Красная строка № 39 (305) от 19 декабря 2014 года

Приемы против топора

В Орле горожане потребовали остановить вырубку деревьев в старейшем парке страны.
«Происходит уничтожение городского сада — парка культуры и отдыха, являющегося памятником архитектуры и градостроительства регионального значения. Под предлогом ликвидации «аварийных» деревьев намечено уничтожение всего основного исторического массива», — с таких слов начинается обращение к губернатору Вадиму Потомскому. Под ним — десятки подписей.

Щепки летят

Скандалы вспыхивают вокруг парка периодически, раз в несколько лет. То часть земли в заповедной зоне перешла в частные руки, и как ни кричали горожане «Караул!», в них и осталась. То развлекательный центр стихийно построили, а после — стихийно закрыли, так как он то ли треснул, то ли перестал отвечать каким-то нормам. В 2009-м власти предложили разделить парк на функциональные зоны, и одну отдать под платные парковки. Горожане не позволили, и вот новая история. Боятся люди, что в парке вырастут «шалманы».

Для многих больнее не то, что снесли уже 22 дерева, а то, что сделали это «по-тихому». Весть разнесли случайные свидетели, на место заспешили уважаемые люди. Рабочие хмуро отмахивались от вопросов, знать не знаем, нам велели, мы сделали. Только что назначенный директор парка и бригадир сослались на акт, по которому деревья признаны аварийными. Позже его показали. Акт подписан в основном чиновниками. И вновь вопрос: разве обследовать деревья — дело чиновников?

— Вырубка началась без проведения историко-культурной экспертизы, — говорит сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта Валерий Савин.

— А ведь вековые деревья составляют основу парка. Вырубка большого числа насаждений нанесет ему непо­правимый вред. Диаметр некоторых пней позволяет говорить об утрате деревьев, что сохранились с момента закладки парка.

Заложили же его в конце 1822 года по инициативе гражданского губернатора Николая Шредера. Открытие горсада состоялось 1 мая 1823 года. Парком он стал после Великой Отечественной войны, когда построили каменную лестницу, беседки, колоннаду, киноконцертный зал, танцплощадку и фонтан. Более полувека назад он получил статус особо охраняемой территории историко-культурного назначения. В 1993 году парк поставили на охрану как памятник архитектуры и градостроительства.

Словом, не деревья там, а элементы памятника. Иначе, возможно, снесли бы их еще в лихие 1990-е. По закону, работать с памятником архитектуры вправе лишь организация, имеющая реставрационную лицензию. Демонтажные работы — а вырубка деревьев, как ни крути, демонтаж — должны пройти государственную историко-культурную экспертизу. В данном случае элементы памятника — просто как сухостой — снесли работники муниципального предприятия, занимающегося… озеленением города.

Черные метки

Активисты ОНФ задокументировали факт вырубки и призвали ее остановить. Власти прислушались к ним. Однако вырубка пока лишь приостановлена. В мэрии настаивают: аварийные деревья небезопасны, их давно пора спилить, просто денег не хватало. А недавно вот нашли 700 тысяч рублей. Снова сомнения: и это в конце года, когда каждая копейка на счету? Неужели угроза так велика?

— Решение о выделении средств и выполнении работ по выпиловке аварийных деревьев было принято на сессии горсовета, — объяснил орловский сити-менеджер Михаил Берников. — Некоторые из них угрожают жизни и здоровью граждан, нависли над проводами. Мы обязаны реагировать.

Он отметил, что ежегодно спиливается немало аварийных деревьев. А еще туманно сослался на недоразумение. Мол, экс-директор парка, видимо, не так кого-то понял и пометил краской не только аварийные, но и здоровые деревья. «Это породило обеспокоенность граждан, — сказал Михаил Берников. — Было решено собрать комиссию и четко определить, какие именно деревья будут выпиливаться».

Однако волнения не улеглись. Людей удивляет то, что деревья сносят, но не пытаются лечить. Существуют ведь правила ухода. А для мемориальных деревьев придумана научная реставрация.

Неизбежность демонтажа должна быть подтверждена исследованиями и положительным заключением не менее чем трех госэкспертов по памятникам архитектуры», — считают авторы обращения.

— В наших музеях и парках нет должностей штатного дендролога, — говорит зампредседателя Общественного совета по сохранению историко-культурного и природного наследия Орловской области Илья Кушелев. — А ведь они должны следить за историческими деревьями, профессионально ухаживать за ними. Зато есть должности юристов-методистов, следящих за проявлениями гражданской нравственности.

