Красная строка № 15 (321) от 24 апреля 2015 года

«Приближали, как могли…»

С нашим прошлым — беда. То его покрывали таким слоем «идейного» глянца, что сквозь него живые лица было невозможно различить, то залили потоками помоев и нечистот, которые должны доказывать, будто у «такого» народа и «такой» страны прошлого вообще не может быть — только бесконечные грязь, рабство и мракобесие. История Великой Отечественной войны в этом смысле — особенно показательный пример. Советская Победа стала такой вершиной героизма и духа, путеводной звездой такой яркости, что именно её и пытаются принизить, умалить и очернить — причём, с изощренностью, упорством и ненавистью, в которых отчетливо ощущается нечто потустороннее, инфернальное.

А жизнь — она, странным образом, одновременно и проще, и трагичнее, и величественнее. Именно поэтому сегодня, продолжая цикл публикаций, основанных на рассекреченных материалах Управления ФСБ РФ по Орловской области, мы и решили на простых, повседневных примерах показать, как это было на самом деле, то есть не отыскивая в архивных делах что-то особо героическое, из ряда вон выходящее, не пытаясь вырвать какие-то события из контекста времени, сгладить или, наоборот, выпятить нечто в соответствии со своими политическими предпочтениями — это просто будни фронтовой Орловщины 1943 года в документах Управления НКВД (с некоторыми редакционными комментариями, конечно). (Предыдущие публикации цикла: «Нашествие. Начало», «КС» № 10 от 20 марта 2015 г.; «Тени исчезают в полдень», № 12 от 3 апреля 2012 г.; «Опираясь на агентуру и антисоветские элементы…», № 14 от 17 апреля 2015 г.).

Прежде всего — фронт. Совершенно секретная докладная записка «О «Туркестанском» легионе» № 09/178 от 12 февраля 1943 года за подписью начальника УНКВД Фирсанова. «После взятия частями Красной Армии ст. Касторное, с лини фронта на сборный пункт поступила группа численность 300 человек бывших военнослужащих РККА, побывавших во вражеском плену и окружении, собранных частями Красной Армии.

Оперативные работники УНКВД, направленные на сборный пункт для фильтрации прибывших окруженцев, из числа их немедленно подобрали агентуру. Через агентуру было установлено, что в числе этой группы находятся лица, которые состояли в специально организованном немцами «Туркестанском» легионе и с оружием в руках боролись против Красной Армии на линии фронта. На основании этих данных мы произвели аресты отдельных лиц, допросом которых установили и арестовали участников «Туркестанского» легиона в количестве 46 человек, выдававших себя за обычных военнопленных, находящихся в Касторненском лагере.

…Установлено, что немецкое командование в июле и августе 1942 года из различных лагерей военнопленных, расположенных в пунктах гг. Гамбург, Сувалки, Ковель, Рига и др., произвело отбор военнопленных, происходящих из среднеазиатских республик (таджики, казахи, киргизы и т. д.), направило их под Варшаву (ст. Легионово, неточно) и организовало «Туркестанский» легион в составе 12 рот.

…Среди солдат проводилась учёба по строевой подготовке, стрельбе и тактике ведения боя, которой руководили немецкие офицеры. При каждой роте в качестве «политических» руководителей были назначены муллы, которые с первых дней организации легиона выступали с обращениями к пленным, что «…25 лет вы не имели возможности свободно молиться и не молились, и поэтому, если и испытывали трудности в немецких лагерях, то вы заслужили этого», что «немцы действительно высшая раса и мы обязаны им подчиняться». Всем вступившим в легион было приказано молиться богу, и каждую пятницу их строем водили в мечеть на моление. Пытавшиеся избегать этого подвергались наказанию. В целях воспитания солдат легиона в религиозном духе, среди них распространялись всевозможные религиозные книги, которые, как показывают участники легиона, выписываются из Турции старшим муллой, проживающим в городе Варшаве.

…В конце июля 1942 года под Варшаву в «Туркестанский» легион приезжал некий Вали-Каймхан, отрекомендовавший себя представителем туркестанского правительства при немцах, который неоднократно выступал с призывом к пленным о вступлении в легион, заявляя, что «в Советском Союзе туркестанские народы 25 лет находятся под властью евреев и русских большевиков»; что «мы совместно с немцами должны вести борьбу с Красной Армией»; что после победы немцы помогут создать отдельное туркестанское правительство, во главе которого должен стать якобы он, Вали-Каймхан.

