Пасхальная идея русского народа

Сейчас наступили времена, когда, по словам Андрея Платонова, «некуда жить стало». Нынешняя Россия не знает ни сытого благополучия западных стран, ни величия советского прошлого, ни духовности, присущей нашему народу до 1917 года. Государственные деятели мучительно пытаются обновить Россию, так сказать, «модернизировать» её с помощью Сколково, Народного фронта и других проектов, заранее обречённых на равнодушие людей. Страну раздирают на части этнические распри, имущественное неравенство, а все разговоры о том, что, дескать, мы должны любить и уважать друг друга, не находят отклика в народных сердцах. В этой ситуации люди культуры, политики, общественные деятели абсолютно правильно поняли, где кроется источник всех бед и несчастий России — в отсутствии мощной, скрепляющей национальной идеи. Только сформулировать эту идею, повести вслед за ней всех нас — никто пока ещё не может. Но есть человек, который, пусть в общих, расплывчатых чертах, обозначил пути выхода из морального кризиса современной России. Это писатель Александр Проханов.

Александр Андреевич Проханов, как истинно верующий человек, пишет: «Пасха — является «национальной идеей» России. Пасха, понимаемая как вселенский порыв к преодолению смерти, к возрождению, к воскрешению из мёртвых, к созданию бессмертного богоподобного человечества» (газета «Завтра», № 16 (543), 13.04.2004 г.).

Эта мысль, как никакая другая, в полной мере отражает историю России и чаяния русских людей. Россия постоянно переживала падения, погружения во тьму, вслед за которыми наступали свет и возрождение. В этом она как бы подражает Христу, распятому и воскресшему (после прозябания во тьме язычества русские люди приняли христианство, после нищеты и голода 20-х годов ХХ века устремились в небо на ракетах Королёва, после горьких поражений 1941 года водрузили знамя на вершине вражеского рейхстага).

Сейчас Россия снова во мраке, и Пасхальная идея, Пасхальная надежда снова актуальны в нашей стране. Эта мистическая мысль, порыв к созданию «богоподобного человечества» способны сплотить все народы России, даже более того — сплотить все народы мира. Когда-то в прошлом это стремление уже начало воплощаться, и об этом в своих статьях и интервью постоянно говорит Александр Проханов, он напоминает: «Советский глобализм имел цель не в том, чтобы в каждой стране на троне сидел верный кремлёвский вассал, а в том, чтобы колоссальные ресурсы планеты — китайские, африканские, европейские — все языки, все религии, все представления об абсолюте были проинтегрированы».

Подобная интеграция способна убрать все расовые и политические противоречия, избавить Россию от «Манежной площади». И Проханов на своём личном примере доказывает, что наличие внутри человека Пасхальной идеи уничтожает в нём религиозную и любую другую ненависть: православный христианин Проханов всегда с уважением отзывался об исламе и мусульманах (которые, кстати, тоже верят в воскрешение мёртвых во плоти), сумел соединить в себе религиозность и любовь к красному прошлому нашей страны. Пасхальная идея способна объединить в слове «русский» и башкир, и татар, и все народы России, потому что, как уже многие отмечали, русский человек — это не светловолосый любитель картошки, но человек-творец, человек, постоянно смотрящий на небо, жаждущий Бога, звёзд и открытий. Поэтому Проханов пишет: «Русская идея», понимаемая не как «идея рушника, кваса и водки», а «идея бессмертия», постоянно пополняет святой пантеон». Всякий одухотворённый такой идеей — русский человек (это касается и выходца из Уфы Юрия Шевчука, и юридически гражданина Эстонии Михаила Веллера, и многих других «не русских» людей культуры, науки и т. д.).

Однако для того чтобы Пасхальная идея разморозилась в головах и душах русских людей, чтобы начался выход из морального и производственного кризиса нашей страны, нужен мощный импульс. Формулировка национальной идеи, которую предложил Проханов, выглядит слишком общо, слишком мистично для такого пагубного состояния России, как сейчас. Пасхальная идея в начале своей реализации должна принять более понятные, более конкретные формы. Остаётся надеяться, что эти формы не станут для нас ложными, такими, как, например, фашизм или атеизм. Русские люди испытывают острую жажду открытий, они требуют возможности творить, постигать тайны Вселенной. Но пока в России нет условий для утоления этих желаний, по сути своей благородный порыв народа выливается в ненависть и агрессию. Всё это готовит очередной излом на пути исторического развития России, излом, подобный тем, что произошли в 1917 и 1991 годах.

Игорь Лукин,
аспирант ОГУ.

Лента новостей

самые читаемые за месяц