Красная строка № 39 (220) от 14 декабря 2012 года

«Пока последний фашистский гад не будет уничтожен…»

В левом верхнем углу тонкого полотняного лоскута проставлен, теперь уже изрядно выцветший, штамп: «С.С.С.Р. Народный Комиссариат Внутренних Дел. Управление НКВД по Орловской области». И дата: «20 августа 1942 г.».

Текст гласит:
«Удостоверение. Выдано настоящее тов. Засухину Василию Алексеевичу в том, что он командируется со специальным заданием в тыл врага.
Просьба к советским гражданам и командирам партизанских отрядов, находящимся на временно оккупированной немцами территории, оказывать тов. Засухину всемерную поддержку.
Что и удостоверяется.
Начальник штаба партиз. движения Брянск. фронта — ст. майор гос. безопасн.: Матвеев.
Нач. Упр. НКВД по Орл. обл. майор гос. безопасности: Фирсанов».

Текст заверен такими же поблекшими от времени печатями и подписями.

Такова была в те годы общая практика — подобными документами снабжали советских чекистов, разведчиков, подпольщиков, засылаемых в тыл к фашистам. Тряпичное удостоверение зашивали под подкладку одежды, где оно не прощупывалось и не шуршало.

Во время войны это было обычным делом, но сегодня, спустя семьдесят лет, такие документы стали уникальными экспонатами музеев воинской и партизанской славы.

В канун 95-летия органов государственной безопасности России совет ветеранов Управления ФСБ по Орловской области организовал встречу с родственниками чекистов, в разные годы служивших Родине на орловской земле. Среди гостей была и Людмила Васильевна Засухина — дочь одного из тех боевых офицеров, чьими именами можно по праву гордится. Она-то и передала в дар музею управления это самое полотняное удостоверение своего отца, его орден, личную авторучку и тетрадь с рукописным текстом под названием «Партизаны Орловщины в период Великой Отечественной войны».

Василий Алексеевич Засухин встретил войну в Брестской области, будучи сотрудником тамошнего Управления НКГБ. Жена его погибла, старшей дочери пришлось пережить все невзгоды оккупированного Бреста, а двое сыновей были угнаны в Германию. Сам же Василий Алексеевич воевал в составе партизанского отряда, пробивавшегося к своим. Перейти линию фронта удалось лишь недалеко от Тулы.

А в 1942 году В. А. Засухин был назначен начальником 1 отделения 4 отдела УНКВД по Орловской области. Говоря общепонятным языком, 4 отдел занимался разведывательно-диверсионной работой. В этом качестве Засухина и направляли для выполнения специальных заданий в тыл врага.

Всё это уже достаточно подробно описано в различных книгах, в том числе — в объемном сборнике «На страже государственной безопасности. Органы ВЧК-КГБ-ФСБ на Орловщине», изданном в самом конце 2007 года в канун 90-летия органов госбезопасности страны. Эта книга, кстати, увидела свет во многом благодаря полковнику в отставке Ю. Н. Балакину и нашему агентству «Красная строка».

В тетрадке же В. А. Засухина, подаренной музею Управления ФСБ, написан текст выступления для какого-то торжественного мероприятия в преддверии 16-й годовщины освобождения Орла и области от немецко-фашистских захватчиков, то есть, получается, в 1959 году. В то время Василий Алексеевич уже был уволен в запас по болезни, однако активно участвовал, как говорили в прежние годы, в общественной жизни и военно-патриотическом воспитании.

Записи не содержат какой-нибудь принципиально новой информации, но в любом случае эти строки были написаны рукой русского человека, прошедшего войну, офицера-чекиста, на любом посту самоотверженно служившего Родине. Предлагаем вашему вниманию выдержки из них.

* * *
«В невероятно трудных условиях готовились в тылу врага боевые кадры. 25/VII-1942 г. был первый выпуск 135 диверсантов и 50 инструкторов диверсионного дела. Это был костяк диверсионных групп партизанских отрядов. А всего было подготовлено 400 подрывников.