…На линию фронта в район Землянска батальон прибыл 26-го января 1943 года, а на другой день по приказу немецкого командира отступил к ст. Касторное, где и был пленён частями Красной Армии».

Обратите внимание, как нацисты пытались использовать национальный и религиозный факторы и насколько это схоже с тем, например, что «проповедуют» необандеровцы на сегодняшней Украине. Замените лишь слово «немцы» на «американцы»… Воистину нет ничего нового под луной, да только уроки истории многим не пошли впрок.

Тем временем за линией фронта в тяжелейших условиях идёт партизанская война против оккупантов. 21 марта 1943 года начальник Управления НКВД по Орловской области направляет секретарю обкома ВКП(б) тов. Матвееву совершенно секретное спецсообщение № 029/316 — очередное, одно из многих: «В январе 1943 года немецкое командование из населенных пунктов Выгонического района выслало все семьи партизан (около 400 человек) в лес, поставив перед ними задачу возвратить своих мужей из партизанских отрядов в сёла для мирной работы.

Командование бригады этих членов семей расселило в 10 километрах от лагеря партизан, однако это население совершенно не имеет продуктов питания. Командование бригады иногда выделяет по 100-150 грамм хлеба, других продуктов нет. В результате отсутствия продуктов несколько десятков человек опухли, лежат без движения и остальные жители находятся на грани этого.

Это обстоятельство очень отрицательно сказывается на партизанах, родственники которых оказались в таком тяжёлом положении… Сообщая об изложенном, прошу обсудить вопрос об оказании помощи этому населению».

Не ослабляли орловские чекисты собственно разведывательную и контрразведывательную работу.

«Совершенно секретно. Начальнику Штаба партизанского движения на Центральном фронте тов. Матвееву. Спецсообщение № 029/541 от 23 мая 1943 г.

22-го мая 1943 года к нам поступили агентурные данные о том, что немецкая контрразведка, действующая в г. Орджоникидзеграде, намечает в ближайшее время перебросить в партизанскую бригаду Героя Советского Союза тов. Дука двух агентов-террористов с заданием убить тов. Дука. Подготавливаемые для этой цели террористы, фамилии которых пока не выяснены, являются быв. партизанами бригады т. Орлова, взятые немцами в плен в дер. Гришина Слободка в марте 1943 года.

Немцы намечают перебросить этих агентов-террористов по легенде, что они следуют из партизанской бригады тов. Корбут на связь с тов. Дука.

Нами даны телеграфные распоряжения оперативным чекистским группам тт. Рашкевича и Силова о немедленном принятии мер к поимке террористов и ограждению тов. Дука от готовящегося покушения.

Начальник Управления НКГБ по Орловской области майор госбезопасности Домарёв. Начальник 4 отдела УН­КГБ о/о майор госбезопасности Си­до­ров».

Продолжалась также постоянная, повседневная работа по организации и руководству партизанским движением. Причем, что характерно, и рядовые сотрудники, и руководство на вещи смотрели реально, проблемы и трудности не скрывали и победных реляций друг другу не слали. Так, оперативный уполномоченный 1 отделения особого отдела НКВД Брянского фронта младший лейтенант госбезопасности Тупицын 5 февраля 1943 года докладывал руководству: «Довожу до Вашего сведения, что несмотря на ряд положительных моментов в деле организации партизанского движения, в работе штаба партизанского движения на Брянском фронте наличествуют серьезные недочеты, которые могут отразиться в плохую сторону в деле успешного проведения боевых операций партизанских отрядов и роста партизанского движения в тылу противника.

…Многие действующие партизанские отряды на важнейших военных и промышленных объектах противника имеют широкую агентурную сеть.

Ввиду слабого контроля и руководства агентурой и войсковой разведкой в партизанских отрядах разведотделом штаба партизанского движения (начальник разведотдела подполковник Зюряев) не всем партизанским отрядам даются конкретные задания по войсковой и агентурной разведке, зачастую полученные разведданные о противнике носят характер отрывочных сведений и, как правило, запаздывают. Поступив в штаб, наполовину уже теряют свою оперативную ценность и не дают возможности делать определенных выводов о противнике…».

Свою специфику на обстановку накладывал и тот факт, что на территории Орловской области в течение двух лет постоянно шли бои, так как проходила линия фронта Здесь же поэтому располагались и госпитали. 23 марта 1943 года Управление НКВД докладывало члену Военного Совета Центрального фронта тов. Пономаренко и секретарю Орловского обкома ВКП(б) тов. Матвееву, что «…установлен ряд недопустимых явлений в содержании и лечении раненых и больных бойцов и командиров Красной Армии… Военный комендант г. Ельца Белявский не уделяет внимания своевременной госпитализации раненых и не знает, в каком состоянии они содержатся в госпиталях».

