Право поступать по совести

«Не так давно министр А. Фурсенко подтвердил, что снижение уровня обучения в отечественной школе успешно осуществляется. 22 августа 2011 г. глава Министерства образования заявил, что «основная школа у нас провалена» («Комсомольская правда», 22.08.2011 г.). В другом интервью министр дал ясный ответ на вопрос, в каком направлении реформируют школу. Он заявил, что основной состав выпускников (цитирую!) «не должен рассуждать, он должен делать то, чему его научили, для получения конкретного результата». Таково откровение государственного троглодита».

Это цитата из статьи В. Троицкого, доктора наук, члена-корреспондента РАН, сотрудника института мировой литературы им. А. М. Горького. Сегодня, наверное, каждый из нас, родителей, у кого есть дети школьного возраста, испытывает если не явную, то смутную тревогу по поводу школы. Она преподносит сюрприз за сюрпризом, демонстрируя свое «обновление», «развитие», не внушая при этом никакой уверенности в будущем наших чад. И главный вопрос: какими они выйдут в жизнь, получив среднее образование? Есть и еще один момент тревоги. А именно — острое ощущение, что каждый день после школы нужно дорабатывать, довоспитывать своих детей, что-то объяснять им про жизнь, про добро и зло, про наших предков, про национальные идеалы, потому что в школе об этом просто не говорят, не успевают.

Смутные дилетантские ощущения подтверждаются специалистами. «Катастрофическое снижение владения родной речью в школе, — пишет В. Троицкий, — фактическое удаление мировоззренческой составляющей из школьного дела (пресловутая деидеологизация, то есть, по-русски, — обессмысливание: идея — это мысль), внедрение в школьный оборот пустопорожних «обманных» понятий, не поддержанных точным и ясным, реальным и достоверным смыслом («мировое сообщество», «мировой опыт», «права человека», «свобода», «правовое государство» и проч.), практическая десоциологизация (опора не на личность, а на человеческую особь), дефундаментализация, дегуманитаризация, денационализация значительной части образования, наконец, всесторонняя незащищённость школы от разрушительной, нередко откровенно враждебной информационной агрессии — поставили сторонников созидательной, здоровой школы в крайне тяжёлые условия. Широкое и непродуктивное внедрение тестирования (в частности, ЕГЭ), ранний переход на компьютерные технологии, перестройка программ по преимущественно вредному принципу «опережающего обучения» — привели к ослаблению аналитических способностей, снижению интереса и любви к знаниям, к фактическому отупению заметной части школьников и к постепенной деградации творческого потенциала значительной части учащихся».

Давно замечено, что страшна не откровенная ложь, а ложь, смешанная с правдой. В такой мутной воде и происходят манипуляции сознанием. Вот характерный пример. Правительство и президент сделали широкий жест навстречу Русской православной церкви и патриотической, скажем так, общественности: решено вернуть ту самую «мировоззренческую составляющую» в образование. После двухгодичного эксперимента в двадцати регионах России, с сентября 2012 года в школьном расписании появится обязательный новый предмет — «Основы религиозных культур и светской этики». Все рукоплещут. Но компромисс (или уловка?) в том, что кроме «Основ православной культуры» в нем еще пять модулей. Родителям предоставляется право выбирать любой. Как же без выбора в условиях либеральной демократии! Но мы-то уже знаем, как лукавы выборы.

Вот что пишет, например, наш земляк, поэт и публицист, секретарь Союза писателей РФ Алексей Шорохов: «Согласно договоренности министра образования РФ Андрея Фурсенко и его израильского коллеги Гидеона Саара, в программу школьных курсов истории вводятся особые часы, посвященные изучению «холокоста», а в Единый государственный экзамен по истории — десять вопросов по нему. Вводятся одновременно с «Основами религиозных культур».

Для чего это делается? Ведь тема «холокоста» раскрыта в действующих учебниках. (Алексашкина Л. Н. «Новейшая история» для 9 класса, стр. 128—130; Улунян А. А. «Новейшая история» для 11 класса, стр. 146; Загладин Н. В. и др. «История России. XX — начало XXI века» для 11 класса, стр. 260—261, и много где еще). Сверх того об уничтожении евреев на оккупированных территориях СССР говорится отдельно в ряде учебников в главах про Великую Отечественную войну. Но здесь неслучайна оговорка: «одновременно с «Основами религиозных культур»…» Дело в том, что понятие «холокоста» на Западе уже давно приобрело именно религиозное значение. И точно так же, как отрицание искупительной жертвы Христа в Средневековой Европе влекло за собой уголовное наказание (вплоть до смертной казни), в Европе постхристианской отрицание «холокоста» (или даже использование научно обоснованного, а не мифологизированного числа его жертв) карается уголовным наказанием и реальным тюремным сроком.

В полном соответствии с духом «новой религии» современные еврейские богословы уже без обиняков утверждают, что «жертва холокоста отменяет жертву Христа». А такое заявление в стране, где 80% населения относят себя к православной культурной традиции, мягко говоря, попахивает.