В первые же дни оккупации районов Орловской области партизаны дали о себе знать как грозная сила мести врагу. Так,

19/XII-41 г. Жуковский п/отряд совершил смелый налет на аэродром немцев в районе дер. Алсуфьево. Приняв партизан за действующие войска Советской Армии, в панике немцы сами сожгли 13 транспортных самолетов и 4 бомбардировщика — и разбежались.

30/XII-41 г. партизанский отряд под командованием Рябка из засады около дер. Старь уничтожил 35 немецких летчиков, ехавших на автомашине. Взяты трофеи — 2 пулемета, 5 автоматов, 18 винтовок, 2000 патронов и т. д.

В этот же период брасовские партизаны сделали налет на окружной центр п. Локоть, разгромили гарнизон немцев и полиции, уничтожили первого бургомистра Воскобойникова…

Мы все помним тревожные дни осени 1941 г., когда армии врага находились у стен столицы нашей Родины — Москвы. Геббельсовская пропаганда, надрываясь, на всех углах оккупированных районов кричала о падении Москвы, Ленинграда. Будучи в это время в глубоком тылу врага, мне приходилось (так в тексте. — «КС») наблюдать празднования немцев по случаю падения Москвы.

В это время орловские партизаны клялись Родине бить врага до последнего дыхания. Эта клятва выражена в присяге из 6 пунктов:

«Я, гражданин великого Советского Союза, верный сын героического русского народа, клянусь, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашистский гад на нашей земле не будет уничтожен…».

…[По отношению к мирному населению, оказывавшему помощь партизанам, немцы] применяли угрозы, шантаж, террор, системы заложников.

1. В районе д. Смолиж за связь с партизанами было расстреляно и вырезано 60 семей.

2. В районе д. Воловня немцы закололи штыками 35 женщин и детей.

3. В селе Борщево немцы схватили девушку, раздетую привязали к подводе и волокли по селу. Затем повесили на воротах собственного дома, а родителям запретили снимать труп.

4. В дер. Рессета Хвастовичского района немцы сожгли 64 дома, расстреляли 150 человек, среди них 90 детей и 52 женщины.

В Дмитровской тюрьме расстреляли группу заложников и т. п.

За убийство полицейского или старосты — расстрел 10 заложников. За один сожженный их дом сжигали 10 домов…

Следует отметить важную роль советской разведки в партизанских соединениях. Органы, выполнявшие функции разведки, были надежными и верными помощниками партийным организациям и командованию. Они оберегали чистоту партизанских отрядов, своевременно вылавливали фашистскую агентуру, снабжали командование Советской Армии и партизанских бригад достоверными разведывательными данными, облегчающими их боевые дела…

Правду писал в документе от 17/V-43 г. убитый партизанами генерал-лейтенант, командир 442 дивизии особого назначения Борнеман: «На протяжении полутора лет было предпринято несколько попыток наших войск, которые доходили до центральной части районов действия банд, но потом в течение 24—48 часов были отброшены обратно… [Наступление] никогда не приносило успеха, а только потери…».

…К моменту наступления нем­цев на Орловско-Курской дуге партизаны, после перенесенного тяжелого периода, восстановили свою былую мощь. С «Большой земли» каждую ночь доставлялась взрывчатка, по приказу Верховного командования партизанами Орловщины осуществлялась «Рельсовая война»… За короткий период (июль-август) партизаны истребили 7660 немецких солдат и офицеров, спущено под откос 82 эшелона и бронепоезд, уничтожено 20 танков, взорвано около 18 тыс. рельсов…

Сколько было радости и ликования у партизан и партизанок, когда 7 сентября 1943 г. встретились с доблестными войсками Советской Армии! Многие от радости не могли сдержать своих слез, обнимали и целовали бесстрашных советских воинов…».

* * *
Вечные вам память и слава, защитники Родины!

«Красная строка».

Лента новостей

самые читаемые за месяц