Или вот другой пример на ту же тему. Информация «О фактах членовредительства медицинскими работниками» № 030/20 от 6 января 1943 года: «В апреле месяце 1942 года после болезни тифа к себе на родину в с. Паниковец, Елецкого района, в месячный отпуск прибыл Кузнецов Ф. Д. В целях уклонения от дальнейшей службы, Кузнецов через г-ку Матюхину входит в преступную связь с врачом-терапевтом Елецкой поликлиники Петровой, которая за взятку произвела Кузнецову укол в ногу с впрыскиванием под кожу специального раствора, который вызывает заболевание ноги; на основании этого Кузнецов получил дополнительное освобождение.

Дальше Кузнецов входит в преступную связь с врачом Елецкой поликлиники Ростовцевой (членом военной медкомиссии), которая научила его, чтобы он на комиссии заявил о болезни почек. На основании этого заявления ему даётся направление для исследования мочи. По указанию Ростовцевой Кузнецов в мочу дополняет несколько белка из куриного яйца, что при анализе в лаборатории даёт показатель усиленной болезни почек, что явилось основанием для освобождения его от дальнейшей службы…».

Далее приводятся другие факты. Итог: «Вся эта группа преступников арестована войсками НКВД».

Война — войной, но жизнь продолжалась, хотя и была подчинена требованию «Всё для фронта, всё для победы!». Работали предприятия и организации, колхозы выращивали хлеб. В папках — документы о ходе сева в Становлянском, Долгоруковском, Елецком, Чибисовском, Волынском районах…

При этом правоохранительные органы не только шпионов и диверсантов ловили, но и охраняли социалистическую законность — в тогдашнем ее понимании, конечно. И в этих словах нет никакой иронии. Напротив, иной раз даже невольно подумаешь: сегодня бы так…

«Секретарю обкома ВКП(б) тов. Матвееву. Председателю исполкома облсовета депутатов трудящихся тов. Ромашину.

Проверкой поступившего на моё имя заявления установлено, что председатель Агромач-Полпенского с/совета, Чибисовского района, член партии Неделина издевательски относится к населению, и в частности к семьям фронтовиков, грубо выгоняет их из с/совета, оскорбляет их и даже избивает. Так…(приводятся примеры).

Весь материал проверки мною передаётся облпрокурору для предания суду Неделиной. Считаю, что Неделина подлежит немедленному отстранению от работы председателя с/совета.

Начальник Управления НКВД по Орловской области полковник государственной безопасности Фирсанов. 10 июня 1943 г.».

А сколь о многом говорит, например, записка начальника управления в бюро обкома ВКП(б) «О неудовлетворительном снабжении детприемников вещевым довольствием» от 2 апреля 1943 года! «В течение года (с февраля 1942 г. по март 1943 г.) через детские приёмники прошло 948 детей, большинство из них попадают в детприёмники без обуви и одежды.

Облторготдел и его система крайне неудовлетворительно снабжают детприёмники необходимым вещдовольствием, вследствие чего детприёмники оказываются в тяжелом положении и не могут направлять детишек по назначению.

Необходимые для детей продукты питания: молоко, творог, рыба, яйца почти совершенно не отпускаются детприёмнику.

Прошу решения бюро обкома ВКП(б) обязать облплан, облторготдел обеспечить отпуск необходимого вещдовольствия по заявкам детприёмников, в частности на 2 квартал 1943 г».

Это писалось не для пропаганды, не для показухи, не для публикации в газетах. Обычная рабочая переписка людей, занятых делом. Людей, заботившихся о других людях. Трудившихся, каждый на своём посту, ради общей победы.

А победа, шаг за шагом, приближалась. Советские войска с боями очищали от оккупантов страну в целом и Орловскую область, в частности. На освобожденных территориях надо было решать новые проблемы.

Вот докладная записка в обком № 019/1236 от 6 ноября 1943 года.

«Органами НКВД путём организации специальных групп из местного населения в районах, освобождённых от противника с июля 1943 г. по 1/XI-43 г. собрано на полях сражений вооружения:

1. Винтовок — 1990
2. Автоматов — 120
3. Противотанковых ружей — 20
4. Пулемётов — 40
5. Патронов — свыше 1 500 000
и другие виды вооружения.

