Красная строка № 36 (302) от 28 ноября 2014 года

Пристройка слева

В Орле разразились несколько скандалов в сфере строитель­ства. Жители города и общественники уповают на вмешательство прокуратуры.

Скрыли за фасадом

О том, что у стен старинного здания универмага на площади Мира возводят основательную пристройку — добротное здание высотой в несколько этажей с металлическим каркасом, — в надзорный орган сообщили бдительные граждане. Прокуратура выяснила: работы ведутся в заповедной зоне, а значит, требуют согласования с горсоветом народных депутатов. Однако проект утвердила лишь горадминистрация.

Строительство приостановили, а сити-менеджеру Михаилу Берникову внесли представление об устранении нарушений. Их причиной, по мнению помощника прокурора Советского района Василия Воробьева, стало «пренебрежительное отношение должностных лиц администрации к своим обязанностям в сфере градостроительной деятельности, а также отсутствие надлежащего контроля за неукоснительным соблюдением закона».

Чиновники ответного слова пока не сказали. Прокурорское представление изучается, и не исключено, что администрация его оспорит. Однако в этой истории всплыл один примечательный факт. Дело в том, что уже много лет администрация вносит на согласование в горсовет проекты реконструкции фасадов зданий. Такие документы принимают в отношении домов-памятников, охраняемых государством. Депутаты были уверены, что утверждают проекты реконструкции всего здания, а теперь задумались: не происходила ли подмена понятий? Внимательнее вчитавшись в законы, народные избранники выяснили: согласование надо давать в отношении не фасадов, а всего архитектурного облика, поскольку под охраной находятся и многие другие элементы.

В прокуратуре региона корреспонденту «РГ» сообщили, что вопрос изучается, ему дадут правовую оценку. Что последует дальше, предугадать сложно. Если имела место подмена понятий, то многие документы могут признать недействующими. Что тогда делать с «реконструированными фасадами», счет которых идет на десятки?

Гусарам и не снилось

Другой спор касается судьбы пристройки к дому № 29 по улице Московской. В начале прошлого века в нем располагался штаб 51-го Черниговского драгунского полка (позже 17-го гусарского), шефом и командиром которого был великий князь Михаил Романов. Дом в XIX веке построил архитектор Ефимов. Впоследствии там размещался банк, а когда он лопнул, здание купил инженер-капитан Шиловский. А в 1896 году оно перешло в собственность городской управы и было отдано полку.

Еще в 1877 году архитектор Тибо-Бриньоль пристроил к дому выступающее правое крыло и якобы собирался создать такое же слева. Но там была расположена ротонда, которую управа не стала сносить, чтобы, как уверены исследователи, не нарушить авторские права Ефимова. Слева построили отдельный флигель и конюшни, на чьем месте теперь и развернулись работы.

Горожане обратились к обл­прокурору Ивану Полуэктову, попросив проверить законность сделки, в результате которой сквер у здания перешел к ООО. По мнению одного из авторов заявления, Владимира Иванова, участок нельзя было продавать, так как это земля общего пользования. Проверка уже началась, а кроме того, прокуратура обратилась в суд с требованием признать строительство незаконным. Ответчики называют работы «воссозданием объекта», хотя историки подчеркивают: левого крыла никогда и не существовало.

В официальном ответе за подписью начальника облуправления культуры и архивного дела Аллы Егоровой и вовсе сказано: «Строительство трехэтажного здания, ведущееся ООО.., не предусматривает проведение строительных работ… Таким образом, разрешение управления культуры и архивного дела на строительство не требуется».

Остается удивляться, как строительство может не предусматривать проведение строительных работ. Впрочем, мнения в этой ситуации высказываются самые разные.

«Главой администрации Орла выдано разрешение на рекон­струкцию объекта капитального строительства, — поясняет старший помощник прокурора Железнодорожного района Надежда Кудрявцева. — На самом деле, исходя из конструктивных проектных решений, пристраиваемое здание имеет соб­ственный фундамент и собственную стену по оси примыкания к существующему».

«Данное здание является именно реконструкцией, поскольку связь с существующим зданием имеется, — настаивает представитель ответчика — местного ООО, используя еще одну интересную формулировку: — Но связь запроектирована таким образом, что не затрагивает существующее здание».

Отметим, что застройщик одержал победу в райсуде, но прокуратура обжаловала решение и рассчитывает в итоге взять верх. В Орле уже был схожий спор, когда при аналогичных обстоятель­ствах прокуроры выиграли только в апелляционной инстанции.

С судом и следствием

Кстати, соответчиком в этом деле выступает горадминистрация, настаивающая на том, что стройка — вернее, «реконструкция» — законна. О снесенной ныне ротонде власти говорят, что она была построена лишь 20 лет назад. До этого ее якобы то ликвидировали, то снова пристраивали, словом, культурной и исторической ценности она будто бы не имела.

Чтобы уточнить эту информацию, корреспондент «РГ» поднял архивные документы. Ротонда, которую «то сносили, то строили», присутствует на всех ген­планах Орла, а также поэтажных планах здания, начиная с 1947 года. Более ранних документов найти не удалось, но это не важно. По закону, со дня постройки должно пройти не менее 45 лет, чтобы признать объект памятником и поставить на охрану. Ротонда под этот критерий подходит.

Кстати, обнаружился и еще один любопытный факт. В 2013 году проектная организация разработала очередную схему генплана Орла. На ней сквер отнесен к зоне перспективного строительства, а ротонды нет вообще, хотя тогда она еще стояла. Значит, судьба объекта была предрешена?

Такого рода споров в Орле становится все больше. Например, несколько лет назад прокуратура вступилась за жильцов многоквартирного дома по улице Комсомольской, перед окнами которого предприниматель начал возводить торговый центр. По решению суда стройку остановили, так как велась она в сквере, переданном градоначальником под застройку. Бизнесмен успел возвести лишь один этаж. В итоге этот объект так и стоит, обнесенный забором, — здесь теперь ни сквера, ни торгового центра.

На улице Полесской другой предприниматель возвел дом в девять уровней. Разрешение же ему давали на пятиэтажку с парковкой. Муниципалитет потребовал в суде признать высотку самостроем и снести лишние этажи. Ответчик оспорил решение в апелляционном суде в Воронеже, где вопрос поставили по-другому: представляет ли здание угрозу для окружающих? Поскольку эксперт дал отрицательный ответ, бизнесмен выиграл. Теперь уже мэрия подала апелляцию в вышестоящую инстанцию, но практика показывает, что суды обычно узаконивают самострои, которые не создают угрозу жителям.

Аналогична ситуация на улице 60 лет Октября, где возводят очередной торговый центр. Суд приостановил строительство до тех пор, пока не будет рассмотрен иск администрации о признании здания самостроем. Процесс идет, но строение, несмотря на запретительные меры, прирастает. Словом, хотя борьба с самовольной застройкой в Орле, казалось бы, ведется, город первого салюта неумолимо меняет облик.

Денис Передельский.

Опубликовано в «РГ»
(Экономика
Центрального округа)
№ 6540 от 25 ноября 2014 г.

самые читаемые за месяц