Красная строка № 40 (306) от 26 декабря 2014 года

По ком звонит колокольчик…

Ангелы… Перед последней сессией Орловского горсовета, традиционно собирающегося в малом зале администрации, там же появились два ангелочка — два необыкновенно трогательных и чистых создания. Две малюсенькие девчонки в белых одеждах, с крыльями за спиной и таким глазищами, что сердце давало перебой, стояли спиной к столу президиума и, ничего не говоря, смотрели…

По залу активно ходили работницы управления культуры и убеждали собравшихся, что это обычные орловские дети, помогающие распространять среди депутатов билеты на благотворительный рождественский концерт. Суровые мужчины и строгие женщины легко, но без большой, как мне показалось, радости, расставались с деньгами, покупали билеты и опускали головы, будто и не замечая ангелов. Наверное, депутаты и в самом деле подумали, что это обычные орловские дети. Но мы-то понимаем, что это не так. Мы-то знаем, как может выглядеть последнее предупреждение.

Сессия вообще была наполнена явными и скрытыми символами. Ангелам хотелось крикнуть: «Бегите отсюда, дети, пока не заразились какой-нибудь гадостью! Пока ваши глазенки, доверчиво глядящие в мир, не сузились в циничном прищуре, а губенки не искривились во вполне взрослой усмешке!».
Однако ангелы и сами исчезли — «пробило» десять, сессия началась. Но в то же время и не началась.

Стол президиума, напоминающий размерами торговую лавку, уже заполненный вождями и их (его) многочисленными заместителями, вдруг опустел… Сначала ушли С. Ступин с М. Берниковым — покладистый мэр с исполнительным «сити-менеджером». За ними потянулась к выходу и исчезла в дверном проеме четвертый, последний по времени, заместитель мэра Р. Дубровская, бывшая когда-то в КПРФ и перешедшая в «Единую Россию». Затем исчез еще один заместитель мэра С. Себякин, который, получив должность зама и сев за стол президиума, стал своей сдержанностью напоминать рыцаря, давшего обет молчания. Некоторое время потомились за длинным столом два последних — по счету, но не по значению, заместителя мэра А. Левковский и М. Верижников. Будто тень какой-то печали лежала на их лицах. Но ушли и они. Сначала Левковский, затем Верижников. Опустел стол…

— Всем встать! — раздался в зале чей-то дурашливый голос через пятнадцать минут, когда президиум в полном составе вновь появился. Царапнула нехорошая ассоциация. На судей вошедшие похожи не были, но что напоминала атмосфера?

Сели. Поговорили о бюджете. Бюджет напоминает огромный ком, несущийся к обрыву. В нем, в этом коме, мелькают лица, торчат чьи-то ноги, абсолютно всем понятно, что падения в обрыв не избежать, но именно поэтому все, впаянные в ком, абсолютно спокойны. Катится — и пусть катится, зато делать ничего не надо. Сидишь как в поезде. Покачивает слегка, но все равно комфортно, а пункт назначения изменить невозможно. Так чего суетиться?

Но всегда найдется человек, готовый испортить вам жизнь. С плацкартного места поднялся депутат В. Симонов и, не пытаясь придерживаться дипломатических терминов, заговорил о том, что пока город горюет из-за нищего бюджета, «сити-менеджер» взял на работу двух новых замов, даже не удосужившись согласовать ставки с горсоветом. В свете нелегкого экономического положения г. Орла выступавший предложил гнать «сити-менеджера» с должности. «Уволить его!» — предложил В. Симонов.
Зашумел негодующе зал, зазвонил в колокольчик мэр. И даже не хотелось спрашивать, по ком звонит этот колокольчик, настолько было очевидно, что звонит он по всем собравшимся. Мчится поезд к станции назначения, к пропасти, и никто не может или не хочет притормозить. Уютно в тепле и сытости.

М. Берников ответил достойно:
— Я услышал свою фамилию. Но «сити-менеджера» в городе нет. К кому вы обращаетесь?

В. Симонов не нашелся, что сказать. Не начинать же снова, на этот раз правильно: «Глава администрации города М. Берников…»…

Смолк колокольчик. Поезд вздрогнул и помчался дальше. Атаку изящно отбили.

Выступления депутата А. Рослова — символ объективной реальности. Голос ровный, формулировки закончены, выводы логичны. Он обратил внимание коллег на то, что при огромном дефиците городского бюджета логично проводить политику внутренней экономии, однако ни в 2014-м, ни в наступающем 2015 году этой политикой в администрации города и в Совете не пахнет. А. Рослов предложил сократить две ставки заместителей мэра, освободить М. Берникова от двух его замов и срочно секвестировать все избыточные должности в администрации и Совете.

Президиум даже в лице не изменился. Четыре зама мэра сохраняли невозмутимость, будто истуканы с острова Пасхи. Поезд не притормозил.

Депутата В. Бутусова можно назвать символом успешности и взвешенности.
— Доходная часть уменьшается, — говорил он о бюджете, — а расходная увеличивается. Какая у администрации города концепция видения? Что нужно делать, чтобы не допустить банкротства?

Представитель администрации ответил, что делать, по сути, ничего особенного и не надо, по­скольку «большинство муниципальных образований находится в таком же положении, что и Орел».

Этой концепцией видения не удовлетворился А. Коровин. Он начал с 10 млн. рублей, которые два с половиной месяца назад взяли у ТТП, чтобы спасти Спец­автобазу, и не вернули. Напрашивалась символика тришкиного кафтана, но А. Коровину было не до образности.