По его словам, комиссии, как правило, не ставят вопрос о сохранении дерева, а выносят ему «приговор». Проблему видят лишь в том, где найти средства. Но и ее научились решать. Достаточно убедить депутатов в том, что упавший сук может раздавить прохожего. Убедишь — выделят средства. Специалисты же говорят, что реставрация не требует больших затрат, с ней справится даже садовник.

В мэрии настаивают: аварийные деревья небезопасны, их давно пора спилить, просто денег не хватало.

— Дупло, например, элементарно очищается от гнили, обрабатывается антисептиком, а затем пломбируется, — говорит Илья Кушелев. — Полость заполняется битым кирпичом, цементом или строительной пеной. Затем его закрывают и маскируют под древесину, чтобы сохранить декоративные свойства. Есть и другие технологии, нехитрые и не дорогостоящие, но продлевающие срок жизни старому дереву.

Словом, снос — мера радикальная. Но, похоже, в Орле ее постепенно принимают на вооружение.

Дубы, клены и липы

История с парком, возможно, вызвала бы меньший резонанс, если бы краеведы не сражались и за другие мемориальные дубы, клены и липы. Массовая вырубка привлекла общественное внимание. Но в городе происходит и «точечная селекция», о чем знают единицы. Например, недавно были спилены деревья, росшие в музейных усадьбах. Краеведы забили тревогу, против выступили чиновники, надзорные органы отстранились. Кто прав, кто виноват — неясно, а дубов, кленов и лип уже нет.

— Аварийные деревья, представляющие угрозу жизни и здоровью граждан, несомненно, надо сносить, — считает Валерий Савин. — Но все надо делать по закону, проводить экспертизу, получать согласование. В последние годы Орел потерял несколько уникальных объектов. Будем стараться, чтобы горпарк не пополнил «черный список».

Власти обещают весной высадить в нем саженцы. Только деревья эти будут уже не «шредеревскими».

Лишили статуса

Наверное, споров было бы меньше, если бы власти сами не заложили «мину замедленного действия». Об этом, кстати, «РГ» предупреждала еще в 2008 году. Тогда был опубликован материал о достаточно спорном решении Коллегии Орловской области — существовал такой орган власти. Коллегиальным умом чиновники издали постановление, переписав список памятников природы регионального значения, утвержденный в 1996 году. Из 130 объектов вычеркнули 78.

Статуса были лишены усадьбы Дениса Давыдова, Ивана Тургенева, художника Шварца, а также известных российских деятелей — Мамонтова, Сумарокова, Хитрово, Шереметьева, Комаровского, князя Куракина и других. Что такое памятник природы? Им может быть даже дерево, имеющее историческую ценность. Присутствие в перечне гарантирует ему охрану. Кроме того, региональные власти обязаны за ним следить, выделять средства на лечение.

Официально решение было продиктовано «упорядочением деятельности по организации и функционированию памятников регионального значения». Возможно, просто решили сэкономить. Но снятие статуса открыло путь застройке, а значит, и сносу. В прошлом году общественность призвала областные власти переписать постановление 2008 года и вернуть памятникам статус. Вопрос обсудили в верхах, перечень решили не менять. Так что «мина» не обезврежена.

Справка «РГ»
По мнению историков, в XIX веке горсад Орла был разделен на платную и бесплатную зоны, для богатых и бедных. В то время в нем насчитывалось около 15 тысяч деревьев и кустарников. Освещение в парке появилось в 1905 году, и то лишь в платной зоне. Считается, что с 1917 по 1922 годы в нем вырубили много деревьев, горожане растащили их на дрова для печек. В годы оккупации парк также пострадал, и после войны его реконструировали. Название «Парк культуры и отдыха», которое в ходу до сих пор, присвоили в 1952 году. А у входа в парк стоит скульптура с надписью: «Для увеселения и прогулок народа 1 мая 1823 года открыт городской сад».
Муниципальное учреждение культуры «Городской парк культуры и отдыха» занимает участок площадью 9,5 гектара в Совет­ском районе Орла. На его территории расположены: колоннада, фонтан, летняя эстрада, четыре заасфальтированные аллеи, лестница, ведущая к Оке, киноконцертный зал «Юбилейный», две ротонды, бильярдная, спортплощадка и 14 аттракционов
.

Денис Передельский.
«Российская газета — Неделя» (Центральная Россия) № 6555
от 11 декабря 2014 г.

Лента новостей

самые читаемые за месяц