Однако на полях сражений в ряде районов имеются минированные поля, штабеля мин, штабеля снарядов и даже целые склады боеприпасов, брошенные немцами (Дятьковский район)…

Полагал бы:

1. По линии военкомата в порядке мобилизации старших возрастов образовать в каждом районе роту, обучить её о порядке обращения со снарядами и минами и силами этих рот свезти эти боеприпасы в каждом районе в один склад.

2. Поставить вопрос перед Орловским военным округом организовать вывоз штабелей боеприпасов, снарядов и мин на заводы или интендантские склады».

Ну и, конечно, главный бич только что освобожденных территорий — бандитизм. 29 октября 1943 начальник Управления НКВД Фирсанов направляет в обком докладную записку № 030/1180 «О бандпроявлениях на территории Орловской области. За период август-октябрь месяцы 1943 г.».

«Органами Управления НКВД Орловской области за период август-октябрь месяцы 1943 года вскрыто и ликвидировано 49 бандформирований с общим количеством участников в них 346 чел.

Бандгруппы, в большинстве своём вооружённые огнестрельным автоматическим оружием, терроризировали население, производили незаконные обыска, отбирали скот, носильные вещи, деньги, продукты питания, применяя к сопротивляющимся гражданам оружие и физические меры воздействия. Вымогали у населения спиртные напитки, приставали к женщинам, принуждая их к сожительству. Будучи в опьянённом состоянии, разъезжали по населённым пунктам и производили бесцельные выстрелы».

Далее информация разделена на четыре части: «1. О бандитских действиях под видом работников органов НКВД. 2. Бандитские действия, производимые дезертирами Красной Армии. 3. О бандитских действиях со стороны бывших немецких ставленников и изменников Родины. 4. Бандитские действия бывших партизан». То есть, как видите, всякое бывало…

Примеры: «18 сентября 1943 года Трубчевским РО НКВД получено сообщение от агента «Василий» о том, что в село Селище Трубчевского района большая группа бывших полицейских, старост и других пособников врага, бежавших с немцами, вернулись обратно и во главе с бывшим старшим полицейским Давыдовым заготавливают продукты питания с целью уйти в леса и вести борьбу против органов Советской власти.

Установив через посредство агента «Василий» время и место, когда и куда имеют намерение скрыться указанные лица, работники РО НКВД совместно с войсками НКВД местного гарнизона организовали в ночь с 21 на 22 сентября засаду на предполагаемом пути движения немецких ставленников и всех их в количестве 22 человек задержали. Все задержанные оказались предателями, активно помогавшими врагу.

У задержанных изъяли 12 винтовок с боевыми патронами и много продуктов питания.

…7 октября 1943 года на территории Хотынецкого района появился неизвестный в форме военнослужащего, который встретив проезжающего на лошади по направлению села Ильин­ское колхозника Заикина, избил последнего до потери сознания, выбросил из повозки… и поехал в сторону села Хотынец, где пришёл в дом к гр-ке Иваниной и, называя себя начальником уголовного розыска, стал требовать спиртных напитков, но получив отказ, нанёс Иваниной удары кулаком по лицу, и оскорбляя последнюю нецензурными словами, вышел из дома.

Принятыми мерами неизвестный был разыскан и задержан Хотынецким РО НКВД в тот же вечер, который оказался (так в тексте. — Ю. Л.):

Комаров Куприян Егорович, мл. лейтенант, командир взвода эвакороты № 71, дислоцирующейся на территории Знаменского района Орловской области.

При задержании у Комарова изъят револьвер системы «Наган».

…Кроме того, по имеющимся в Управлении НКВД Орловской области данным, бывшие немецкие ставленники: бургомистр села Навля — Пищенко, пристав Клинцовской полиции — Никитин, начальник Гордеевской полиции — Шкляр, бургомистр Гордеевского района — Грек, начальник стана полицейских Великоборской волостной управы — Кирсанов, командир взвода «власовской армии» — Фетисов, скрываются в брянских лесах и создают бандгруппы на территории районов: Жиздринского, Клинцовского, Навлинского, Гордеевского, Красногорского из числа полицейских, солдат «власовской армии» и прочих немецких пособников и изменников Родины.

Усиливаем агентурно-оперативную работу по очищению территории Орловской области и особенно западных — лесных районов от банддезертирствующего элемента». До Победы оставалось чуть более полутора лет…

Подготовил Юрий Лебёдкин.
(Продолжение следует).

Лента новостей

самые читаемые за месяц