«Этот бюджет, — сказал А. Коровин, — и бюджетом назвать нельзя». И пояснил, почему: при заложенных расходах на транспорт создается впечатление, что некто хочет обанкротить город­ское трамвайно-троллейбусное и автобусное хозяйство, чтобы положить себе в карман их базу. Затем директор ТТП рассказал о скромных зарплатах рабочих, после чего произнес фразу, которую прежде не произносил никогда:

— Я без конца не буду сдерживать своих людей.
Наверное, он хотел сказать: «Я без конца НЕ МОГУ сдерживать своих людей».

Тут состав сбавил ход — депутаты проголосовали, чтобы часть средств, предназначенных на содержание дорожной сети, была брошена на транспорт. Поезд постоял-постоял и поехал дальше — денег-то в городе все равно больше не стало, просто ТТП купили кислородную подушку.

А дальше пошли символы, расцвеченные областной властью.

Председатель комитета по муниципальной собственности В. Кленов доложил о желании ряда областных структур получить от города в безвозмездное пользование ряд муниципальных объектов. И сообщил, что мнение комитета разделилось.

Встал депутат В. Симонов.
— Михаил Юрьевич, Сергей Афанасьевич, когда вы начнете работать?! — обратился он к сити-менеджеру и мэру.

Поднялся шум, зазвенел колокольчик.
Раздраженный В. Симонов не обратил на «бу-у-у…» никакого внимания. Он рассказывал, что четыре года горсовет со всеми желающими получить муниципальную собственность на льготных условиях работает по одной схеме — предоставляет 75-процентную скидку по арендной плате, и никаких разговоров о безвозмездности! Почему, кипятился депутат, эта тема появляется в повестке дня?

М. Берников вежливо, как учитель двоечнику, объяснил В. Симонову, что город обязан рассматривать вопрос в той формулировке, в которой он был внесен администрацией области, а про схему он знает и одобряет ее.

Педагогический эффект испортил В. Кленов.
— Вы меня не поняли, — сказал он. — Мы уже предоставили им льготы. Теперь они хотят безвозмездно.

Вопрос В. Симонова, почему сити-менеджер и мэр позволяют областным чиновникам садиться городу на шею и свешивать ноги, повис в воздухе.

Безвозмездность за городской счет не прошла, но самое интересное было впереди.
О подводных течениях и скрытых смыслах этого вопроса на сессии не говорил никто, но яркая символика все равно обнаружилась.

Некоторое время назад область передала в муниципальную собственность 6 га земли. Теперь требует ее обратно. Вопрос: зачем передавали? В продолжение вопроса: с какой стати обязаны возвращать?

Депутат А. Рослов, будто читая статью закона:
— Отчуждение муниципальной собственности без мотива лежит в плоскости Уголовно-процессуального кодекса.

Решили проверить А. Рослова прокурором Советского района Н. Петрухиной.

Прокурор, поднявшись, сообщила, что может дать заключение только на подготовленный нормативный акт, которого пока нет. Что же касается реакции прокуратуры вообще, то она вполне возможна в рамках прокурорской проверки всей земельной истории.

Народ задумался.

Шесть гектаров — это очень «интересно», и ставки были высоки. Кто-то с выбором позиции определился, но были и сомневающиеся.

Корректный и спокойный мэр вдруг занервничал и предложил, выступая за отказ от земли, такую логику: «Один субъект передает какую-то вещь второму субъекту для передачи третьему. Затем первый субъект передумал. Но второй говорит: «Мне эта вещь тоже нужна».

— Мы ведем себя как недобросовестные партнеры! — воскликнул мэр.

Видимо, какое-то звено в этой железной логической цепи все-таки хромало, потому что аллегорию депутаты восприняли без энтузиазма.

Заведующий хозяйственной частью горадминистрации депутат И. Цуканов высказался в том же духе, что и мэр, но короче и сбивчивей.

Та же реакция.

В. Симонов, явно что-то зная, но не желая это знание озвучивать, требовал поименного голосования.

Мэр безуспешно пытался подчинить неподконтрольного коллегу по депутатскому цеху и фракции. Проблему решили просто — проголосовали требование не желающего сдаваться В. Симонова. Незначительное большинство высказалось против поименного голосования, в том числе и депутат И. Цуканов, апеллировавший к чистой совести.

Земельный вопрос решали простым поднятием рук, без указания имен.

Десятеро из фракции КПРФ высказались против сомнительной истории, в которой городу отводится роль второго субъекта, получившего какую-то вещь от первого субъекта для передачи ее третьему субъекту, но по свистку обязанному вернуть ее первому субъекту, который… Шесть гектаров муниципальной земли — это шесть гектаров муниципальной земли.

Фракция «Единая Россия» не дружно, но большинством, поддержала просьбу областной администрации, возглавляемой коммунистом В. Потомским. Солидарно с «ЕР» голосовал и президиум — хранящий молчание С. Себякин — единоросс; перешедшая в «Единую Россию» из КПРФ Р. Дубровская; член фракции КПРФ беспартийный С. Ступин; получивший выговор по партийной линии член фракции КПРФ А. Левковский; и исключенный из КПРФ член фракции КПРФ М. Верижников. Но этого все равно оказалось мало. Четверо депутатов воздержалось.

Похоже, что у члена КПРФ губернатора В. Потомского проблема. И не только с кадрами, но и с идеологией.

С. Заруднев.

самые читаемые за месяц