Российской академией художеств, которая приняла кураторство над проектом и разместила о нем информацию на своем сайте. Президент академии Зураб Константинович Церетели направил об этом письмо мэру города Орла. В настоящее время памятник в натуральную величину мною практически завершен, а все остальное напоминает дурно пахнущую авантюру, похожую на похождения Остапа Бендера».

Согласимся с академиком. Недостойная вышла история. Памятник — не частное дело, решаемое в закрытых кулуарах орловского губернаторства. Но есть еще время защитить Героя Отечества и нашу национальную культуру от явного авантюризма.

Надеюсь, что справедливость восторжествует».

Материл снабжен компьютерной моделью монумента, стоящего в полный рост на месте нынешнего «Зинкиного камня».

На мой простой вкус, генерал А. П. Ермолов в исполнении академика А. Н. Бурганова — при всем уважении к его званиям — это все-таки «не фонтан»… Еще раз прошу прощения. Своим пристрастным мнением мы уже делились почти год назад, когда только возникло это ответвление в старой и большой теме. Рассуждения назывались «На конкурсе памятников Ермолову пока побеждает Зинкин камень».

В связи с тем что с тех пор мало что изменилось, помимо того что многое лишь усложнилось, процитируем уже написанное, чтобы обрести хоть какую-то почву под ногами.

«…Первоначальный» (А. Н. Бурганова. — «КС») Ермолов больше напоминал «медного всадника» с Сенатской площади, о котором так мечтал Егор Семенович. Генеральский конь был вздыблен, как императорский. Более того (у Петра I этого нет), за спиной у нашего земляка развивается бурка, что добавляет композиции выигрышного динамизма.

В новом, подарочном, варианте бурка Ермолова по-прежнему развивается, но конь перешел на шаг. Спокойна его грива, не шелохнется хвост.

— А бурка почему развивается? — спросил кто-то робко.

В. А. Ливцов, председатель областного общества охраны памятников истории и культуры, заметил, что эту особенность можно расценивать как символ, придающий монументу дополнительную ценность. Виктор Анатольевич пояснил, что всадник, у которого развивается бурка, — напоминание о «крылатости» нашего города. Орёл — птица. Бурка — развивается.

— Тогда давайте Ермолова на Пегаса посадим, — прозвучало скептическое предложение.

Такая крылатая параллель обескуражила собравшихся. Со скептиком поспорили, но пришли к выводу, что с буркой можно работать.

— Где-то я уже это видел, — вновь прозвучала фраза.

И правда: нечто, напоминающее развивающуюся бурку, можно обнаружить в верхней части монумента, известного в Орле как «памятник комсомольцам». Он стоит на Комсомольской улице, и его автором является тот же Александр Бурганов, что подарил городу проект памятника Ермолову, который мы сейчас обсуждаем. Только у комсомольцев, разумеется, в руках не бурка, а «красное» знамя. Однако формы полотнища и бурки едва ли не идентичны.

Памятник комсомольцам установлен в 1972 году. Постоянство — неплохое качество, но один прием на протяжении сорока лет…»

То есть мы уже тогда позволили себе заметить, апеллируя к мнению и других жителей города, что проект А. Н. Бурганова, мягко говоря, не идеален. Так мы считаем. И считали тогда.

Но в чем прав академик? В том, что новый скульптор выбран по непонятному принципу и без конкурса. Имя — малоизвестно. Обсуждения не было. Еще одна особенность, на которой претендент не заостряет внимание: почему его удачливый конкурент получил от областной власти (общественности — по официальной версии) именно столько миллионов рублей, а не какую-то другую сумму. И на эту тему мы тоже рассуждали.

Как видите, одни вопросы. Мне кажется, причина отсутствия ответов кроется в полном равнодушии к теме тех, кто номинально поставлен отвечать за ее реализацию. Они равнодушны как к Ермолову, так и к городу, в котором живут. И ничего с этим не поделаешь. Равнодушие в некоторой степени можно компенсировать профессионализмом, но с этим — просто беда. Как можно компенсировать тем, чего просто нет?

Совестливые, ответственные, просто знающие люди начали бы восстанавливать историческую справедливость и выплачивать свой гражданский долг героям прошлого с того, что подарили бы Орлу уже существовавшее прежде. Памятник А. П. Ермолову, только гораздо скромнее замышляемого, был, и стоял он на могиле генерала в приделе Троицкой церкви. Есть изображение, есть и текст:

«Памятник по проекту архитектора В. С. Попова на могиле генерала Алексея Петровича Ермолова (24 мая 1777 г. — 11 апреля 1861 г., г. Москва) и его отца, председателя гражданской палаты, управляющего канцелярией генерал-прокурора, директора Орловского тюремного комитета, майора (надворного советника) Петра Алексеевича Ермолова (20 июня 1746 г. — май 1832 г., г. Орёл) в приделе церкви во имя Святой Живоначальной Троицы в г. Орле.

Под южным приделом устроен склеп семьи Ермоловых. В правом приделе, на восточной стене находилась подаренная сыновьями Ермолова картина, изображающая распятие Христа Спасителя. Под этой картиной установлены надгробные плиты П. А. и А. П. Ермоловым. Напротив картины с распятием поставлен четырехугольный медный пьедестал, на котором стояла ваза из чашки чугунной гранаты с лампадой под круглым стеклом. Вокруг вазы бронзовыми буквами сделана надпись: «Служащие на Гунибе кавказские солдаты, 1865 года». Ваза была изготовлена на 40 рублей, присланных неизвестным лицом с Кавказа.

Около тумбы на стене около правого клироса прибита медная доска с текстом:

«1867 года, октября 15 дня сей храм возобновлён пристройками, сооружёнными на сумму, дарованную Государем Императором в память великих заслуг и трудов, понесённых на пользу отечества генералом от артиллерии Алексеем Петровичем Ермоловым…».

И вот тогда орловцы и гости города, неравнодушные к истории, перестали бы принимать за могилу героя Отечественной войны 1812 года и «проконсула Кавказа» надгробную плиту генеральши Пушкаревой, что сегодня, к сожалению, и происходит.

А потом и что-нибудь величественное можно было бы соорудить. От себя, так сказать.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

самые читаемые за месяц