Интересно и то, что насильственное приобщение российских школьников к антихристианскому контексту происходит при самой действенной поддержке фонда «Холокост» во главе с бывшим депутатом Думы от гайдаровского «Демвыбора России» и нынешним членом Общественной палаты Аллой Гербер.

Именно фондом Гербер и фурсенковской Академией повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования в целях углубления преподавания этой темы для директоров школ, завучей и учителей разработана специальная программа «Уроки по теме Холокоста. Путь к толерантности». Программа рассчитана на 72 часа.

Поскольку история — предмет обязательный, школьникам увильнуть от новых уроков не удастся. Но что характерно, либеральная общественность, ещё совсем недавно бурно протестовавшая против внедрения в школы «Основ православной культуры», на сей раз довольно помалкивает».

А либеральная общественность удовлетворена: «Основы православной культуры» в ходе эксперимента выбрали, по официальной статистике, только 30 процентов учащихся. При этом «нейтральные» курсы — «Светскую этику» (по существу — атеистический курс) и «Основы мировых религиозных культур» (обо всем понемногу) якобы предпочли соответственно 42 и 18 процентов участников эксперимента. Либеральная общественность потирает руки: вот видите, мол, 60 процентов школьников и их родителей не хотят вашего православия и вообще никакой религии.

Но, во-первых, это еще большой вопрос — как получились такие данные? Может быть, прав дьякон Андрей Кураев, уже не раз писавший о том, что в ходе эксперимента выбирали не родители с детьми, а директора школ и чиновники от образования? Скорее всего, здесь опять ложь и правда смешались, потому-то так страшно. Нам подсказывают, как выбирать, а мы поддаемся. Потому что уже до смерти запуганы заклинаниями о «многонациональности» и «многоконфессиональности» России. Правда же состоит в том, что даже согласно результатам последней переписи населения самым многочисленным народом после русского в нашей стране являются российские татары — 3,87 процента. Вся остальная «многонациональность» и «многоконфессиональность» представлена еще меньшими цифрами. И вот в этих-то условиях титульная нация (80,64 процента) отказывается от изучения основ своей христианской религиозной культуры под аплодисменты манипуляторов. Мы отказываемся от формирования традиционного рус­ского православного мировоззрения в сознании своих детей, только чтобы не обидеть даже не мусульман, буддистов или иудеев, а каких-то единичных сектантов. Ну и, конечно же, чтобы не прослыть косными и отсталыми в глазах «передовой общественности»! А что же получается на деле? Мы утрачиваем лицо, превращаемся из народа в биомассу и буквально теряем уважение национальных меньшинств, живущих с нами в одних государственных границах. Кому-то это на руку, разумеется! Но сколько же можно оставаться в дураках?

«Напомню, кстати, — пишет В. Троицкий, — что бывший президент России за год до оставления им своего президентского поста вспомнил о русском народе и даже заявил, что «особое внимание должно уделяться русской культуре». Но, указывая на лучшие черты русского характера, он не назвал основных из них. Значит, бывший глава страны либо не представляет отчётливо важнейших черт возглавлявшегося им народа, либо — сознательно о том умалчивает по каким-то психолого-политическим соображениям. Но такое умолчание — политически пагубно не только для русского народа, о котором он наконец-то вспомнил. Без указания главных черт государствообразующего народа — неизбежны ложные политические выводы (оглашённые и неоглашённые) о том, «как обустроить Россию». Что же сказал и о чём «забыл» сказать президент? Среди лучших черт русского народа он упомянул «терпимость, отзывчивость, умение уживаться вместе с соседями, строить совместное государство, уверенность в себе». И всё.

Президент забыл сказать, что главные черты русского народа и русской культуры — это органическое стремление к правде, то есть глубинная совестливость, сострадание, милосердие, целомудрие и вера в неизбежную победу добра и справедливости. Упомянутые «упущения» приводят к ложным выводам — к «подстановкам» понятий, к политике диверсий и непротивления в ведущейся необъявленной войне против России и русского народа. Так, всякое разумное и справедливое действие в защиту начал, присущих русскому духу, нарочито истолковывают как нечто противоречащее… свободе. На попытки защитить правду и справедливость — говорят: вы же умеете терпеть — так потерпите».

Тем не менее, манипуляторы общественным сознанием, сами того не желая, дают нам шанс вернуть себе национальное самосознание и наполнить образование наших детей мировоззренческими смыслами. Когда вас пригласят на родительское собрание в школу и предложат выбрать что-то из шести модулей нового курса «Основы религиозных культур и светской этики», не поддавайтесь на аргументы типа: «Учтите, у нас в трех классах пять адвентистов!» Делайте выбор в интересах своих крещеных в православии детей! У вас есть такое право.

Андрей Грядунов.
(По материалам
«Русской народной линии»).

самые читаемые за месяц